Знаете, у кого в Беларуси самая незавидная судьба? У тех, кто вынужден ухаживать за своими стариками

Боль • Ольга Родионова
Омар Хайям считал, что цивилизованность общества определяется его отношением к детям, женщинам и старикам. С тех пор эту фразу настолько замусолили правители всех государств, что хочется разобраться, насколько забота на словах соответствует действительности. Рассматриваем белорусские пособия детям и старикам, которые находятся «на иждивении» белорусских граждан.

«Основной сутью белорусской политики станут забота и поддержка детей и стариков, – заявил Александр Лукашенко, выступая 7 января на рождественском богослужении в Свято-Духовом кафедральном соборе Минска. – Старики – это та часть нашего населения, которая создала нам то, что мы сегодня имеем. А имеем немало, и это их трудом создано. Во-вторых, это люди немощные, пусть они даже не больные, а здоровые, но они уже не могут то, что могли делать в прошлом».

Это, несомненно, прекрасные слова. А сейчас посмотрим, как они подкреплены реальной социально-ориентированной подпоркой, костылем, помощью, заботой – назовите сами, как хотите. Дело даже не в прозвучавшей недавно с высоких трибун необходимости увеличения пенсионного возраста или уменьшения декретного отпуска. И не в том, что теоретически для государства взрослеющие потенциальные налогоплательщики куда важнее, чем люди, уже вложившие свой потенциал, а зачастую и жизнь, в его фундамент. Просто давайте выясним, насколько нужны государству «люди немощные».

Среднее количество лет, который человек проживает после наступления пенсионного возраста, официально носит название «период дожития».

Чисто психологически любому человеку неприятно, когда его квалифицируют как существо, находящееся в переходном возрасте – с этого света на тот. Ладно, если бы пахавший как лошадь до 60 лет человек мог начать путешествовать по всему миру на пенсионные взносы, аккумулированные за время трудовой деятельности. «А жизнь-то только начинается!» – говорят бодрые европейские пенсионеры, потягивая рюмочку портвейна в кафе на пляже Атлантического океана где-нибудь в Португалии.

Нашим пожилым людям государство может разве что непрозрачно намекнуть, что неплохо бы купить при жизни себе надгробие, ибо цены растут на всё, включая «коммуналку». Предъявив в собесе свидетельство о вашей смерти, родственники получат пособие на погребение в размере 7 млн рублей. А гроб стоит миллион, а уход за телом – миллион-полтора, а место на кладбище, а поминки…

Родиться в два раза выгоднее, чем умереть

Единовременное пособие при рождении первого ребенка составляет 10 бюджетов прожиточного минимума (БПМ) — 15 913 100, при рождении второго и последующих детей (14 БПМ) — 22 278 300 рублей. Единовременное пособие женщинам, ставшим на учет в государственных организациях здравоохранения до 12-недельного срока беременности, выплачиваемое по факту рождения ребенка одновременно с другими пособиями — 1 591 300 рублей. Как ни крути, родиться в два-три раза выгоднее, чем умереть.

Фото: Мартин Парр

Пособия выплачиваются после того, как соберёшь весь пакет документов: свидетельство о рождении ребёнка, справки из женской консультации, из роддома, справки о месте жительства и составе семьи или копии лицевого счета. На это уходит около месяца, если дважды съездить в собес и столько же – в налоговую (если мамочка – ИП). Если еще год-два назад эта сумма была эквивалентна двум тысячам долларов, на которые можно было купить и коляску, и кроватку, и прочее стартовое «приданое» для младенца, то с сегодняшним курсом денег стало вдвое меньше. Соответственно, малыш в чем-то будет вынужден «ужаться».

Ежемесячное пособие, гарантированное государством матери по уходу за ребенком в возрасте до 3 лет (на первого ребенка) составляет с 1 февраля 2016 года – 2 450 500 рублей, на второго и последующих детей – 2 800 500 рублей. При том, что средний расход тех же памперсов, никак не компенсируемых со стороны государства – две пачки в месяц. При средней стоимости одной пачки 250 000 рублей. И это при том, что сегодня исчезли «молочные кухни» времен СССР, и матерям-одиночкам больше не положено некогда выдаваемое в «Рублевском» питание. Наши мамочки сумели понять вовремя, что спасение утопающих – дело рук Леонардо ди Каприо (шутка). И в соцсетях теперь очень много групп, где просто в порядке благотворительности, минуя все инстанции, простые белорусские женщины помогают друг другу, меняясь одеждой для стремительно растущих малышей и питанием, которое не подошло. Опережая директивы социально-ориентированного государства.

