Вам повестка 2: белорусы и армия

Общество • Андрей Диченко
Ещё две истории от белорусов, которые служили в армиях: от четырехчасового просиживания за экраном телефона до операций по захвату террористов

Антон, 22 года, старший сержант.

Службу проходил в батальоне Duchifat, штурмовой взвод, Израиль.

 

Когда я призывался, не могу сказать, что мною двигали какие-то патриотические чувства. Для меня это было приключение. Все же служба в боевых войсках. Мне нравится Израиль, мне нравится тут жить и если меня призовут опять, но уже на войну, я, конечно же, пойду. Можете называть это патриотизмом.

Самое тяжелое – отсутствие логики в армейской жизни. Бывает, что поступают приказы, смысла в которых узреть невозможно. Это часто меня бесило, но приказ есть приказ.

Если говорить про дедовщину, так она есть в любой армии, но у нас она иная. Например, в пехоте, где я служил, когда заканчиваешь учебку и попадаешь в боевую роту. Там есть три взвода: из молодых, средних и старослужащих. Когда ты молодой, то делаешь всякую хреновую работёнку вроде охраны ворот на въезде и дежурстве на вышках. Бывает, сидишь в каких-то непонятных засадах. Плюс ко всей этой рутинной работе – помощь по кухне, уборка территории. Когда становишься средним, то всяких работа по кухне становится меньше и добавляются всякие боевые операции повеселее. Ну а старики уже выходят в боевые патрули на машинах (ибо негоже старикам пешком ходить) или занимаются захватом всяких серьезных плохих дядек с гранатами и АК-47. Так что у нас дедовщина  это разделение обязанностей. Чтобы одни солдаты издевались над другими – у нас такого нет.

Из оружия у меня была стандартная М4 и легкий пулемет Negev. В роте я был штурмовиком-пулеметчиком. С этим оружием я прошел всю свою службу. А стрелял я из всего, что было в наличии у пехоты. Только что со снайперки и миномета пострелять не успел.

Ещё раз вовзращаться в учебку и проходить все заново я бы не хотел. Хотя ностальгия по службе иногда есть.

Насчет войны ничего сказать не могу. За время моей службы мы ни с кем не воевали. Были операции по захвату террористов. Бывало пострелливали по нам. Одно я могу сказать точно: зная текущую ситуацию на Ближнем Востоке, до своих 40 лет я точно побываю на войне. И вряд ли на одной. Вообще война – это полная жопа, как ни крути. Не важно, как и зачем ты на нее попал, на поле боя места светлым идеалам нет. Там главное – это твои боевые друзья и товарищи. Вот ради них ты и воюешь, как и они ради тебя.

Вообще, за все время службы мы с ребятами стали считай одной семьей. Мужская дружба в армии – самое главное.

Если идешь служить, то знай, что служба вещь тяжелая как физически, так и морально. Но не стоит забывать, что проблемы в нашей голове и если говорить себе, что все получится, значит так оно и будет. 

div

Андрей, 25 лет, младший сержант.

Службу проходил на 361-ой базе охраны МО РБ, Беларусь.

 

Если говорить о том, что было самое невыносимое… Ну, не спать сутками, стоять на посту без жратвы. Но это продолжалось, пока я был слонярой первые полгода, потом привыкаешь и все это тебя уже абсолютно не е##т. В армии у меня появился, пресс, грудак и куча друзей к которым можно приехать и слегка поднабухаться. Ездить можно много, потому что все парни из разных городов нашей отчизны.

Когда в руки повестку получил, подумал, о прикольно – приглос на угарную тусовку. Да, в общем-то, мне по##й было на эту повестку. Ну, иду себе в армию и иду, ничего в этом особенного или драматического я не узрел.

Отправился я на защиту родину в середине ноябре, и когда меня разодели во весь этот маскарад, ощущал себя даже как-то интересно. Было уже холодно, выдавали бушлаты и потом вывели нас на построение. В этот момент странные ощущения были, как будто что-то очень сильно поменялось в твоей жизни. Но ясное дело, что все понимают, что это временно, а в армии время п###ец как быстро летит.

Не могу сказать, что меня в армии что-то сильно увлекало или интересовало. Среди солдат есть такое выражение – про##ываться. То есть можно сидеть четыре часа и смотреть на экран телефона или заниматься ещё чем-нибудь бесполезным.

Ну, понятное дело, что весь свой срок службы я не только про##ывался. Все же родину защищал. Были рукопашные тренировки. Потом если нам поручали какой-либо объект, нужно его было охранять. Там своя стратегия и тактика всяких занятых позиций и пулеметных точек. Учения там всякие в лесу проходили, на полигоне шаро##ились. Х###я одним словом, мне это все равно не интересно. Да и вообще не скажу, что офицеры у нас были опытные, в основном все делалось по каким-то допотопным книгам, а то и вообще сводилось к какой-то маловнятной беседе. В общем, в армии тоже существует проблема с неквалифицированными кадрами.

Из оружия стрелял всякого. Отдельная тема конечно. Угарно, что у нас в оружейке был допотопный СКС. А ещё я там однажды нашел пистолет 1918 года. А стрелял я чаще всего из АКС, АКС-У, подствольного гранатомета.

На гражданке больше всего я скучаю по п###юлинам и калымбахам… Шутка конечно. Ну, некоторых пацанов хотел бы увидеть, нашли бы, о чем поговорить. Точно знаю, что не хотел бы больше 2 часа на костях стоять, не спавши всю ночь, а потом в противогазах кросс сдавать. Вообще, хочешь ты что-то про нашу армию узнать, почитай армейские анекдоты. 

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Наглеют ли минские владельцы квартир, сдавая их за 71% средней зарплаты? (инфографика)

Общество

Чтобы подойти как можно ближе к ответу на поставленный вопрос, мы сравнили аналогичные денежные показатели в Минске и соседних столицах. Инфографика охватывает зарплаты, аренду и, конечно, Биг Маки

Популярное