Алфавит любви

Фотография • Светлана Полещук
Польские фотофорумы: любовь в Лодзи, Британия в Кракове

Лодзь

В прошлом году лидерство было, безусловно, на стороне Лодзи. О фестивале «Юмор, абсурд, ирония» говорят до сих пор. «Взрывы смеха, хохот, хихиканье, острота, юмор, шутки, шалости…. Над чем мы смеемся в сегодняшнем мире? И почему? 28 художников из разных стран мира пытаются разделаться со всем чересчур нудным, серьезным и патетическим. Хотя смех не всегда бывает смешным», — так описали кураторы замысел мероприятия. А для рекламы фестиваля был выбран провокационный визуальный ряд: яркие фотографии Цезаря Захаревича (Cezary Zacharewicz), на которых игрушечные человечки совершают разные манипуляции над кусками свежего мяса, колбасами и отрезанными органами. И все это ради борьбы за внимание зрителей и критиков.

В этом году лодзинские кураторы выбрали не менее горячую тему — любовь. «Нам всем нужна любовь. Мы не хотим жить без любви. Любовь для нас — словно кислород. Разве можно представить такое состояние, когда мы не будем ничего чувствовать к другим людям?» — пишет во вступительном слове Кшиштоф Кандрович, директор Международного фестиваля фотографии и Центра искусства в Лодзи. Время изменяется, но любовь — это то, что позволяет нам почувствовать жизнь. Так как же видят и понимают любовь в ХХI веке?

В лодзинский Центр искусства на участие в фестивале пришло более тысячи заявок со всего мира. Однако, по словам Кшиштофа Кандровича, в большинстве работ доминировала проблематика, связанная с ностальгией и одиночеством, и были показаны скорее желание и потребность в любви, нежели утверждение и актуальное переживание любви. Может быть, это и есть ответ на вопрос, как мы видим и понимаем любовь в ХХI веке.

Из представленных в главной программе фестиваля проектов хотелось бы особенно выделить серию фотографий «Дни с моим отцом (2006-2009)» американца британского происхождения Филиппа Толедано (Phillip Toledano). Это грустный дневник о том, как фотограф провел три года, ухаживая за своим умирающим отцом. Детально описывая его привычки и характер, фотографируя повседневные сюжеты, Толедано знакомит нас с человеком, год смерти которого мы уже знаем из названия фотопроекта. «Я счастлив, что у меня были эти три года, — читаем мы в комментарии к последней фотографии. — Что между мной и отцом не осталось за это время ничего недосказанного. Что мы узнали, как сильно мы любим друг друга и не стесняемся этого чувства. Что я увидел, как отец рад моим достижениям в жизни. И что я смог увидеть, каким веселым человеком он был. Эти три года — удивительный подарок».

«My father is very funny.

I put these little cookies on his chest, and he said-’look at my titties!

How can you not laugh?»

 Phillip Toledano

Одно из главных мест в экспозиции Центра искусства заняли фотографии белорусского автора Игоря Савченко. Сделанная с начале 1990-х серия «Алфавит жестов» не потеряла своей актуальности, и лодзинские кураторы специально пригласили Игоря поучаствовать в фестивале. Савченко сделал эту серию на основе любительских фотоальбомов 1930-50-х годов, пересняв из фотографий только те фрагменты, где были показаны жесты людей: неловкие положения ног, рук, нежные касания друг друга, осторожное держание предметов — целая галерея, типология микро-жестов, интимного, едва заметного измерения жизни. Аналоговая черно-белая контрастная серия «Алфавит жестов» заметно выделялась на фоне цветных форматных фотографий.

Анна Штейншлейгер (Anna Shteynshleyger), представлявшая в главной программе фестиваля одновременно Россию и США, показала 9-минутное видео под названием «Разговор». История, стоящая за этим проектом, такова. Разведенные родители Анны уже много лет друг с другом не общаются. Сама же Анна поддерживает контакт с обоими, перезваниваясь чуть ли ни ежедневно. В конце концов, она решила записать свои разговоры с матерью и отцом, стереть затем свой голос из записей и соединить реплики родителей так, как если бы они разговаривали друг с другом, смогли, наконец, выяснить отношения, объяснившись в самом главном. Мы слышим голос людей, говорящих по-русски с вкраплениями английских фраз, и видим черный экран с надписями на английском:

— Почему ты не любишь, чтобы тебя жалели?

