«Без любви и патриотизма вытянуть страну из текущего состояния невозможно». Философ о портретах поколения

Проекты • Ася Поплавская
Беларусы не отличаются любовью к своей стране. Сильно боятся войны. Уехали бы за границу при первой возможности. KYKY уже писал о проекте Generation What, который составил портрет поколения, опираясь на ответы жителей разных стран. А теперь результаты исследования комментирует Владимир Мацкевич, беларуский философ, методолог, основатель «Летучего университета».

Беларусы не хотят видеть беженцев из-за страха войны, но готовы принять иностранцев из развитых стран

KYKY: На вопрос «Что вы думаете о национализме в Европе?» 63% европейцев ответило: «Он растет и я думаю, что это негативное явление». Такое же мнение у 37% беларусов, что почти вдвое меньше. То есть европейцы в большем количестве думают о национализме в негативном ключе. Как можно это объяснить?

Владимир Мацкевич: Для европейцев национализм является однозначно отрицательным явлением. Для некоторых из них оно мало чем отличается от нацизма и фундаментализма. Тогда как молодые нации или те, что недавно получили независимость, относятся к этому явлению иначе. Рост национализма стимулирует борьба за независимость, да и в само понятие «молодые нации», к которым относимся и мы, вкладывают совершенно другой смысл. Для нас национализм сродни патриотизму. Можно было бы ожидать и более высокой положительной оценки национализма от беларусов, потому что многие с гордостью говорят, что они – националисты. При этом они не в меньшей степени противятся нацизму, чем европейцы.

KYKY: 30% жителей Евросоюза готовы открыть границы своих стран беженцам из зон военных конфликтов. И только 2% беларусов солидарны с этой версией. Почему такая колоссальная разница в отношении беженцев?

Слева данные по Европе, справа – по Беларуси

В. М.: Еще в советские времена у жителей европейской части Союза сформировалось негативное отношение к переселенцам из южных республик. Это было связано с особенностями их поведения, а также с имущественным неравенством. Ведь, как правило, люди, приезжающие с Кавказа, были богаче. Беларусы думали, что это происходит за их счет. Второй не менее значимый фактор я бы связал с сильным архетипическим – «абы не было войны». И когда идет речь о беженцах из зон военных конфликтов, этот страх отображается в ответах. Люди ассоциируют переселенцев с войной. Но если взять людей из развитых стран, не беженцев, то беларусы не имеют ничего против них. У нас нет ксенофобии, неприязни к иностранцам. Третий фактор, который влияет на ответы людей на вопрос об открытии границ беженцам – это градус отношения к ним в СМИ. В Европе медиа пишут о необходимости помогать людям, оказавшимся в трудном положении, а также пропагандируют мультикультурализм. Ничего подобного в наших СМИ нет, поэтому мы и получаем такие цифры.

KYKY: Еще один интересный момент относительно открытия границ. 17% опрошенных европейцев готовы пустить к себе хорошо образованных людей со всего света. А вот беларусы ждут светлые головы в большем количестве – их 57%. Почему?

Владимир Мацкевич, фото: Игорь Раханский

В. М.: Я могу объяснить такой результат следующим. Сегодня многие беларусы считают, что мы сами не справляемся с реформами в стране, с изменением политической ситуации. Поэтому возникает некая надежда, упование, что нам могут помочь люди, отучившиеся за границей и вернувшиеся, либо соотечественники с европейской квалификацией и опытом.

KYKY: Почти в два раза большее количество европейцев приняли бы участие в масштабных волнениях вроде студенческой революции 1968 года. Их 53% против 34% беларусов. Почему мы не готовы восставать? Так было всегда?