От государства – смеси, пюре, каши производства «Беллакт» (и на которые зачастую у деток жутчайшая аллергия) выдаются бесплатно двойняшкам и малоимущим семьям. Необходимо предоставить справку о доходах, не должно быть выездов за границу в течение года – все это унижающие факты существования, именно существования, а не жизни семьи. Да, это, конечно, огромное подспорье, особенно если не кормишь грудью. Смеси ведь – очень затратная статья. Но как без этого, если нет возможности грудного вскармливания? Впрочем, семьям, воспитывающим одновременно детей в возрасте до 3 лет и от 3 до 18 лет, положено еще 50% от БПМ (это 795 700 рублей с 1 февраля 2016 года) ежемесячно.

Но вернемся к пенсионерам

Допустим, вы вышли на пенсию, но еще вполне здоровы и полны решимости приторговывать у метро на стихийном рынке чесночком с дачи. Надо же как-то крутиться, если в среднем трудовая пенсия по стране – около 3 млн рублей. Всё гораздо печальнее, если пенсионер, вследствие возраста или болезни, не в состоянии адекватно и полноценно о себе позаботиться. Сможете ли вы при анемии позволить себе «Феррум Лек» по 129 000 за упаковку? А чтобы сбить давление, станете принимать «Энап» от словенской KPKA по цене от 69 500 до 114 300 за 20 таблеток или уверуете в высокую очистку белорусского «Эналаприла» за 13 500-26 000 рублей? Кстати, столь рекомендованные врачам к выписке лекарства белорусского производства, особенно в инъекциях, стали стоить как «настоящие», если кто не в курсе.

Не дай бог, если пожилого человека разбил, например, инсульт. С нарушением функций жизнедеятельности. Паралич или необратимые процессы в головном мозге. Стоимость препаратов для лечения можно представить. Чтобы получить дотации в виде льготных рецептов (оплата 10% от стоимости назначенных лекарств), необходимо оформление группы инвалидности. Законодательством установлены условия, необходимые для признания лица инвалидом.

Да, именно так звучит – инвалидом. Не лицом с «ограниченными возможностями» или «дополнительными потребностями», а с французским прононсом invalide (из латыни invalidus) – негодный.

Фото: Stephen Wright

Первое из этих условий – нарушение здоровья, второе – ограничение жизнедеятельности и третье – нуждаемость в социальной защите. Наличие только одного из данных условий не является достаточным основанием для признания гражданина инвалидом. Условия придется подтверждать, долго, муторно и нервно. Потому как давать группу инвалидности не хотят – ведь нужно выплачивать прибавку к пенсии и компенсацию, к примеру, памперсов, четыре раза в год на сумму, не превышающую 1,5 млн рублей.

Полгода на медико-социальную экспертизу

Если формально, то сначала нужно написать заявление с просьбой назначить Медико–социальную экспертизу. МСЭ представляет собой исследование врачами больного с последующим установлением (либо отказе в установлении) ему инвалидности. И, так как больной скорее всего недееспособен, это придется делать родственникам. В заявлении указывается, что именно нужно (изменить степень инвалидности, если таковая уже была, группу, оформить карту реабилитации и т.п.). Там же пишется, что человек нетранспортабелен и согласовывается с врачебно-консультативной комиссией (ВКК), которая выдает направление на МСЭ, когда на дом придут специалисты. Их обычно пять: ЛОР, окулист, невропатолог, терапевт и хирург. Для терапевта потребуется сделать ЭКГ, сдать мокроту (вместо флюорографии) и основные анализы (на дому). При нынешней загрузке поликлиник это может занять до двух месяцев.

Выдаче направления на экспертизу предшествует проведение диагностических, лечебных и реабилитационных мероприятий, а также наличие данных, подтверждающих стойкое нарушение функций организма. Говоря по-русски, врачи будут долго и целенаправленно пытаться «отбиться», всячески подозревать в симуляции и надеяться, что вы плюнете и не доведете дело до победного конца. Установление группы и причины инвалидности относится к компетенции медико-реабилитационных экспертных комиссий (МРЭК). Они создаются в каждой области республики, а также в Минске – на каждые 90 тысяч человек, при условии проведения в год не более двух тысяч освидетельствований.