— Я не знаю.

— Может быть, если человека все время жалеешь, то это значит, что ты его любишь. Я вот всегда думаю, как у тебя все будет, как у тебя все сложится, так хочется, чтобы у тебя было все хорошо.

— Я не знаю, о чем ты говоришь. Понимаешь, в чем дело. Дело в том, что я не понимаю этих женщин.

Визуальный дневник и типология оказались теми формами репрезентации, которые использовались фотографами чаще всего. А из представленных тем фокус был сделан не на романтических историях любви, как можно было бы ожидать, а на эмоциональном измерении семейной жизни: взаимоотношениях детей и родителей, мужа и жены, об ощущении одиночества внутри семьи, о взрослении, старении, умирании. А выставочные проекты, не вошедшие в главную программу фестиваля, еще больше расширяют и размывают тему любви до исследований медитации, трансценденции, толерантности.

Краков

Организаторы Краковского месяца фотографии пригласили в Польшу британца Мартина Парра — одного из самых ярких мастеров современной европейской фотографии. Почетный гость Краковского фестиваля стал известен благодаря своей ироничной серии «Последний курорт: фотографии Нью-Брайтона» (1986). Под влиянием американской цветной фотографии, в первую очередь Уильяма Эгглстона и Стивена Шора, Парр развил собственный стиль: моментальные документальные снимки, насыщенный цвет, вспышка, средний формат, несентиментальный взгляд на современное общество, открытая критика консюмеризма и глобализма.

Pisa, Italy

Several tourists strike the favorite pose in front of the Leaning Tower

Martin Parr

В 1994 году вокруг вступления Парра в «Магнум» разгорелся скандал. Мастер военного репортажа Филипп Джонс Гриффитс в открытом письме заявил: «Принять Мартина Парра в агентство — не означает поддержать разнообразие взглядов и подходов, но означает отвергнуть все те ценности, которыми всегда руководствовался «Магнум» и которые дали агентству тот статус в мире, который оно имеет сейчас». Парра приняли с перевесом в один голос, что означало пересмотр гуманистической традиции документалистики и признание необходимости двигаться к новым формам репрезентации. Парр быстро вошел в тройку самых коммерчески успешных членов агентства. Его энтузиазм и работоспособность не угасают: он преподает, снимает фильмы, коллекционирует фотографии, курирует выставки, находит и поддерживает новых авторов, издает книги. На счету Парра уже около 50 книг, включая «Фотокнигу: история», написанную совместно с Герри Баджером. Этот двухтомник, ставший итогом восьмилетней работы, посвящен истории книг о фотографии, начиная с XIX века и до сегодняшних дней, — беспрецедентный проект в области истории фотографии.

В Краков Парр приехал для того, чтобы знакомить польскую общественность с британской фотографией.

Переступив порог информационного центра фестиваля, посетители попадали в гущу дебатов об актуальном состоянии британской фотографии. Мультимедийный проект под названием «Актуализация. UK» включал девять видеоинтервью с влиятельными игроками рынка фотографии в Великобритании: кураторами, фотографами, редакторами журналов и преподавателями ведущих учебных заведений. Все они пытались выделить, с одной стороны, наиболее важное достижение в области фотографии за последние 10 лет, а с другой стороны, назвать несколько имен фотографов, которые заявили о себе в последние годы и с которыми можно связывать надежды в развитии британской фотографии. Портфолио названных фотографов можно было сразу же посмотреть в соседнем зале. А специальный стенд с книгами давал возможность подержать в руках и полистать издания, выделенные экспертами как наиболее значимые.

В здании Национального музея Кракова разместилась главная выставка фестиваля «Факты из жизни. Британская фотографии 1974–1997», в которой были собраны работы десяти самых известных авторов второй половины ХХ века. В одной из статей фестивального каталога, посвященной истории британской фотографии, автор Билл Кувенховен иронично разделил всю 175-летнюю историю фотографии в Британии на два периода: «От Фокса Тальбота до Мартина Парра» и «От Мартина Парра до Мартина Парра и дальше», подчеркивая тем самым, как сложно называть имена на фоне такой яркой фигуры, как Парр, который, по сути, вывел британскую фотографию на мировой рынок. И выставка действительно открывается «Последним курортом: фотографии Нью-Брайтона», но важно также и то, что экспозиция не исчерпывается прославлением творчества Парра.