В. М.: На такие ответы во многом повлияли события в Украине. Конечно, это не 1968 год, и ассоциации у людей другие, но тем не менее. Пассивность и законопослушность беларусов делает их несклонными к разного рода протестным акциям и революциям. Это еще один архетип, сложившийся в советские времена: от революции, бунтов ничего хорошего ждать не приходится. Также сказывается уверенность людей в том, что народ ничего не решает. Бунты и протесты мы рассматриваем не как способ давления на власть, не как проявление голоса и воли народа, а как некую бузу, беспорядок. Именно таких образом все официальные СМИ подают любые протесты в Беларуси и других странах. Это тоже, безусловно, влияет на общественное сознание.

KYKY: Говорит ли результат в 53% процента европейцев, готовых выйти на бунт, о недовольстве положением дел в их странах?

В. М.: Нет, они относятся к этому вопросу по-человечески. Если власть не слушает людей, нужно высказывать свою позицию. Но вы же понимаете, что ни 53, ни даже 34 процента никуда не выйдет. Этот результат говорит скорее о градусе общественных настроений, нежели о проявлении активности. Европейцы более склонны говорить о том, что их не устраивает, чем беларусы.

У европейцев – новые возможности и мобильность, а у беларусов – неудовлетворенность и нелюбовь к своей стране

KYKY: 18% европейцев готовы уехать из своей страны при первой же возможности. Среди беларусов таких – вообще половина…

В. М.: Беларусам навязывают идею «хорошо там, где на нет», говорят, что за границей жизнь лучше. Но практика показывает, что это совершенно не так. Даже в благополучных странах люди часто не могут устроиться. Поэтому отъезд вовсе не гарантирует вам более высокий уровень жизни. На самом деле эта цифра в 50% процентов говорит только об отношении к своей стране. Но, конечно, не о том, что каждый второй уедет из Беларуси. Многие, у кого есть такая возможность, все равно остаются в Беларуси. Но не из-за любви к своей стране – опрос говорит, что только 1% людей хорошо здесь. Просто они понимают те трудности, с которыми связан переезд. Если мы сложим первый вариант ответа со вторым «может быть, однажды», получим вообще цифру в 90%. Это не может не беспокоить. Потому что без любви к своей стране, без патриотизма, без готовности делать вклад в ее развитие и благополучие вытянуть страну из текущего состояния невозможно. Сложив озвученные варианты ответов, получим, что и среди европейцев 70% готовы переехать в другую страну. Сегодняшняя европейская система гражданства и законы миграции, установленные Брюсселем, делают людей гражданами не то что мира, но, как минимум, Европы. Благодаря этому они могут чувствовать себя уверенно и спокойно в любой стране и становятся более мобильными. Если подвернется хорошая работа в другой стране – европеец, знающий два-три языка, легко там обживется. Для белорусов, как правило, не знающих иностранные языки, это может стать препятствием. Поэтому причины таких высоких ответов у нас и европейцев разные.

У европейцев – новые возможности и мобильность, а у нас – неудовлетворенность и нелюбовь к своей стране.

KYKY: Согласно исследованию, европейцы считают, что общество не дает им самореализовываться. Беларусов с такой точкой зрения еще больше: 57 против 68%. О чем это говорит?

В. М.: Европейцы, которым реально проще доказать в своей демократической стране, чего они стоят, считают, что общество не дает им реализоваться. Я думаю, эти субъективные ответы близки к объективной реальности. А вот цифра 32% – столько ответивших беларусов считает, что общество дает им самовыразиться – говорит лишь о низких запросах и амбициях, о том, что мы ставим себе не очень серьезные цели и с осуждением относимся к амбициозным людям. «Жить можно, вот и хорошо, значит, я того и стою», – считают многие беларусы. Европейцы же с детства стимулированы к достижениям, поэтому они и разочаровываются, если что-то не удается. Если беларусы с детства будут воспитывать в себе чувство собственного достоинства, будут стремиться к достижениям, то картина изменится: людей, которым здесь нравится жить, станет больше, но и тех, кто считает, что общество не дает им реализоваться, тоже станет больше.

KYKY: Вдвое большее количество европейцев считает, что богатых людей слишком много. Беларусы не обращают внимание на достаток людей вокруг? Или у нас не так много богатых?

