Евроремонт и годы согласований. Как бизнес пытается спасти крутые беларуские усадьбы

Места • Владислав Рудаков

«Реставрация памятников архитектуры – давняя проблема в Беларуси. Из всех отреставрированных государством объектов адекватно выглядят единицы. Что касается дворцово-усадебной и замковой архитектуры, тут всё еще хуже. Лидский, Мирский замки, дворцы в Несвиже, Коссово. Кто бывал – поймет меня. И это лишь вершина айсберга». Владислав Рудаков разбирается, как бизнесмены пытаются спасти старые усадьбы и что у них получается (на самом деле, ничего).

Минкульт ещё не справился с самыми масштабными памятниками архитектуры. Печальная участь недавно постигла Старый замок в Гродно. Там ломают стены 16 века и кладут пеноблоки. Процесс затянется на долгие годы, поэтому до усадеб дело дойдёт еще очень нескоро. Скорее всего, когда от них ничего не останется.

В конце 2000-х правительство приняло грамотное решение: выставлять усадьбы на аукционы и продавать в частную собственность. Только результат оказался прискорбным. Во-первых, каждое действие по реконструкции/реставрации требует долгих согласований с Министерством культуры. Нужная документация готовится по несколько лет, что не устраивает людей, вложивших в памятники сотни тысяч долларов. И это не значит, что после получения всех бумаг реставрация будет качественной. Большинство бизнесменов вообще не знает, что такое аутентичность, и рассматривает усадьбы только как объект прибыли. Да, кардинально перестроить фасад здания не дадут, но закупить дешевые материалы, поставить пластиковые окна или покрыть крышу металлопрофилем – без проблем.

Мы постарались собрать несколько совершенно разных примеров продажи усадебных комплексов в руки частников и посмотреть, что же из этого получилось.

Усадьба Бишевских, Лынтупы

1914-1917, delcampe.net

Усадьба Бишевских появилась в Лынтупах в конце 19 века. Дворец в неоренессансном стиле возвели по проекту польского архитектора Тадеуша Растворовского. Интерьеры украшали произведения искусства, один зал был обставлен дорогой гарнитурой в стиле Людовика XV. В салоне находился огромный камин с двумя статуями в человеческий рост.

3d-модель, alexandra_parhimchik.artstation.com

В годы Первой Мировой дворец разграбили немцы. В 1919 здание частично сгорело. Отстроить усадебный дом Юзеф Бишевский не смог из-за недостатка средств – семья ютилась в деревянном флигеле.

В 1939-м в Лынтупы пришла Красная армия, владелец усадьбы бежал за границу. В советское время во дворце находились спиртзавод и средняя школа. Потом усадьба осталась заброшенной и начала быстро разрушаться. 

Апрель 2006, globus.tut.by

В 2010 усадьбу с аукциона приобрела российско-беларуская компания «Eco Club». Фирма владеет 5-ю агроусадьбами в Поставском районе. На сайте размещена такая информация: «Мы взялись за непростую задачу восстановления панского дворца! До начала реставрации мы подписали охранные обязательства и таким образом взяли на себя ответственность сохранить не только внешний вид, но и внутренний стиль объекта, который включён в Государственный список историко-культурных ценностей. Вместе со строителями здесь работают учёные под руководством архитектора-реставратора Вадима Глинника. В наших планах — создать на территории панской усадьбы современный объект элитного отдыха. Будет открыта комфортабельная гостиница с более чем 20 номерами. Несколько их, только уже VIP-уровня, займут весь второй этаж дворца Бишевского. На первом этаже планируется разместить банкетный зал, небольшое кафе. Много планов и по поводу прилегающей территории, например, мы построим теннисные корты, роскошный СПА-центр и многое другое!»

Много времени ушло на подготовку проектной документации, работы по восстановлению здания начались только пару лет назад. Сейчас здание окружено лесами, качество выполняемой реставрации оценить сложно. Заметны стеклопакеты. 

globus.tut.by

Это один из немногих примеров, когда покупатель действительно довел дело до практики. Скорее всего, внутри не будет ничего аутентичного, потому что с «современным объектом элитного отдыха» это не очень сочетается.

Фото: Дмитрий Безкоровайный

Но усадьба получает новую жизнь и сохраняет свой прекрасный облик. За это стоит сказать «спасибо», несмотря ни на что.

