«У нас своего ни хрена нет, кроме соли да БелАЗов». Минчане о том, что такое независимость

Боль • редакция KYKY
«Нам нужно национальное государство, где в школах преподают на родном языке, на нём же разговаривают чиновники, где учебник по истории заставляет гордиться своей Родиной, а не размышлять об эрзац-республике. Тогда мы будем независимы. А пока никакой, к херам, радости». Торжество Независимости Беларуси ассоциируется с народными загуляниями, танками в городе, раздолбанным асфальтом на проспектах и третьим июля. KYKY спрашивает у жителей Минска, какую независимость мы празднуем и есть ли она у нас.

Станислав, журналист

«Говорить о независимости любой страны — глупость. Без тесных отношений хотя бы с соседями государство просто не выживет, будет полная изоляция. Вот КНДР не зависит ни от кого — и что, там хорошо живется? Беларусь во многом зависит от кредитов России, которые, само собой, никто никогда не будет возвращать. В Европу нам путь заказан, дело не только в политических заморочках и „кровавом диктаторском режиме“. Менталитет у наших людей не тот. Хотят в Европу, но продолжают ждать халявы, во всем искать наживу и, что уж греха таить, просто вести колхозный памяркоўны образ жизни. Не мусорить в подъезде и не отливать в лифте — это они не могут, зато гордо называют себя жителями европейской страны. По-моему, белорусы — заложники менталитета, изменить его вряд ли получится. И зависят, в первую очередь, от своих взглядов и стереотипов».

Анастасия, менеджер по проектам

«Для меня свободы как таковой не существует. Чтобы быть свободным человеком, нужно не иметь ничего, никакой зависимости. Этого быть не может. Как государство, мы обрели некую независимость, но, с другой стороны, стали более ограничены. У нас есть свобода слова, но мы по некоторым причинам иногда не можем говорить то, что хотим. Мы имеем денежную зависимость от других стран, также как и зависимость в границах, импорте и экспорте. Слово „независимость“ в некоторой степени пустое».

Павел, поэт

«Какая, к херам, независимость? Мы, конечно, годами к ней шли и как всегда прошли мимо. Реют над нами советские символы, народ разговаривает на смеси двух языков, на парадах ездиют и ходют солдаты другой страны. Если ночью флаги на зданиях поменять, всё так же останется. Недовольных посадят, и дальше будем взращивать своих детей на чарке и шкварке. Обязательно в крайней хате. И всем жителям огромной крайней хаты, над которой висит потрёпанный транспарант: „Абы не было вайны“, никуда не упёрлись независимость, национальное самосознание и прочие вкусные ценности, позволяющие не мечтать о переезде в Швецию, а построить Швецию здесь.

Вот и плетётся „Рэспубліка Тутэйшых“ неизвестно куда, подстёгиваемая то одним, то другим. Но в основном, конечно, одним.

Нам нужно обязательно национальное государство, где в школах преподают на родном языке, на нём же разговаривают чиновники, где фильмы переводят на родной язык, где учебник по истории заставляет гордиться своей Родиной, а не размышлять об эрзац-республике. Где руководство — хотя бы не бывшие партийные функционеры. Где каждый понимает, что он часть нации. И тогда мы будем независимы. А пока никакой, к херам, радости. Я б усе гэта і на роднай мове напісаў, але раптам не зразумеюць».

Алексей, повар

«Я из тех людей, которых все устраивает. Наверное, потому что меня эта политическая лабуда никак не коснулась пока что. Тут и ежу понятно, что Россия подмяла нашу маленькую страну. Говорит:„Прыгать!“ Беларусь спрашивает: „Как высоко?“. Но черт его знает, что было бы, если бы не дружба с Россией. У нас же своего ни хрена нет, кроме соли да БелАЗов».


Андрей, фотограф

«Для меня независимость — это свобода. Однозначно могу сказать, что свободу мы получили! Поэтому все эти парады, шествия, танки — хорошо. Пусть люди видят всю мощь страны и пропитываются патриотизмом (если еще остались такие люди). У моего прадеда был праздник свободы, он ее ковал, и хоть при жизни не любил рассказывать про войну, то, что я слышал краем уха, давало четко понять, насколько это страшно. Но, пожалуйста, не нужно делать из этого показухи, мол, как мы любим тех, кто обрел для нас свободу. Лучше бы пенсии повысили…»

Екатерина, постановщик танцев

«День Независимости в Беларуси — это день, когда независимая делится по двум фронтам. Одна половина тащит своих детей-родственников-соседей на парады, дает радостные комментарии на ТВ, снимает на самсунги танки. Вторая с презрительным лицом смотрит на них и мечтает уехать из города куда подальше от полуупитых лиц у 'Рублевского' и непонятного их праздника. Тут как со 'Славянским Базаром' в Витебске. Полярность — отличительная черта белорусов как нации. Нам будет многое не нравиться, но мы останемся здесь. Но мы есть. Пусть как совсем молодая и развивающаяся на всем известной картошке и последнем диктаторе страна. Нам нужно стать независимыми от собственных стереотипов. И тогда ни пить, ни уезжать никуда не будет нужно. Во всяком случае, это тот путь, к которому по-настоящему независимой стране и нужно двигаться».

