Диаспоры Минска: за что турки любят Беларусь

Общество • Яна Казачук
КУ решил провести серию интервью с отдельно взятыми семьями — представителями диаспор — и узнал от них, как Беларусь выглядит в глазах иностранцев и какие скрытые красоты хранит в себе такой знакомый нам Минск.

Ихсан Дилекчи

Ихсан Дилекчи — директор минского филиала международной общественной организации «Диалог Евразия». Окончил Вильнюсский университет по специальности «Русский язык и литература». В Минске 14 лет. Параллельно учится в аспирантуре факультета философии и социальных наук БГУ на отделении социологии.

Румейса Дилекчи

Румейса Дилекчи — руководитель женской Платформы «Диалог Евразия». Окончила университет в Турции по специальности «Преподаватель изобразительных искусств». В Минске 9 лет, сейчас также учится в аспирантуре факультета философии и социальных наук БГУ на отделении социологии, занимается вопросами семьи и брака в Турции и Беларуси.

Турки в Беларуси

Время, когда в Беларуси появились первые турки, точно не известно. Но есть сведения, что ещё в XIX веке в Минске существовали турецкая булочная, а также доходные дома и магазины, принадлежавшие туркам. После распада СССР, в конце XX века, турки вновь стали приезжать в Беларусь: среди них были студенты, а также бизнесмены, строившие в Минске гостиницы, рестораны. Постепенно некоторые из них стали здесь оседать, образуя турецкую диаспору. На данный момент в Минске насчитывается около 1,5 тысячи турков.

О Беларуси 

Ихсан ДилекчиВ Минск я приехал в 1998 году. До этого я окончил университет в Вильнюсе, потом некоторое время работал в Москве. После этого через знакомых, друзей приехал в Беларусь и остался здесь.

Ещё когда я учился в Вильнюсе, я иногда бывал в Минске —здесь жили мои друзья. Поэтому с Беларусью был более-менее знаком. Но, честно говоря, в Турции об этой стране мы знали немного. Единственные ассоциации —  «это где-то на Севере» и «там много снега».

Когда был Советский Союз, отношение было довольно предвзятым, потому что мы принадлежали к противоположным идеологическим лагерям. Потом, когда Советский Союз развалился, в Турцию стало ездить много женщин, которые занимались проституцией, поэтому Россия и Беларусь стали ассоциироваться с «наташами». Кроме того, в Турции показывали много американских фильмов про русских «мафиози» и «наташ», которые добавляли ещё больше негативных ассоциаций.

Но со временем, когда люди стали чаще путешествовать, знакомиться друг с другом, конечно, представления изменились в лучшую сторону.

Сейчас я смело могу сказать, что турки и восточнославянские народы очень близки друг другу, особенно если сравнивать с народами западными. В Беларуси люди более простые, более открытые, с ними легко найти общий язык. Брачные союзы между турецкими мужчинами и славянскими девушками более крепкие. Может быть, это связано с тем, что к исламу православная ветвь христианства ближе, чем католицизм.

Но всё же на первых порах многое было непривычным. Во-первых, погода: у вас пасмурно, дождливо. Ещё очень удивляло, что у вас очень много девушек, женщин.

Складывалось впечатление, как будто в Минске живут одни женщины! Спросите любого турка, который сюда приезжает, он скажет, что здесь, наверное, процентов 70 женщин и только 30 — мужчин!

Ещё одно отличие — у вас малолюдно, особенно в сравнении со Стамбулом. Очень спокойно, улицы широкие.

Дружеские связи не такие тесные, как у турков. В Турции, например, чаще ходят друг к другу в гости. У белорусов отношения более дистанцированные.

Ещё мне кажется, что люди в Беларуси более спокойные, жизнь течёт размереннее. Турки же более темпераментные, менее терпеливые. А белорусы всё делают неторопливо. Возможно, это от того, что долгое время (когда был Советский Союз), люди работали на государство, и работай-не работай — зарплата от этого не зависела, на улицу всё равно никого не выставляли. Поэтому и сейчас белорусы работают не так много, как турки, и если, например, работа остается на вечер, доделывать не станут. А турки и на ночь останутся, и на выходные, лишь бы деньги давали.

О взаимоотношениях с белорусами 

Ихсан ДилекчиКонечно, сейчас у нас очень много друзей, особенно по работе. Вообще, мы очень быстро нашли общий язык и подружились с местными жителями. В первую очередь, общались с преподавателями, однокурсниками, с хозяйкой съёмной квартиры, с соседями. Если сравнивать турок с представителями других национальностей, например, с китайцами, нам значительно легче устанавливать контакты, знакомиться. Сначала у нас, правда, возникали проблемы из-за языкового барьера, но потом, когда мы этот барьер более-менее преодолели и начали общаться, никаких других затруднений не возникало.