Сначала МРЭК изучает документы из районной поликлиники и вызывает больного на опрос. Больше похожий на допрос. Целью его является проверка функционального состояния нервной системы, опорно-двигательного аппарата, внутренних органов, что позволяет составить представление о течении заболевания, приведшего к ограничению жизнедеятельности. Критерии звучат жутко: способность к самообслуживанию, самостоятельному передвижению (ползать, ходить, бегать, преодолевать препятствия, сохранять равновесие тела, удерживать позу, пользоваться личным и общественным транспортом), способность к ориентации, общению, способность контролировать свое поведение. Нетрудно догадаться, что МРЭК ожидает увидеть не человека, а «овощ», прежде, чем дать ему группу инвалидности. Я видела человека с ампутированной ступней, которому ну никак не хотели дать I группу инвалидности. За отсутствием причин.

В результате проведенной экспертизы составляется акт освидетельствования, куда заносятся заключения консультантов (врачей-специалистов), документы и основные сведения, на основе которых принималось решение. Заверяется принятый акт печатью МРЭК. Акт предоставляется гражданину (его законному представителю) и органу по труду и социальной защите по месту жительства инвалида, где они приобщаются к другим документам, необходимым для назначения пенсии по инвалидности. В среднем на эти процедуры уходит полгода.

Пенсии, талоны на питание и сиделки от собеса

Далее следует обратиться в управление по труду, занятости и социальной защите не только с целью увеличения пенсии гражданину аж на где-то 400 000 рублей, но и составления индивидуальной программы реабилитации для приобретения средств необходимой помощи, вроде сидения для ванной, поручней, прикроватного столика. Если вы думаете, что это будет выдано бесплатно – ошибаетесь. Оно будет со скидкой, от 30 до 50% от стоимости увиденных в каталоге на картинках товаров. Конечно, белорусского производства. За которыми, к слову, придется самостоятельно съездить на Маяковского, 22.

Фото: fishki.net

Не могу сказать, что социальные работники у нас зря едят свой хлеб. Они, правда, стараются пойти навстречу и в каждом индивидуальном случае помочь. Но это тот самый случай, когда Мингорисполком ограничен в средствах. И это действительно печально. Например, законодательно предусмотрена возможность по обращению гражданина для выдачи материальной помощи в связи с тяжелыми жизненными обстоятельствами. Один раз в год. Сумма – 1,5 миллиона рублей. Один раз в год.

Оказывается, что в Беларуси есть пенсии порядка 900 000 рублей. Это ½ минимального прожиточного минимума (на сегодняшний день 1 591 300 рублей). Такие цифры положены людям, которые не могут подтвердить трудовой стаж по тем или иным причинам. «Мы бы и рады им помочь и подкинуть ну хоть по 200 000 ежемесячно, но это процедурно нелегко. Но людям как-то надо выжить же! Вот мы и выкручиваемся, придумываем что-то, чтоб хоть как-то поддержать малоимущих!» – говорят социальные работники.

Например, «есть возможность выдачи бесплатных талонов на питание в столовой «Амкадор». Это – двадцать талонов на квартал». Понимаете?

Один раз в три дня малоимущая бабушка может съесть обед, приехав на Пономаренко, 7. Остальное время она, очевидно, должна питаться святым духом. Также социальные работники оказывают услуги инвалидам, находящимся дома, по покупке и доставке продуктов, лекарств, влажной уборке. Для этого заключается договор, в котором оговаривается частота визитов такого человека. Стоимость одного визита – 4 750 рублей. Недорого, вроде, да? А теперь представьте, что необходимость в таких услугах – ежедневная. И пенсия – маленькая.

Еще хуже, если в доме лежачий человек. Услуги сиделки от собеса – 20 000 рублей в час. В среднем помыть, покормить, обработать пролежни да поговорить, в конце концов, занимает от двух до четырех часов. Умножайте на количество дней в месяц…

Вслед за президентом можно патетически взвыть «мы должны демонстрировать хорошие отношения к нашим старикам» и, слава богу, у большинства нынешних людей преклонного возраста есть дети, вменяемо воспитанные, которые не бросят, и оплатят, и покормят, и поговорят. Но, если допустить, что человек по каким-то причинам остался одиноким, то кто поможет ему?

