«Фактически продала себя в рабство». Как беларуска шесть лет работала на круизных лайнерах

Места • Ася Поплавская
Ирина Уэйд закончила Минский лингвистический университет и проработала два года преподавателем английского языка. Поняла, что на зарплату преподавателя в Беларуси не прожить и уехала в Америку, где шесть лет работала на круизных лайнерах. «На корабле так: когда не работаешь - спишь. Это закон выживания», – говорит Ирина.

Когда я поняла, что выжить в Беларуси на нищенскую зарплату молодой девушке просто невозможно, решила уехать в Америку. Я раньше была там трижды по летней программе Work and Travel. В студенческие годы вообще ничего не боялась. Приехала первый раз в Америку с $200, которые наскребла для меня мама, с планами найти работу на месте. Прилетели с одногруппницей в Нью-Йорк, первую ночь провели в общаге Колумбийского университета, а на следующий день ткнули пальцем на карту побережья и попали в маленькую точку, которая называется Делавер. Это самый маленький штат, Рехобот бич. Купили билет на автобус и приехали в крошечный курортный городок на самом берегу Атлантического океана. Работу нашли в парке аттракционов с видом на океан. Парк предоставлял иностранным студентам жилье, маленький чистенький домик в пяти минутах от пляжа. Парк был семейным бизнесом, в нем трудилась вся семья, начиная с восьмилетних детей и заканчивая основателем – 70-летним дедушкой. Мне там так понравилось, что следующие два года я возвращалась по летней студенческой программе именно туда. К любимому океану.

Сбежала от белорусской зарплаты

После университета и двух лет работы в Минске, честно говоря, кроме круизов ничего на ум не приходило. Тогда, в 2008 году, работа на лайнерах активно рекламировалась: было множество фотографий красивых белых кораблей на фоне лазурного моря… Вот я и решила, а почему бы не попробовать?.. Рассчитывать на программу Work and Travel я уже не могла, а визу на корабли дают всем. Я подумала, что такая работа для меня будет хорошей возможностью отдохнуть от белорусского быта. К тому же, я очень люблю океан и путешествия. Мне было 24 года, я очень хотела не только денег подзаработать, но еще и мир посмотреть, попробовать себя в новой профессии. В общем, я приняла решение без долгих раздумий.

Всех новичков отправляли в Майами. Среди белорусских ребят на кораблях почти все были с высшим образованием. В основном, выпускники Минского государственного лингвистического университета, Белорусского государственного педагогического университета имени Максима Танка, Белорусского национального технического университета. Было среди нас несколько учителей музыки. Не знаю, что они заканчивали, но в Америку, как и я, сбежали от нищенской зарплаты.

Фото: Karli Evans

У меня был план: отработать на лайнере один контракт, посмотреть красивые карибские острова, отложить немного денег и искать новую работу в Минске. В итоге я проработала там шесть лет. Сейчас я живу в Техасе и могу сказать, что строить планы – дело неблагодарное. Корабельная жизнь очень затягивает…

Планировала заработать денег и вернуться в Минск, а попала в рабство

Когда мы соглашались работать на лайнере, вообще ничего не знали об этой работе. Я прошла собеседование с представителем компании (как позже оказалось, одним из главных бар-менеджеров всего флота) на позицию официанта в баре. Тогда набирали только на следующие позиции: хаус-киппинг (не да бог, да и зарплата мизерная даже по отечественным стандартам: $550 в месяц за 12-часовой рабочий день без выходных), работник столовой (тоже маленькая зарплата) и официант бара (работаешь за чаевые, разносишь алкоголь, к каждому счету за выпивку автоматическая надбавка 15%, а хорошие гости еще и наличку сверху добавляют). В этой последней вакансии есть вероятность повышения до бармена. Мне обещали, что через несколько контрактов меня повысят, но я получила повышение уже на втором контракте. Бармен на лайнере – это почетная должность. В Америке они пользуются уважением, всегда нарасхват, неплохо зарабатывают. Поэтому я выбрала позицию официанта бара.

Но мне никто не рассказал, что я фактически продала себя в рабство. Никто не упомянул, что все время нахождения на корабле буду работать семь дней в неделю в течение всех восьми месяцев контракта. Уже позже я узнала, что рабочий день на круизном лайнере длится от 8 до 14 часов, в зависимости от того, находимся мы в порту или плывем в море.

Когда не работаешь – спишь. Это закон выживания на корабле

Работы по обслуживанию бара было очень много. Все его поверхности нужно было не просто «вылизать», но потом еще продезинфицировать хлоркой. Это мы зачастую делали в «свободное» время. Кроме этого, мы проходили массу тренингов по безопасности: ты, как-никак, моряк и в случае непредвиденной ситуации должен помочь пассажирам найти свою спасательную шлюпку. Тренинги тоже проводились в свободное от работы время, то есть, вместо сна... На лайнере так: когда не работаешь - спишь. Это закон выживания на корабле. Спать доводилось всегда урывками, во время брейков: по часу, по два, по 45 минут. А на ночной сон компания выделяет аж целых шесть часов! За это время нужно еще успеть поесть, принять душ… Бывало, что я заканчивала работать в пять утра, вымывала и закрывала бар, а в восемь утра уже нужно было встать открывать другой бар. Сейчас у меня полугодовалый ребенок, и я живу приблизительно в таком же расписании: никогда не знаешь точно, сколько часов удастся поспать.