К нам обращались сотрудники турецкого посольства и спрашивали, стоит ли перевозить сюда семьи, беспокоились, смогут ли их дети адаптироваться в Беларуси. У некоторых был негативный опыт в западных странах, где к ним не очень хорошо относились из-за того, что цвет волос не тот или что те не знали языка. Но я всегда говорю, что можно смело перевозить сюда детей. По крайней мере, у нас не было такого случая, чтобы к нам плохо отнеслись из-за того, что мы иностранцы. Мне кажется, здесь не имеет значения, кто ты: турок или белорус. Ко всем отношение одинаковое.

О семье

Румейса ДилекчиОтношение к семье, родственникам в наших культурах, конечно, очень разное. В Турции семье придаётся очень большое значение: например, у нас принято каждые выходные обзванивать всех родственников, интересоваться, как у них дела. Если мы не позвонили, они начинают волноваться, думать, что что-то стряслось.

Ихсан ДилекчиЗдесь меня удивило, что взрослые дети едва ли поддерживают отношения со своими родителями. Например, среди наших белорусских знакомых есть такие, которые совсем не навещают своих родителей или ходят к ним два раза в год. Для нас это странно.

Румейса ДилекчиПо количеству детей современные белорусские и турецкие семьи особенно не отличаются. В последнее время у нас наиболее распространены семьи, где двое детей. В нашей семье, например, их трое, и в Турции все на меня смотрят большими глазами! Считается, что трое детей — это уже слишком. Хотя у моей бабушки бело девять детей, а у мамы — четверо.

Ихсан ДилекчиЗдесь, в Беларуси, среди наших знакомых очень много смешанных белорусско-турецких семей, и браки эти вполне удачные. Очень многие турецкие мужчины, живущие в Беларуси, женятся на белорусских женщинах. По исламу, мусульманка-женщина не может выходить замуж за немусульманина, а мусульманин-мужчина может жениться на девушке-немусульманке при условии, что она верит в единого Бога, то есть, на христианке или иудейке, на других — нет.

О традициях

Ихсан ДилекчиДаже живя в Беларуси, мы стараемся поддерживать наши традиции. Вместе с другими турками отмечаем мусульманские  праздники Рамазан-Байрам, Курбан-Байрам, Дни Ашура. Не едим свинину, а обычное мясо стараемся есть, только если животное было убито по мусульманскому обряду — при убийстве было произнесено имя Бога.

Когда рождается ребёнок, обязательно в правое ухо читаем ему азан — это такая молитва. И только после этого можно давать ему имя.

Кроме того, вместе с турецким посольством в Минске мы отмечаем свои национальные праздники —День Республики и День суверенитета Турции. А в прошлом году проводили фестиваль турецкой культуры, на котором можно было увидеть турецкие народные и обрядовые танцы, послушать турецкую музыку, познакомиться с турецким искусством рисования на воде.

Румейса ДилекчиНо и белорусские праздники мы тоже отмечаем. Например, в прошлом году вместе с женской Платформой «Диалог Евразия» праздновали Масленицу, также отмечаем Новый год, 8 Марта.

Что касается традиций в одежде, могу сказать, что и здесь, и в Турции стиль у меня одинаковый: длинная юбка и кофта с длинными рукавами. Согласно исламу, мусульманской женщине можно показывать только лицо и руки, а всё остальное тело надо закрывать. Но хиджаб я не ношу. Его и в Турции носят далеко не все женщины, только процентов 50–60. А женщину в парандже у нас встретить вообще практически невозможно, разве что в некоторых традиционных сообществах.

О Минске

Ихсан ДилекчиМне очень нравится гулять по Минску. Летними вечерами люблю прогуливаться по проспекту Независимости, в районе Площади Победы, по Верхнему городу… Ещё очень люблю бывать возле Ратуши, церкви Святого Духа, «острова Слёз», Красного костёла. Мне кажется, в этих местах чувствуется дух города.

Румейса ДилекчиЯ вообще очень люблю Минск, здесь особенный воздух. Когда мы возвращаемся на лето в Турцию, я даже начинаю скучать по Минску — хотя бы потому, что в Турции в это время около 45 градусов тепла! В Минске всё же прохладнее.

Любимые места в Минске — парк Горького и парк Челюскинцев, мне очень нравится бывать там с детьми. Ещё мы любим выезжать на Минское море. Вообще, за те 9 лет, что я живу здесь, Минск стал для меня родным. Родина для меня — то место, где я живу и зарабатываю на хлеб, где мне комфортно. Поэтому Беларусь я считаю своей второй родиной.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

#Упоротый peace

Общество
В контексте нынешней эпохи работает простое правило «если что-то действительно смешно, из него быстро сварганят мем».
Популярное