Как борьба востока и запада превращает Минск во второй Лондон

Места • Аня Перова
На интуитивном уровне белорус ощущает: восток – это что-то застрявшее в прошлом, запад – вроде как круто и современно. Такое разделение касается не только мировоззрения вообще, но и вполне конкретных вещей – городов. Лондон известен градацией районов в зависимости от сторон света: запад считается престижнее, чем восток. KYKY доказывает, что в Минске, честно говоря, то же самое.

Вообще, деление на богатый Запад и бедный Восток работает на примере всей Беларуси, а не конкретно Минска. Если проехаться по городам в областях на машине, то невооруженным глазом видно: Могилевская область переживает глубочайший кризис. В той же Гродненской все выглядит визуально получше: заборчики в деревнях веселей покрашены, кое-какие туристы около Мирского замка крутятся, дома крепче, богаче, ухоженнее. Теорию разлома между Западом и Востоком сложно отрицать.

«Плательщики Гродненской области в 1 полугодии 2016 года внесли в доход бюджета 8 663,5 млрд неденоминированных рублей», – пишет сайт Министерства по налогам и сборам. Сравним с Могилевской областью, где те же плательщики внесли в бюджет всего-то 2 514 мрлд неденоминированных денег за тот же период. Разница больше, чем в три раза!

Забыть как страшный сон

Мои родители родом из Чаус – это, прямо скажем, задрипанный, умирающий городок в Могилевской области. В дошкольном возрасте я стала жительницей Минска. Родители снимали квартиру сначала около Ванеева, а потом перебрались на «Ангару». Про нее ходят слухи чуть лучше, чем про Шабаны, но чуть хуже, чем про любое другое место. С тех пор Заводской район вызывает стойкую ассоцииацию – эдакий перевалочный пункт между вымирающим нищим Могилевом и «билетом в успешную жизнь». Духа города, живых мест, потока людей здесь не встретишь.

Иное дело – западная часть Минска. Зайти в метро на Каменную горку с утра – квест не для антропофобов. Едущие на учебу студенты, мужики с портфелями и рюкзаками, пахнущие девушки – каждая на свой манер. Вся эта масса загружается в вагоны так плотно, что пассажирам с Кунцевщины порой приходится стоять: свободного места не найдется даже для сивой бабушки. После Купаловской в вагоне наконец можно продышаться. Народ выходит, а новые пассажиры не спешат заходить. На конечную станцию Могилевскую обычно доезжает по 3-6 человека на вагон. Кажется, что из мегаполиса мчишься в глухую деревню. На выходе из метро в переходе досталось девушке с рекламы какого-то бренда одежды: один зуб в улыбке наглухо зарисовали черным маркером. Видимо, чтобы походила на свою. Глянешь в сторону Шабанов – так оттуда, собственно, дух Шабанов веет, глянешь в сторону центра – там широкий пустынный проспект с леском рядом, глянешь в сторону Ангарской – понуро стоят увядшие пятиэтажки.

Шабаны, фото: evillab.org

Все, как десять лет назад: ничего не изменилось. Да, здесь построили ТЦ «Момо» и современный фитнес-зал «Мандарин». Только местные аборигены смотрят на эти новые коробки непонимающими глазами. Им привычнее ходить за продуктами в совковый универсам «Байкальский». Единственная инновационная штука, прижившаяся здесь, – это пресловутые валидаторы в транспорте. Каждый раз, возвращаясь сюда, я рада, что больше здесь не живу.

Так причем тут Лондон?

Пару лет назад в Лондоне спросили жителей, какими бы словами они охарактеризовали районы. Западные районы, в отличие от остальных, были оценены положительно. Их назвали «шикарными», «чистыми» или, что еще лучше, «благоприятными для тихой семейной жизни». Если что, записывайте: Kensington, Shepherd's Bush и Hammersmith – такие западные районы хвалили даже чаще других западных районов. В этой же части города расположены знаменитые Кенсингтонский дворец, Букингемский дворец и Гайд-Парк. Благодать.

А вот на восток Лондона навесили ярлык бедного. Один в один, как в Минске. Кажется, в нашей столице баланс немного нарушен: к хорошим районам можно отнести и северо-восточное Уручье. Но в Лондоне тоже есть неплохой район Walthamstow, тоже расположенный на северо-востоке. Все знают: исключение подтверждает правило.

Результаты опроса нет смысла долго описывать, проще посмотреть на инфографику. Чем крупнее шрифт на картинке, тем чаще называлась та или иная характеристика. С «poor» понятно: по-нашему «бедный», – а слово «posh» неформально означает «высший класс». Ну и прямой перевод тоже говорящий – «шикарный».

Лучше всего за нас ответят цены на недвижимость

Кто бы ни выдвигал теории насчет разного качества жизни в разных районах, все они – пыль, потому что как в Минске, так и в Лондоне престиж места жительства определяется ценами на недвижимость. Это как метод проверки качества колбасы на животных: какую колбасу из всех кот выберет, в той и мяса больше.

В Заводском районе однушку у метро можно снять всего за $120-150, а за $160-190 так вообще найти двухкомнатное жилье. Во Фрунзенском районе за эти же деньги найдется только однушка. Впрочем, отыскать квартирку за $150 можно и в этой части города. Но в целом срез виден без глубокого анализа: в среднем жить в восточной части города ощутимо дешевле. Кроме того, почему-то в предлагаемых квартирах в западных районах сделан более приличный ремонт.

Сухарево, фото: Никита Обухович

В Лондоне, конечно, разделение существеннее. За хорошо, но не роскошно обставленную квартиру (в нашем понимании двухкомнатную) в западном Kensington просят 2058 или 2167 фунтов в месяц. Такая же по количеству комнат квартира в восточном районе Dalston обойдется в 1560 или даже в 1387 фунтов. И там, и там есть варианты подешевле-подороже, но общее положение дел тоже ясно. Кстати, на западе Лондона ремонт тоже обычно роскошнее, чем на востоке.

Где ж мне теперь жить?

Конечно, пересуды насчет уровня престижа, криминала, озеленения районов иногда оказываются стереотипными и преувеличенными. Но есть и неоспоримые факторы. Взгляните на экологическую карту Минска.

На ней видно, что западная часть города хоть и не идеально чистая, но куда менее загрязнена, чем восточная. Единственным островком чистого воздуха на правой части карты остается то самое Уручье.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Не Зыбицкой единой. Как формируется «золотой квартал» на улице Революционной

Места • Алиса Петрова

Среди бизнесменов, обитающих на улице Революционной, ходят слухи: городские власти хотят сделать улицу полностью пешеходной, а-ля Старый Арбат в Москве. Однако Революционная уже меняется: открылись бары и кафе, где вечерами заседает платежеспособная публика. KYKY рассуждает, какое будущее ждет одну из самых старых улиц Минска и пойдут ли власти навстречу тренду.

Популярное