Дворец Сегеней, Краски

Усадьба в Красках – результат стараний двух магнатских родов: Булгариных и Сегеней. В 1839 Булгарины возвели деревянный одноэтажный дом. В конце 19 века усадьба перешла к роду Сегеней. Они решили модернизировать постройку в стиле модной неоготики. Дом бывших владельцев оштукатурили, к нему пристроили двухэтажный объём с двумя башнями. Парадный вход украсили стрельчатым порталом с четырьмя декоративными башенками. Так получился усадебный дом, который сохранился до наших дней. В доме находился салон, холл, столовая, кабинет, жилые комнаты, буфет. Потолки украшала лепнина, пол покрывал паркет. В комнатах были кафельные печи, в салоне располагался камин.  

В 1949-м усадьбу приспособили под детский санаторий. Затем она находилась в собственности Волковысской механизированной колонны № 143. В 1990-м поместье передали Волковысскому заводу литейного оборудования для перепрофилирования под детский оздоровительный лагерь. Денег на реализацию проекта не нашлось, и усадьба пришла в упадок. 

2003, globus.tut.by

В 2009 году усадебный комплекс купил русский бизнесмен Валерий Селихов. Он планировал за два года провести реконструкцию и открыть гостиничный комплекс. Но к 2015 году не была готова даже проектная документация. В интервью владелец сказал: «Здесь очень сложная архитектура, а сведений о поместье практически не сохранилось. Мы делали запросы в архивы Польши, Петербурга, Москвы — повсюду, я даже на аукционах покупал съемки, но информации все равно очень мало. Тем не менее я пытаюсь восстановить всё, как было, чтобы люди смогли увидеть его аутентичность. Хайтека здесь не будет, все будет восстановлено максимально близко к тому, что было при панах. Вы посмотрите, здесь не только это здание, мы уже отреставрировали флигель, оранжерею, баню, а там еще стоят конюшни — комплекс большой, а жизнь проходит быстро. Я не знаю, если сейчас подумаю сделать здесь какую агроусадьбу, а через пять лет планы могут измениться и захочется сделать отель. Здесь будет что-то для людей, я не буду здесь жить один. Возможно, это будет отель для беларуских и зарубежных туристов. Пока такие планы».

2016, belvisit.com

В «СБ» два месяца назад вышла статья, где рассказывается, на каком этапе работы в неоготической усадьбы в Красках. «В основном здании идет реконструкция. Продвигается она достаточно медленно, но хочется отметить высокое качество проделанной работы и желание не навредить». Разницы между фото я не наблюдаю.

2016, belvisit.by

2018, sb.by

Есть в статье еще одно интересное фото:

Стены обросли пеноблоками. «Хайтека здесь не будет»? Интересно. 

Сейчас понятно, что реконструкция затянется на долгие годы. Какой она будет – большой вопрос. Блоки – плохой знак, но кто знает, что получится в итоге. Хозяин вроде как заинтересован проектом и не собирается перепродавать усадьбу. А это значит, что в ближайшие годы усадебный дом хотя бы не развалится.

Усадьба Святополк-Четвертинских, Желудок

1917, globus.tut.by

Святополк-Четвертинские овладели Желудком в конце 19 века – Владимир Святополк-Четвертинский получил имение как приданое от супруги Марии Уруской. В 1908 году Людвиг Святополк-Четвертинский, их сын, возвёл в Желудке новый усадебный дом в необарочном стиле. С фигурными плинтусами, колоннами, картушами и гирляндами. 

В Первую Мировую в усадебном доме организовали немецкий госпиталь. Святополк-Четвертинские со всеми пожитками (мебелью, дорогими сервизами, золотыми столовыми приборами, предметами искусства) переместились в один из флигелей. После Первой Мировой владельцы усадьбы частично восстановили дом, но из-за финансовых проблем продолжили жить во флигеле. Во дворце проводили только самые важные приёмы и балы. В 1939 году на территорию Западной Беларуси пришли советы. Имение разграбили, владельцам пришлось бежать. 

С 1941 по 1944 в усадьбе был немецкий госпиталь. После войны и до 1992-го здесь располагалась военная часть ПВО. После того, как часть расформировали, усадьбу передали Академии наук, в департамент по сельскому хозяйству. С того момента дворец пришёл в запустение и начал разрушаться. 

В 2014 году московская семья предпринимателей Гавриловых выкупила дворцово-парковый комплекс. Супруги хотели создать здесь картинную галерею и музей. В этом же году провели кое-какие работы по консервации дворца, расчистили парк и хозпостройки. 

