«В любой непонятной ситуации выбирай суицид»

Боль • Е. Долгая, Н. Рогатко

На прошлой неделе в Могилевской области пропал инспектор ГАИ – а потом был найден убитым, причем в наручниках. К удивлению публики, вчера СК объявил свою главную версию: это суицид. KYKY разбирается в том, как Беларусь обретает новый самоубийственный мем.

В последнем докладе ВОЗ говорится, что в  Беларуси на сто тысяч населения приходится 26,2 суицида в год. У нас пятое место в мире в этом «топе» – выше только Литва, Россия, Гайана и Южная Корея. За последние годы в Беларуси было два особенно громких «самоубийства». Первая – трагичная история солдата Александра Коржича. Парня нашли повешенным в подвале здания медроты на брючном ремне с майкой на голове и со связанными шнурками ногами 3 октября 2017 года. Следствие пришло к версии, что солдата довели до суицида, и наказало сержантов немалыми сроками. Как человек мог повеситься со связанными ногами и зачем ему накрывать голову – решительно неясно. Как, в общем-то, и в «самоубийстве» 22-летнего Евгения Потаповича из ГАИ.

Его нашли с огнестрельным ранением в голову, руки были скованы наручниками, брюки – расстегнуты, а тело окровавлено в паховой области. Но СК пришел к выводу, что парень мог все это сделать сам – ведь даже связанные руки позволяли сделать выстрел. Плевать на остальные обстоятельства – черную «Волгу», в которой, по первой версии, были убийцы парня, за выходные не нашли – и в понедельник резко всплыла версия суицида.

Откуда взялась версия о суициде? Миллион вопросов без ответа

Версия с самоубийством выглядит нелепо и в нее верит очень мало людей – к тому же СК не отвечает на множество вопросов о смерти Потаповича. МВД вообще продолжает упорно молчать и никак не комментировать случившееся. Соцсети трещат от возмущения и вопросов, на которые ни СК, ни МВД не дает ответа. Правозащитник Андрей Бондаренко собрал  наиболее полный список нестыковок в деле:

«1. Как можно озвучивать окончательную версию о «суициде» и одновременно говорить, что следствие продолжается? 
2. Если не найден «неизвестный» автомобилист, подвозивший Потаповича, то кто (и почему) решил, что его просто «подвезли»?
2.1. Как можно не найти водителя и авто, если по версии следствия передвижение Потаповича отследили по минутам?
3. Зачем Потаповичу нужна была лопата?
3.1. Что он собирался с ней делать?
4. Зачем нужно было застегивать наручники перед выстрелом?
5. Почему от выстрела кровь попала на правую руку и на паховую область (по версии следствия), но совсем не попала на левую руку?
6. Почему Архиреев и Свирид утверждают, что руки Потаповича находились в положении позволяющем произвести выстрел себе в голову, но не озвучивают, при этом, выводы экспертов на этот счет?
7. Если кровь после выстрела смогла попасть на паховую область, то почему ее нет на кителе?
7.1. Зачем ретушировать паховую область, если скрывать нечего?

Art: Anton Reva

8. Почему пистолет лежит рядом с рукой, тогда как при отдаче он должен был отлететь минимум сантиметров на тридцать?
9. Раз рука в крови – правая, то стрелялся он сидя – голой попой на иголках и ветках?
10. Зачем Потаповичу ТРИ вязанки дров и почему они в разных частях равномерно от трупа?
11. Почему часть дров не распакована?
12. На чем и когда он приехал на это место в первый раз?
13. Почему на Потаповиче нет штанов, но остался ремень с кобурой?
14. Потапович не выехал на вызов, направленный дежурным, обосновав, что едет на другой вызов. Он вызов принимал лично, а дежурный поверил на слово?
15. Потапович подготовил сообщения своим знакомым, что установили специалисты. Он каждому знакомому готовил отдельное послание? 
15.1. Сообщения он подготовил первого апреля, так это розыгрыш или все же подготовка?
15.2. Почему не названо иных свидетельств его стремления себя убить?
16. При подготовленном сообщении о суициде, почему в последний момент он разослал про «Волгу», цыган и неизвестную троицу, а не заготовленные прощальные послания?
17. В магазине в 11-00 (минимум – до 13-00) Потапович без формы, а в 18-00 – в форме. Во сколько он заступил на службу и для чего, если уже подготовил место для самоубийства?
19. Потапович готовит самоубийство, маскируя под похищение, и при этом, прямо смотрит в камеру видеонаблюдения в магазине?
20. На месте гибели нашли пистолет, две обоймы, дрова и лопату. А где рация и телефон, и как он принимал вызов о ДТП?
21. Зачем сжигать штаны и все это время находиться без них?
22. Если это суицид, то это было понятно сразу любому эксперту и обычному оперу. Зачем было устраивать задержания цыган по всей стране?»