Старенькие «дети» и их квартиры

Безусловно, хорошо воспитанный ребенок захочет осуществлять уход за своими стариками. Которые по сути своей зачастую могут квалифицироваться как «дети». Выросшие и подряхлевшие, но «дети». Людям, которым уже за 40-50, самим отдохнуть бы хотелось... Что же в этом случае предлагает государство? Пособие по уходу за нетрудоспособным гражданином. В размере 100%, а при осуществлении одновременного ухода за двумя и более нетрудоспособными гражданами – в размере 120% бюджета прожиточного минимума (а это 1 591 300 рублей) в месяц. При этом ухаживающий должен совместно проживать с нетрудоспособным гражданином. И не должен: работать, заниматься предпринимательской деятельностью, обучаться в учебных заведениях дневной формы, получать пенсии, получать пособия по безработице. Ах, да, и не пользоваться услугами соцработников из собеса.

Менее обремененный моралью ребенок, скорее всего захочет отдать государству немощного гражданина. А квартиру его – сдать. Но и тут государство не дремлет.

А предлагает заключить гражданину договор ренты, суть которого в том, что получатель ренты передает принадлежащее ему жилое помещение в собственность Минска, а плательщик ренты (Мингорисполком) обязуется осуществлять пожизненное содержание с иждивением. Договор ренты заключается с минчанами, достигшими 70-летнего возраста, не имеющими в столице родственников, обязанных по закону их содержать. Человек может остаться жить дома и получать при этом бесплатное социальное обслуживание (пять раз в неделю не более двух часов в день). Рентная выплата составляет три базовые величины (630 000 рублей). Платить коммунальные услуги будет государство, проводить текущий ремонт (раз в пять лет) тоже.

Фото: Mark Cohen

Второй вариант — содержание в госучреждении «Свiтанак» (отдельная комната, четырехразовое питание, медобслуживание). Пенсия сохраняется, рента выплачивается в размере одной-трех базовых величин (в зависимости от числа комнат в отданной государству квартире). Эта хитроумная конструкция была направлена на уменьшение расходов государства, связанных с содержанием стариков в интернатах. При этом в Беларуси в интернаты бесплатно не помещают. За содержание платят либо родственники, либо в случае, если человек одинок, на эти нужды тратится пенсия (удерживается 75-90% пенсии).

Стоимость проживания в интернате — 130-250 долларов в рублевом эквиваленте в зависимости от условий проживания и инфраструктуры интерната. Если трудовая пенсия (около 3 млн рублей) покрывает большую часть расходов, то пенсия по инвалидности чаще всего нет (1,5-2,5 млн рублей в зависимости от трудового стажа).

Как государство распоряжается квадратными метрами стариков

Квартиры дают тем, кто нуждается, стоит на очереди. Речь сейчас о многодетных семьях, вставших на очередь в Мингорисполкоме не позднее 2013 года. Однушки и двушки реально получить даже в течение года, но сами подумайте, как жить в такой квартире при наличии разнополых детей? Трешки и четырешки получить сложнее, точнее, дольше ждать приходится, потому что все их хотят. Такие квартиры на 75 % оплачивает государство. Под остальное берется кредит под 1% на сорок лет. Погасить кредит досрочно нельзя, точнее можно, но тогда необходимо будет выплатить полную стоимость (и часть государства). В течение сорока лет ты не имеешь права продать, подарить или что-то ещё сделать с квартирой. Эдакая «кабальная забота о многодетных», как отзываются семьи с тремя и более детьми.

Да, еще оплачивают половину стоимости детского садика, в который, кстати, им, как многодетным легче попасть. Да, в школах для них существуют бесплатные завтраки. Да, по предъявлению удостоверения многодетной семьи они могут не платить 50 тысяч рублей за вход в Национальный ботанический сад, а прогуляться в нем за счет государства. Но иных скидок ни в интернете на правительственных сайтах, ни в жизни они просто не видят. И рассчитывают на себя. Как и сказал Лукашенко. Впрочем, как и люди в периоде «дожития».

«Нам надо надеяться только на себя, каждый человек должен рассчитывать только на себя. А все, что сможет государство, это я вам обещаю, оно сделает для народа. Но это будет уже в плюс к тому, что вы сможете сделать сами для себя, для своих семей и детей», – с этой речи в Свято-Духовом кафедральном соборе Минска мы начинали наш рассказ.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

«Поющие без трусов». Даже одетый IVAN не остановит соцсети

Боль • редакция KYKY
В Белтелерадиокомпании пошли на попятную: вчерашнее заявление о том, что участник «Евровидения» от Беларуси будет выступать обнаженным с волками, было опровергнуто. Певец IVAN на сцене в стокгольме будет одетым и без живых волков. Между тем, KYKY порвал живот, отвечая комментаторам в Facebook. Предлагаем вам сделать то же самое.
Популярное