Фото: holyship.com

Почему я не ушла с лайнера, несмотря на сложную работу? Как я говорила выше – затягивает. У меня есть знакомые, которые увольнялись, в потом все равно вернулись. На корабле все просто и ясно: проснулся, нажал кнопку лифта и через семь-восемь секунд ты уже на работе. Нет уборки, готовки, как дома. Всегда водятся деньги, что важно. У меня «наличка» благодаря чаевым была всегда, иногда по $100 в день только наличкой выходило. Это много. Каждую ночь в баре для команды организовывалась вечеринка с хорошим, но дешевым алкоголем… К тому же, много моря и солнца. В Беларусь я зимой не приезжала вообще, потому что зиму терпеть не могу. На кораблях проводила по 6-8 месяцев, после было два-четыре месяца отпуска. Я путешествовала по Америке, а потом приезжала в Беларусь. За шесть лет у меня вышло девять контрактов и восемь разных кораблей, большинство из Майами. Мои самые любимые острова в Карибском море – Святого Мартина, Святого Томаса, Святой Люсии. В Пуэрто-Рико волшебные природа и море. На Бермудах очень красиво, но дорого, Понравилась Ямайка, где не бывает проблем, а только «ситуации»…

Самая ужасная публика на лайнере – из Майами

Пассажиров у нас было принято называть гостями, чтобы создать атмосферу домашнего уюта. Их поведение во многом зависит от того, из какого порта плывет корабль. Для меня самая худшая публика из Майами. Они постоянно грубят, хамят. Бывало, на баре сидело десять человек и все хотели быть обслужены в первую очередь, даже друг другу хамили, не только нам. Отличается латиноамериканское население в Майами. Многие вообще не говорят и не понимают по-английски, часто требовали, чтобы с ними говорили по-испански. Еще они очень шумные и неаккуратные, после них приходилось половину бара вымывать.

Особо отличались и некоторые русскоговорящие. Мне запомнились две дамы бальзаковского возраста, которые пытались со мной говорить на таком ломаном английском, что у меня от отсутствия грамматики и русского прононса волосы встали дыбом. Я предложила им перейти на русский, но они презрительно на меня посмотрели и сказали: «Мы живём в Майами уже 15 лет, русский уже не помним». Надо же, – подумала я, – как вам тяжело, русский уже забыли, а английский еще не выучили...

Лайнер в Гаване, фото: Reuters

Самые позитивные и дружелюбные люди были в Техасе. Они после недели круиза оставляли все данные, приглашали в гости, предлагали работу, сватали своих детей и племянников… На прощание целовали, обнимали, присылали подарки.

На круизах бывают завсегдатаи. Помню одного дедушку, который плыл в свой 197 круиз. Он был пожизненным ВИП-ом и гордостью компании, поэтому путешествия ему доставались за бесценок. Занудный был старикашка, но поскольку он ВИП-персона, дежурно улыбаться ему нужно было беспрестанно, даже когда он рассказывает какую-нибудь историю в двадцать пятый раз. Если вдруг такой гость на тебя нажалуется – будь готов паковать чемодан домой.

Иногда на лайнерах люди умирают

Однажды у нас прямо в разгар дня, когда на верхней палубе было не меньше тысячи человек, в бассейне утонул 6-летний мальчик, пока его родители ели бесплатный ланч в ресторане. Умирали люди и естественной смертью от старости. Несколько раз пропадали без вести, видимо, падали за борт. Для всей команды лайнера существуют специальные инструкции, которые мы используем в экстренных медицинских ситуациях, при попытках самоубийства, пожарах. На корабле есть морг для умерших и тюрьма для особо отличившихся (как гостей, так и команды). Слава Богу, ни там, ни там не была.

Лайнер научил ценить семью и дом

Семья всегда знала, что я лягушка-путешественница, поэтому родные за меня не особо переживали. В то время я была в поиске мужчины – и можно сказать, решила поискать в другом месте. Из всех моих отношений самые сложные были с минскими парнями. Очень уж они требовательные к девушкам, а отдача так себе… Сейчас я замужем, воспитываю ребенка. С мужем познакомилась благодаря моей школьной подруге, которую я навещала в Остине. К лайнерам он не имеет отношения, хотя там все встречаются между собой, женятся, рожают детей, разводятся. Женатым парам, которые работают в круизах, можно жить вместе в одной каюте. У меня тоже были отношения на лайнере. Пять долгих лет. Я даже жила в Лиме, столице Перу, но не сложилось – у нас совсем разные менталитеты.

Ирина с одним из гостей лайнера

Я покинула лайнер, потому что уже была в отношениях с будущим мужем, мне было и психологически, и физически тяжело находиться на расстоянии от любимого человека. Интернет на корабле был ужасный, медленный и очень дорогой – $20 за 200 минут, телефонные звонки ещё дороже. Мы скучали друг без друга, поэтому когда он сделал мне предложение, сказал, что пора с кораблями завязывать. На кораблях я научилась самостоятельности, поняла, что нужно ценить и свой, и чужой труд, научилась находить общий язык с приятными и не очень приятными людьми, все время улыбаться, а также ценить свою семью и дом.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Черногопник

Места • Саша Романова

Хороший отдых – как книга или женщина. Меняет тебя навсегда. Когда в KYKY вернулась из Черногории Саша Романова, коллеги главреда не узнали. Говорит, весь отпуск читала Владимира Козлова, «Гопники» и «Варшава». Знаете, эффект есть.

Популярное