Почему люди из силовых структур идут на суицид

С другой стороны, чтобы не быть предвзятыми, нужно сказать: суициды в силовых органах – не такая уж вопиющая редкость, просто в публичное поле они обычно не выходят. Конечно, обычно это менее спорные случаи, чем дело Коржича или Потаповича, но довести до такого поступка молодых людей может элементарное жестокое выгорание и не самая простая работа. KYKY поговорил с Еленой, которая до пенсии всю жизнь отслужила в МВД, вот её версия:

«Сейчас я уже несколько лет на служебной пенсии. За время моей службы было несколько случаев суицидов среди коллег по цеху – некоторые из них вешались прямо в рабочем кабинете. Суицид среди коллег связывают, конечно, с высокой загрузкой и отсутствием свободного времени. Там работают такие же люди, как и везде, которые тоже могут и заболеть, и устать, и переживать.

Art: Anton Reva

В мои молодые годы службы загрузка была по самое горло, у меня даже не было понятия про личную жизнь и свободное время. Мы уходили на службу ранним утром, приходили поздней ночью. Служба морально тяжелая, она сталкивает с горем, жестокостью, с очень разными людьми. За свою службу я такого насмотрелась! От изнасилований маленьких детей и до самых жутких убийств... В ГАИ загрузка тоже большая – разве мало на дорогах неадекватов? Вы просто представьте: нужно стоять целый день, ловить нарушителей, аварий на дорогах Беларуси тоже много, чего только не увидишь на такой работе. Даже у меня были суицидальные мысли – но это бывало в начале службы, позже, так сказать, наросла масса на скелет.

В ситуации с ГАИшником из Могилева, меня смущает то, что до сих пор не найдена машина, которая его якобы подвезла. С одной стороны, я не верю, что это был суицид. То есть я верю, что суицид мог быть, но в таком виде… Это странно. А с другой стороны, вспоминаю из службы разные дела и понимаю, что человек очень многогранен – в голову к кому-то всегда сложно залезть и понять, зачем он это сделал. Версия с суицидом, на первый взгляд, самая простая, которой можно отмахнуться. Но дело набрало серьезный размах и вряд ли сейчас удастся что-то скрыть».

Как поступают с людьми, которые пытались покончить с собой

Ксения – героиня нашего материала про селфхарм – это у нее шрам на бедре на 28 швов. У девушки была и попытка суицида – мы расспросили её, как работает уведомление о суициде и приходит ли оно на работу – то есть знает ли начальство о том, что работник пытался покончить с собой.

«Когда у меня была попытка суицида, я работала в стоматологии – по образованию я медик. Для меня подготовка к самоубийству была своеобразным жизненным планом, как бы парадоксально это ни звучало. Я даже сделала себе установку: если выхода не будет, покончу с собой. Хотя мне есть за что держаться, что ценить, есть любимые люди.

Это было воскресенье, на следующий день нужно было идти на работу. Я просто взяла телефон, удалила все сообщения, почистила историю в браузере, снесла все контакты. Пошла на кухню, высыпала огромную горсть таблеток. Сказала себе, что не хочу просыпаться и выпила их. Через три дня проснулась – до сих пор остались провалы в памяти. На голове была шишка, видимо, я падала. Даже спустя два с половиной года я не вспомнила, что происходило со мной после.

Art: Anton Reva

Никакого извещения на работу или учебу не приходит, человек может продолжать работать и учиться как ни в чем не бывало. Вся информация о психических расстройствах – его личная информация, это врачебная тайна, которая прописана в законе. Врач объясняла мне, что психиатр имеет право предоставить такую информацию только представителям внутренних органов и только при предъявлении документа, в котором прописано, зачем эти сведения нужны. Еще предоставляют информацию в суд, если есть запрос и рассматривается уголовное дело.

Когда человека спасают после суицида, чаще всего отправляют в психиатрический стационар. Хотя у меня было так: я поступила в больницу с медикаментозным отравлением и меня хотели перевести в психиатрический стационар. Но мне удалось уговорить врача, что мое состояние стабильное.  Я уверила, что буду получать психиатрическую помощь амбулаторно – и меня под расписку отпустили. Чаще все-таки отправляют в психиатрический стационар – мне, можно сказать, повезло. После выписки из стационара эпикриз попадает к психиатру по месту жительства и человек попадает под наблюдение. После выписки из больницы нужно явиться к врачу в течение пяти дней и появляться у него раз в месяц – в зависимости от состояния. Можно и чаще, если есть необходимость у самого пациента».

СК заявил о том, что у Потаповича уже была попытка суицида. Пользователи соцсетей задали вполне логичный вопрос: почему тогда лейтенант продолжал работать в структуре и даже носил табельное оружие?