Вадим, преподаватель института

«Наша страна достаточно независима. Ввиду географического положения, мы, конечно, вынуждены потреблять большое количество ресурсов других стран, в частности нефть и газ, однако это не делает нас обязанными. Некоторые считают, что мы очень зависим от России, даже являемся ее частью, которая суверенна только на бумаге. На мой взгляд, влияние России на нас всегда сильно преувеличивается. Наша страна идет по отдельному сценарию развития, имеет богатый исторический опыт и сегодня вправе сама принимать решения. Мне как человеку далекому от политики глубоко плевать, что за политические ходы и кем предпринимаются на сегодняшний день. Я считаю, что пока мы живем хорошо, политика не должна нас беспокоить. А если кто-то вдруг скажет, что у нас в Беларуси очень плохо люди живут, я предлагаю пройтись по улицам Минска и посмотреть, какие тачки по ним ездят. Каждый второй студент ходит с 5-м айфоном, который стоит более 800 долларов, а это несколько больше, чем средняя месячная зарплата, у некоторых — двухмесячная. Если вы все равно скажете:„Это же Минск!“, я предлагаю вам проехаться по деревням Гродненщины и посмотреть, как в каждом втором доме висит плазма больше полутора метров в диагонали, а в каждом шестом доме евроремонт высокого класса. Жаловаться не на что. Я не считаю себя зависимым от кого-то. Пока народ живет хорошо, я не вижу чьего-то давления или опеки, а значит, в полной мере могу считать себя независимым».

Валерия, оператор

«В день Независимости мы празднуем то, чего у нас нет. Смешно полагать, что мы независимы. И тут даже не нужно особо в историю вникать — нашей стране почти что столько же лет, сколько и мне. У нас нет особых, держащих страну в достатке, природных ресурсов (не считая картошки). Мы, в принципе, „дышим“ благодаря сильной соседке Рашке. Это если говорить о независимости в контексте страны. Можно еще и сказать о людях. Из особенностей менталитета можно выделить разве что потрясающую терпимость и „авось повезет“. Но несмотря на все вышеперечисленное… все хорошо. Да, мы под колпаком. Да, нас держат в строгих рамках дозволенного. Так уж исторически сложилось, что палец нам в рот не клади. За нами действительно нужно смотреть. Ну и, конечно, не стоит забывать о том, что пресловутая „независимость“ сначала рождается внутри нас и только потом вокруг. Так что старое доброе „начинай с себя“ здесь тоже уместно».

Василий, продавец

«Независимость — это мощная идеологема. Нацисты тоже вкладывали в свою идеологию понятие независимости, точно так же, как и сейчас демократы. Что касается лично меня, независимости я не получил, а „мы“ тем более. Я исхожу из того, что любые правила вносят коррективы в термин, поэтому независимости нет и никогда не будет. Нужно просто не встревать в политические разборки, которые у нас на каждом шагу. Они всегда сводятся к этой самой никому не известной независимости. Если исходить из того, что есть сейчас, то независимость — это мое право выбора, высказывание мнения. Но где одно мнение можно высказывать свободно, там за другое будет беда.

Я могу спокойно покупать клубничное варенье в магазине за углом, вот к чему сводится независимость в нашей стране».

Владислав, работник в ночном клубе

«Во все времена модно стремиться к независимости. Складывается впечатление, что у человечества есть зависимость от стремления к независимости. А получают независимость — начинается ломка. Приходится искать, кому бы подчиниться, и снова стремиться к независимости. Независимость личности зависит от способности брать на себя ответственность. Куда проще переложить свои проблемы на кого-либо, большинство людей это устраивает. Им на помощь приходят кумиры, идолы, наркотики, игры, etc. Если же говорить о суверенитете, то у меня, как у человека, следящего за политикой на уровне беглого просмотра заголовков новостей в социальных медиа, складывается впечатление, что все не очень хорошо. А посмотришь в окно, вроде бы все не так уж и плохо. Не знаю, как в других городах Беларуси, но в Минске достаточно много независимости. Пятнадцать километров независимости. Целый проспект Независимости».

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Holy India: «Не будешь нижнюю чакру поджимать, просто не справишься»

Боль • Яна Сионихина

«Индия — один гигантский контраст. Ты постоянно от минуса к плюсу, из вони в аромат, из боли в приятность, из уродства в красоту, из нищеты в богатство. Сидишь, задыхаешься от запаха мочи возле туалета, где бегают мыши, потом проезжаешь 10 км и входишь в храм, где есть белый павлин, которого ты в жизни не видел, пахнет сандалом, поются прекрасные мантры. Потом выходишь, и тебя чуть ли не сбивает автобус», — художник, исторический основатель KYKY Рома Романович рассказывает, зачем провел в Индии полгода и какие базовые вещи должен знать человек, который хочет пойти по Роминому пути.

Популярное