На этом практические действия закончились и начались бесконечные согласования. Владельцы усадьбы разочаровались в своем проекте и перестали проявлять инициативу. Сейчас все работы ведутся за счёт благотворителей. Местный «Фонд сохранения и развития объектов культурного наследия» пытается законсервировать объект, ведь средств для проведения полноценных работ не хватает. 

Осенью 2017-го, когда я в последний раз посещал Желудок, дворец выглядел так:

Мансарда

Возможно, дворец удастся законсервировать на какое-то время и он сможет прожить еще десяток лет. Но о реконструкции пока не может быть и речи. Слишком сложная ситуация для мгновенного разрешения.

Усадьба Бохвицей, Подороск

Усадьба в Подороске с 16 века сменила множество владельцев. До середины 19 века имение принадлежало Чечотам. Жили они в небольшом одноэтажном каменном здании. В 1880 Эльжбета Чечот вышла замуж за Романа Бохвица, и так усадьба перешла во владение к этой фамилии. Роман первым делом принялся перестраивать старый усадебный дом. Новым архитектурным элементом стал двухэтажный портик на четырёх колоннах с балконом.

Внутри было много картин, кафельные печи (одна была украшена фигурой Яна III на лошади), мраморный камин, паркет, дорогая мебель, библиотека с множеством редких книг, архив старых документов Чечотов и Бохвицев. Одна комната имела название «наполеоновской». В 1812-м в ней ночевал сам французский Император, хозяева относились к этому залу с большим трепетом. После 1939 года в усадебном доме находилась школа. Позже – контора совхоза «Подороск». С 2004-го здание пустовало.

2011, globus.tut.by

В 2012 усадьбу выкупил русский бизнесмен с беларускими корнями Павел Подкорытов с целью создать на базе поместья туристический центр и музей беларуской шляхты. В данный момент отреставрирована кузница и конюшня, идёт работа над домиком управляющего, где разместят гостиницу.

Кузница, sputnik.by

К реставрации усадебного дома спустя шесть лет не приступили. Владелец уже вложил в усадьбу миллион долларов, а в планах – еще шесть. Почему всё так медленно? Хозяин отвечает, что всё из-за согласований с Минкультом. Каждый гвоздь обсуждается по полгода.

2016, globus.tut.by

Полностью закончить объект планировалось в 2020-м. Пока такой расклад выглядит нереальным. Думаю, придётся ждать не меньше пяти лет.

Фото: Дмитрий Безкоровайный

О качестве реставрации говорить тоже пока невозможно. Но владелец выглядит серьезным человеком, уважающим беларускую культуры. Надеемся на лучшее.

Усадьба Пузынов, Гремяче

Парковый фасад, 1910, radzima.org

Усадьба Гремяче досталась роду Пузынов в 1862 году. До этого имением владели Сапеги, Понятовские, Чарторыйские, Нарбуты и многие другие. Юзеф Пузыно решил обжиться в Гремяче и построил здесь небольшой дворец в стиле классицизма.

Это одноэтажное кирпичное здание с мансардной крышей. Фасад украшают портик, ризалиты, пилястры. О внутреннем убранстве информации нет, кроме того, что в доме были кафельные печи и уникальные кованные винтовые лестницы на мансардный этаж. В советское время в усадьбе были школа и пионерлагерь. 

Усадьба в качестве пионерлагеря, 1959, kamenets.by

В 1990-м лагерь расформировали. В 1999-м ансамбль передали районному ЖКХ для реконструкции и использования в качестве туробъекта. Ничего из этого не вышло.

В 2005 году райисполком безвозмездно передал усадьбу ОАО «Восход-Каменец» для реконструкции под туристический объект. В 2011-м хозяйство перепродало усадьбу СП «ВэскоБел». Новый собственник тоже попытался выставить усадьбу на продажу, но желающих приобрести ее не нашлось. Предприятие изготовило проектно-сметную документацию на реставрацию кровли, получило все разрешения и должно было закончить ремонт в марте 2017-го. Но если посмотреть на фото этого года, ремонтом и не пахнет. 

2018, planetabelarus.by

Скорее всего, усадьба либо вскоре снова сменит владельца, либо окончательно разрушится. Третьего не дано.