Там можно было видеть и черно-белые индустриальные ландшафты Джона Дэвиса (Jonn Davies), и клаустрофобические семейные хроники Ричарда Биллингхэма (Richard Billingham), и напрямую подражающие живописным полотнам работы Тома Хантера (Tom Hunter). Там же в Национальном музее можно было начать знакомство с беспокойной героиней новой цветной фотографии Анной Фокс (Anna Fox), а ее более полную ретроспективу показала галерея современного искусства Bunkier Sztuki. Благодаря тщательной подборке авторов и работ выставка «Факты из жизни» прослеживает развитие британской фотографии, показывает изменения в эстетике фотографического образа и в самом понимании того, чем является визуальный документ.

Woman Reading Possession Order, 1998

cibachrome print mounted on board, 150 x 120 cm

 Tom Hunter

Неожиданным, но безусловным фаворитом польской публики оказался британской фотограф Марк Пауэр (Mark Power) с яркой персональной выставкой «Мелодия двух песен», целиком посвященной Польше. Живописность, безупречность композиционных решений и качество печати огромных широкоформатных фотографий Марка Пауэра отметили даже самые придирчивые критики.

Варшава, апрель 2005

 Marc Power

Вопрос, вокруг которого выстраивалась концепция фестиваля: существует ли британская фотография как нечто отдельное, обладающее уникальными чертами, особым национальным стилем? Можно предъявить претензию к самой постановке вопроса: допустимо ли вообще обсуждать национальную специфику в фотографии в современном глобализированном мире. Как вообще определить, что такое «британская фотография»: созданная только британцами? Только о Британии? Или то и другое сразу? Тем не менее, критики настаивают, что говорить о специфике британского фотографического взгляда возможно: это привычка внимательно наблюдать знакомые вещи и дистанцироваться в то же самое время, иронично относиться ко всему, включая то, что дорого и любимо, и прежде всего к самим себе. Для британских фотографов всегда актуальной остается проблема идентичности и вопрос, что значит быть британцами. Темами фотопроектов становятся собственный дом и окрестности, привычки, ритуалы, что в итоге выливается в визуальную антропологию самих себя. Примером здесь может быть многократно отмеченный критиками проект Саймона Робертса (Simon Roberts) «Мы англичане» (2009), сочетающий в себе социальный документ с любимой британцами ландшафтной фотографией.

Camel Estuary, Padstow, Cornwall, 27th September 2007

 Simon Roberts

После праздника

Любой фотофестиваль — это не только выставки и показ слайдов, но и множество сопутствующих мероприятий: мастер-классы, ярмарки книг по фотографии, портфолио-ревю, конкурсы, показ итоговых работ выпускников фотографических школ, публичные встречи с фотографами, кураторами и издателями, семинары, круглые столы, открытые лекции, презентации новых книг, журналов, Интернет-ресурсов, аукционы фотографии, экскурсии по городу, концерты и фильмы. И хотя организаторы польских фестивалей стараются сосредоточить наиболее значимые события вокруг «главного уикенда», чтобы гости из других городов и стран могли взять максимум информации за короткий период времени, тем не менее фестивальные мероприятия растягиваются на целый месяц, которым в Польше традиционно стал май. В этом смысле можно позавидовать жителям Кракова и Лодзи, имеющим возможность познакомиться со всем самым интересным в области фотографии без необходимости отправляться в дальние путешествия.

Нам же пора готовиться к поездке в литовский Каунас, где в сентябре пройдут главные мероприятия начавшегося в июне фестиваля. В Каунас собирается приехать и Мартин Парр, чтобы представить подготовленную им книгу литовского фотографа Рималдаса Викшрайтиса, которого Парр в прошлом году номинировал в качестве «открытия года» на престижном фестивале арт-фотографии в Арле. По слухам, книга и без того «несколько безумных и поразительно сюрреалистичных» работ Викшрайтиса получилась в исполнении Парра довольно скандальной. Но все это можно будет узнать наверняка уже на самом фестивале.

www.photographer.ru

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Реальность в прожекторах иллюзий

Фотография • Светлана Полещук

Актуальные тенденции в современной фотографии.

Популярное