«Триптофан» спасет зиму: какие таблетки пьют все

Боль • редакция KYKY
Известные Минску люди рассказывают, что они глотают, есть ли у них любимая таблетка и существует ли волшебное средство-от-всего. Редакция KYKY опросила писателей, музыкантов, дизайнеров, журналистов и представителей других нервных профессий.

Михаил Дорошевич, интернет-исследователь

У меня фаворит — «Спазмалгон» от головной боли. Помните, у Михалка была прогонка в «Саше и Сироже» по поводу того, что у ежика под иголками мозг? На мой взгляд, ежик — это очень позитивный образ. А «Спазмалгон» — один из фаворитных видов таблов, которые всегда помогают. «Спазмалгон» особенно нужен, когда ты летишь в самолете, и есть подозрение, что может сильно разболеться голова. У меня была история, когда я единственный раз в своей жизни летел в США, это был Боинг-767, и у меня от гула болела голова так, что я думал — сойду с ума. Да, есть еще «Цитрамон», но это совсем олдскульная штука.

Марта Кетро, русская писательница

Когда я грустна, а жить как-то надо, ем «L-триптофан», он мягко успокаивает и поднимает уровень серотонина (не выше естественного). Когда нужно быстро сделать несколько дел в разных частях города — «Синефрин». Это жиросжигатель с лёгким эфедриновым эффектом — быстро двигаешься, много говоришь, не тошно от коммуникации в общественном транспорте и вообще от людей. Если надо сделать большую работу с текстом, но не творческую, а интеллектуальную (допустим, составить большой текст из разрозненных записей) — «Фенотропил». За девять часов непрерывной работы получается сделать столько, сколько за три шестичасовых подхода.

Дмитрий Безкоровайный, музыкальный критик

Таблетка от всего — так не бывает! Она не существует. Наверное, у меня не все так плохо, потому что мне достаточно отоспаться нужное количество времени, ничего не делать и посидеть в тишине. Я как-то работал с парнем, который постоянно нервничал. Все его заколебало: начальник дебил, все уроды, работать невозможно и так далее. И он пил «Новопассит». Говорил: «Знаешь, я его пью и так спокойно, все пофиг». А потом он просто ушел с той работы в частную практику, сам стал начальником — все, обходится без таблеток. Я думаю, уже его подчиненные «Новопассит» пьют. То есть проблему можно решать по-другому.

Татьяна Замировская, журналист и писатель

Я ем «Афобазол» от тревоги. Это болезнь, связанная с ожиданием, которая бывает перед событиями, которые произойдут через месяц или два. «Афобазол» снимает нервные дела, от мигрени до спазмов глотания, экземы и крапивницы. У тебя от него проходят любые расстройства тела, которые связаны с тревогой - то есть это хорошее лекарство для того, чтобы понять, что у тебя болит. Есть еще «Триптофан» — это какой-то ингибитор серотонина, аминокислота, которая вырабатывается мозгом. Можно есть гродненский «Триптофан», причем, в феврале, когда у всех крайняя степень депрессии. Но лучше не злоупотреблять, потому что потом не слезешь. Вообще, если перестал помогать «Глицин», то «Триптофан» — это зашибись. Тому, от чего пьешь «Глицин», на самом деле помогает «Триптофан». Но его нужно обязательно запивать сладким фруктовым соком, иначе не будет усваиваться. Еще я с собой ношу всегда таблетку «Суматриптана», на случай приступа мигрени. Никто не знает, но она помогает.

Андрей Бунеев, музыкант

«Триптофан» — нормальная тема. Это аминокислота, которая продается без рецепта. Его можно жрать, как валерьянку. Он входит в комплекс лекарств для лечения наркотической зависимости, и его же рекомендуют, если у тебя зависимость алкогольная. Съел — и сидишь немного в прострации. Здесь можно вспомнить историю, как я ехал в Барановичи в военкомат, и от ужаса и депрессии закинул в себя таблеток десять «Триптофана». Но если пережрешь - тошнить будет, и отрешенность наступает. Правда, заснуть легче. Короче, теперь у меня до февраля отсрочка.