Усадьба Котлубаев, Ястрембель

1917, globus.tut.by

Усадьба Котлубаев в Ястрембеле сформировалась в конце 19 века. Усадебный дом построили в 1897. Четкий архитектурный стиль проследить сложно, но здание определенно имеет черты итальянского неоренессанса. Основной объем усадебного дома двухэтажный. К нему примыкают боковые объемы разного размера и четырёхъярусная башня. Фасад декорирован рустовкой, карнизами, пилястрами, колоннами. Стены внутри здания были разрисованы сценами античной истории и украшены лепниной.

Тут стояли изразцовые печи, пол был выложен паркетом и керамической плиткой. В доме находилось много произведений искусства. Советы не оставили ничего.

Они передали усадьбу детскому дому. Стены разбили, комнаты объединили в большое помещение. Лепнину, пол уничтожили. Последнего владельца Ястрембеля Зигмунда Котлубая советы арестовали, отправили в Барановичскую тюрьму, где он был замучен.

С 1972-м в здании размещалась школа-интернат. В 1990-е для детей построили новый жилой корпус, с тех пор усадебный дом пустует. Областные власти обещали его отреставрировать, в 1991-м даже разработали проект реставрации, но  безрезультатно. В середине 1990-х отремонтировали крышу, в 2000-х закупили и поставили окна. Вот и всё.

В 2014 усадьбу продали русскому бизнесмену Андрею Сенько. Он обещал отреставрировать дворец, но за четыре года ничего не сделал. В 2017 году была готова проектная документация, только смысла в ней пока нет.

Сейчас здание окружено высоким забором из сетки. На фасаде в нескольких местах есть надписи «консервация». Только на консервацию это не похоже, потому что штукатурка осыпается, окон на втором этаже нет, в дом проникает влага. Если прогниют стропила, всё закончится плачевно.

Усадьба Бохвицей, Павлиново

1914, globus.tut.by

Усадьба Павлиново сформировалась в конце 19 века. Неоготический усадебный дом достроили в 1909 году. Отличительная особенность здания – фронтоны с зубчатыми башенками. Над крышей возвышалась башенка каплицы. Во время Второй Мировой усадебный дом обжили немцы. После войны и до 1995-го здесь находился военный госпиталь. Всё внутреннее убранство пострадало, пропала башня каплицы.

В 2005-м усадьбу продали Минскому негосударственному институту правоведения. Планировали создать туристический центр с музеем беларуско-польской культуры 19 века.

2017, globus.tut.by

2018, traveling.by

Собственник убрал мусор, восстановил конюшни. Однако, уже больше пяти лет стройка заморожена. В конце 2017 владелец установил в усадебном доме окна и двери ПВХ и сейчас собирается выставить усадьбу на продажу. Критиковать его нельзя. Как мы убедились, дело это несладкое.

Вместо вывода

Критикуешь – предлагай, так ведь? Я уверен, что продажа усадеб – отличная идея. Только делать это нужно по-другому. Во-первых, пора до минимума снизить цены (вспомним идею продавать «лоты» за одну базовую величину). Во-вторых, нужно ускорить согласования и максимально оперативно выдавать разрешения на проведение строительных работ. Закрепить за объектом определенного человека из Минкульта, который будет курировать процесс, избегая лишней беготни по кабинетам. В-третьих, надо выставлять четкие сроки окончания реконструкции. Если видно, что человек не выполняет обязательства, – конфисковывать без возмещения затрат. В-четвертых, следить за аутентичностью, исключить «евроремонты» и дешевые материалы.

Разумеется, государству не хватит денег, чтобы заниматься реконструкцией всех беларуских усадеб. Тем более, каждому объекту нужно найти своё применение. Здесь поможет частная инициатива. И только путем налаживания отношений между государством и предпринимателями в этой области мы сможем сохранить памятники дворцово-усадебной архитектуры.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Приют, где умирают животные. Что происходит на хуторе с сотней собак и кошек

Места • Ирина Михно

Идея помогать бездомным животным, безусловно, похвальна, если только не превращается в радикализм. Мы столкнулись с историей девушки Ольги, которая завела приют для собак и кошек в Новогрудке, но, кажется, не рассчитала силы. Сейчас в доме около сотни животных – некоторые болеют вирусом, некоторые погибают, кто-то страдает от болезни глаз. KYKY узнаёт, как «Олин ковчег» превратился в «место издевательства над животными», как говорят очевидцы.

Популярное