Ведь в отличие от «гражданских» профессий (как в истории Ксении), в случае Потаповича про попытку начальство точно знало. «В апреле — попытка суицида, отправленное сообщение. Осмотрены гаджеты, учетная запись и проч.» – писала в Facebook официальный представитель СК Юлия Гончарова. Первого апреля парень подготовил сообщения о намерении покончить с собой и часть их даже разослал. Как после этого можно было оставлять человека на службе, а не отстранить его «до нормализации состояния»?

Что говорят психотерапевты

Мы обратились к нескольким признанным беларуским психиатрам – все как один нам сказали, что комментировать ничего не будут, так как после череды скандалов в медицине их министерство скептически относится к общению врачей с журналистами. Мы можем лишь пересказать рассказ одного из врачей о факторах, которые приводят людей к суициду.

Как правило, суицид – это всегда планируемая вещь, так или иначе человек проигрывает его в голове. Это как план, который он прячет где-то глубоко на самый критический момент. Человек, у которого есть такой план, говорит своим близким о суициде: часто шутит или косвенно касается этой темы. Но как показывает практика, он всегда пытается намекнуть на это.

В Беларуси строгая регистрация суицидов – по данным ВОЗ мы входим в пятерку лидеров стран по количеству самоубийств. Но к этой статистике можно относиться скептически: мы не знаем строгость регистрации суицидов в других странах – возможно, там критерии совсем иные. Тем не менее, в Беларуси самоубийств значительно больше, чем, например, в Германии. Один из факторов – тот же алкоголизм, часто люди совершают это в алкогольном опьянении. Если взять случай с парнем из ГАИ, многие обсуждают его якобы слишком странное поведение. Но люди, которые находятся в сильном нестабильном психологическом состоянии, могут совершать ряд нелогичных действий, порой даже очень нелогичных. Бывает даже сложно поверить в то, что совершился суицид, а не криминал.

Психолог Александр Янкелевич объясняет, почему найти логику в самоубийстве так сложно: «Думать о смерти – это нормально. Без права на смерть мы не можем называться человеком, лишаемся последнего убежища. Это хорошо обыгрывалось даже в сериале «Черное зеркало». Суицид – это ультимативное право, но и это ультимативное поражение.

Часто суицид – это сообщение живущим, финальная месть или декларация обиды. Как и всякая месть, суицид иррационален: мол, я готов пожертвовать собой ради этого сообщения. 

У импульсивных людей вероятность суицида выше, реактивность превалирует над торможением. Суицидальную попытку совершают половина людей с маниакально-депрессивным  расстройством. Доля самоубийств занимает около около двух процентов, и это мы еще не учитываем медленные формы целенаправленного увядания например, алкоголизм. Самоубийство часто не имеет объяснения. Неудавшиеся самоубийцы могут помочь смягчить чувство вины родственников, подобрать нужные слова, но судя по всему, сами до конца не понимают, что делают.

Art: Anton Reva

Из силовых структур за консультацией ко мне никто не обращался, мы все-таки живем в параллельных реальностях. Про системность запутывания со стороны тех, кто собирается совершить самоубийство, я не слышал. Но история с Потаповичем может быть частным случаем».

Вместо вывода

Сейчас ситуация выглядит так: ясно то, что ничего не ясно. Расследование закрытое, логику следователей понять невозможно – что уж говорить о логике самого Потаповича. Дела с подозрением на самоубийство расследовать сложно, с этим никто не спорит. Но для публики версия СК о том, что молодой парень со скованными наручниками руками сам стреляет себе в голову, выглядит нелепой. Люди вспоминают историю Коржича – который, по версии суда, повесился с завязанными ногами – и резонно начинают сомневаться: не появляется ли версия о самоубийстве только тогда, когда дело заходит в тупик? Если следствию неважно, как оно выглядит в глазах широких масс, оно может и дальше не сильно распространяться о своей работе и вбрасывать только свои следующие решения без разъяснений. Но тогда мы рискуем получить новый и довольно жуткий мем: «в любой непонятной ситуации закрывай дело суицидом».

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Пока СК ищет преступников, МВД пристыжает геев. Что известно об убийстве 22-летнего сотрудника ГАИ и что об этом говорят беларусы

Боль • редакция KYKY

Вчера поздно вечером беларуские СМИ и соцстети разорвала новость об убийстве молодого парня, который работал в ГАИ. Спустя почти сутки преступников всё еще ищут (и вы можете помочь). KYKY рассказывает, что известно о деле на данный момент, и исследует, как на эту историю реагируют беларусы и силовые ведомства. Спойлер: и те, и другие – не лучшим образом.

Популярное