В. М.: Важно понимать, кого и в какой культуре принято считать богатым. Чтобы быть богатым в глазах других, в Беларуси нужно иметь несколько видимых атрибутов: дом, дача, квартира. Тогда как в Европе богатство не проявляется в видимых вещах. Важно еще, какой эмоциональный оттенок имеет категория «быть богатым». Это хорошо или плохо? Радуются люди или негодуют из-за количества богатых? При преобладании левацкого настроения в обществе, «быть богатым» – плохо, а европейцы считают, что это хорошо. Раз много богатых, значит, люди хорошо живут.

Восприятие брака как формальности – общая тенденция

KYKY: На вопрос «Что вы думаете о браке?» 28% европейцев назвали штамп в паспорте простой формальностью. Среди беларусов картина иная – таких 57%. У нас менее серьезное отношение к браку?..

В. М.: У такого распределения ответов давняя история. С одной стороны, значение семьи для благополучия человека снижается уже давно. Нефатальность привязки детей к семье, отсутствие нормального имущественного законодательства, гарантированность семейной собственности делают семью формальность. Хорошо это или плохо – не знаю. Думаю, это общая тенденция. Нам приходится считаться с тем, что весь мир переживает тенденцию падения значения семьи, все больше людей относится к браку как к формальности. Вместе с тем, меня удивляет, что только 33% беларусов признались, что брак – их мечта. Девочки все еще воспитываются с установкой на семью и многие действительно мечтают о ней.

KYKY: Секс на одну ночь лишь 10% европейцев считают возможным началом прекрасных отношений. И целых 25% беларусов. Как это можно прокомментировать?

В. М.: Вряд ли мужское отношение к сексу отличается у европейцев и беларусов, зато готовность ответить на такой вопрос – разная. Еще тут нельзя не обратить внимание на мечтательность и романтизм беларусов, четверть из которых ответили, что такие отношения могут стать началом прекрасного романа. Рациональные же европейцы понимают, что нужно просто получать удовольствие, а не фантазировать.

KYKY: На просьбу сравнить свою жизнь с жизнью родителей и ответить на вопрос «чего вы ожидаете от будущего» почти 40% жителей Евросоюза думают, что в целом будет хуже. С ними солидарны лишь 9% беларусов. О том, что будет лучше, думает в два раза больше наших людей, чем европейцев.

В. М.: Традиции воспитания детей в Беларуси и в европейских странах разные. Европейские родители читают, что дети должны сами себя кормить. Цифра в 64% («жизнь детей будет лучше») говорит о воспитательных стереотипах беларусов. Для них дети – это цель, и их жизнь они должны сделать более комфортной, чем свою собственную. Поэтому мамы-пенсионерки «отстегивают» нерадивым детям деньги, и делают это до конца жизни. «Я живу ради детей», думаю беларусы, поэтому и ответ получился таким, с надеждой на светлое будущее.

***

Создатели проекта Generation What составляют портрет поколения – тех людей, которые живут и работают рядом с нами. Ответы на простые и актуальные вопросы помогают не просто понять, чем живут беларусы сегодня, но осознать свое место среди других наций, увидеть наше будущее чуть более четко. Мы все еще боимся войны, не уверены в себе и своих детях, не любим страну, в которой живем. Понимание ситуации может стать отправной точкой, чтобы начать думать не только о себе, но и о других людях. А значит, делать Беларусь лучше.

HTML

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Диетология Светланы Кашицкой: три героя, потерявших от 23 до 47 килограммов лишнего веса

Проекты • Ася Поплавская

Как мы выбираем косметолога, диетолога, стоматолога или инструктора в тренажерном зале? Ищем их счастливых клиентов. Медработник Ирина Концевенко, похудевшая на 47 килограммов, программист Денис Карпенок, потерявший больше 47 кг, и бизнес-леди Алеся Кокошникова, которая сбросила 23 кг, рассказали KYKY о работе с экспертом по правильному питанию Светланой Кашицкой.

Популярное