Олег Капустин, дизайнер интерьеров

Я не ем таблетки. Но пью кальций с магнием, который называется «Кальмаг», ем целую кучу биодобавок и бадов. Есть четкая теория о том, что на планете Земля все люди одинаковы, и в разных климатических условиях существуют разные продукты, которые они потребляют. Если взять традиционную пищу белорусов, то до того момента, как сюда стали завозить апельсины и бананы, мы зимой ели колбасу, сало, лук, картофель и жир. Ничего, кроме жира. Никаких витаминов и минералов. Если взять японцев, то у них круглосуточно самая богатая минералами и микроэлементами пища. У африканцев или эскимосов свои особенности питания.

А тело на самом деле одинаковое у всех, мы все — одинаковые машины. Допустим, ты знаешь объем двигателя своей машины и тот факт, что она работает либо на дизеле, либо на бензине. Льешь эту херню — машина работает нормально. Заливаешь что-то другое — начинаются сбои.
Так вот японцы живут дольше всех остальных, потому что они из естественной среды берут все нужные препараты и микроэлементы. Но они все равно постоянно жрут бады, потому что просчитали: для ежедневной жизнедеятельности тела нужно определенное количество аминокислот, минералов. Есть четко подбитая химическая формула. Американцы гонятся за уровнем жизни, у них огромное количество всевозможных гомеопатических средств, витаминов, добавок. Ни в коем случае нельзя есть химические, а все остальное — правильно. Обращаешься к диетологу, получаешь рецепты и рекомендации, покупаешь книгу. Все равно ты не можешь это получать из естественного питания.

Александр Найденов, программный директор радио

Если бы ипохондрикам давали грамоты и медали, я был бы обладателем всех возможных наград и званий в этой области. В глубоком детстве я нашел у родителей «Большую медицинскую энциклопедию». С тех пор ежедневно наблюдаю у себя признаки всех возможных болезней. Врачи, разумеется, утверждают обратное - но я сдаюсь не сразу, интернет мне в помощь. Поэтому таблетки люблю. Особенно – успокаивающие. Валерьяна и пустырник в виде серых кругляшей – моё любимое.

Петр Марцев, бизнесмен

Нет таких таблеток, на которые я молюсь. Я пью «Карсил» для печени, препарат растительного происхождения. Скорее всего, это профилактическая штука, как «Мезим» для пищеварения. Мне его врачи сказали пить, когда я валялся в больнице: «Чувак, ты доигрался». Все эти вспомогательные препараты, конечно, жрать можно. Это не лекарства как таковые, они не лечат ничего. Все таблетки имеют побочный эффект: ты пьешь от одного, а заболеваешь другим. Поэтому я их не люблю.

Наталья Куницкая, музыкант

Я пью настройку пустырника. На спирту из травы пустырник, которая помогает заснуть и успокоиться, потому что у меня проблемы со сном. У него нет побочных эффектов, ты потом не ходишь как зомби. А если чувствуешь яркие приступы гнева и бахнешь пустырника, то резко мир становится лучше. Может, от того, что там еще немного алкоголя содержится. Я таскаю пустырник с собой за кулисы и перед концертом могу 25 капель на 100 грамм воды — физически ничего не чувствуешь, а гнев и напряженность снимаются.

Евгений Липкович, блоггер и писатель

Реально помогает водка. Причем, от всего. Раньше, когда не было инсулина, диабетчиков водкой лечили. Она в малых дозах безвредна в любых количествах. Нет, я серьезно. В России считалось, и не без оснований, что водка сжигает жиры. Тогда ведь другое представление о диабете было.

Андрей Остроумов, писатель

Если для сна, то «Мелаксен». Если боль унять — «Кетанов». «Мелаксен» мне друзья посоветовали, когда я плохо мог уснуть. Впрочем, я и с ними плохо сплю. Есть еще таблетки «Соннат», но они по рецепту. На Украине можно найти и без рецепта, но после них во рту погано утром. Не в смысле как от водки, потому что от водки еще и душа болит.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Кому компостировать мозги

Боль
В жизнь белорусов вошел валидатор. Если автомобиль заглохнет на трамвайных рельсах, поездка на транспорте приведет вас к цифровой коробке в салоне, заменившей родной красный компостер. Редакция KYKY связалась с проектировщиками валидаторов и задала техническому директору IBA Group вопросы: откуда взялась идея, почему валидаторы не работают и есть ли способ обмануть систему.
Популярное