«С модельным бизнесом я познакомилась в 12 лет». Люди селф-мейд: Ульяна Латышева – модель, сменившая Бобруйск на Гонгконг

Проекты • Елизавета Мороз

KYKY вместе с Honor 10 lite продолжает рассказывать истории беларусах, для которых соцсети стали главным рабочим инструментом, а лайки под селфи превратились в капитал. Сегодня нашей героиней стала 18-летняя Ульяна Латышева, которая сейчас живёт в Гонконге и снимается для Versace.

KYKY: Ульяна, расскажи, как начинался твой путь в модельном бизнесе. С какого возраста ты в деле?

Ульяна Латышева: С модельным бизнесом я познакомилась в Одессе, где мы отдыхали с мамой. Мне было 12 лет, но уже тогда я была высокая – где-то 177 сантиметров – и худая. Ко мне подошла женщина, скаут из Франции, и поинтересовалась, работаю ли я где-то моделью. Но в тот момент я даже не знала про моделинг. Спустя пару месяцев в родном Бобруйске я начала заниматься в кружке, где мы сами шили костюмы и сами же их показывали. С этим кружком мы поехали на фестиваль в Болгарию, и там ко мне подошла женщина на пляже, которая оказалась директором школы Сергея Нагорного в Бобруйске. Я не верю в совпадения, поэтому приняла это как знак. По возвращению мы продолжили общение, и я пошла в это агентство. На тот момент у меня было каре с челкой, с которым сниматься было не вариант. За год я должна была отрастить волосы, выучить английский и параллельно ходить в школу Сергея Нагорного.

 

 

 

Позже я начала работать сначала по Беларуси, а потом полетела в Токио. По началу все поездки носят развивающий характер – я работала над сволим портфолио, учила язык и набиралась опыта. Но было непросто: я всегда была на достойном уровне по учебе и быстро схватывала, но у меня не было выходных и времени на раскачку, всё происходило в бешеном темпе. В поездке я была два-три месяца, потом прилетала домой и за неделю должна была выучить материал, который мои одноклассники изучали три месяца. Я уже побывала и на неделе моды в Милане, и в Азии, хорошо закончила школу. Думаю, у меня все получилось, потому что я знала, чего хочу.

 

 

 

KYKY: Ты собиралась поступать в университет?

У. Л.: Я изначально говорила, что не буду сдавать ЦТ. Во-первых, я не определилась на 100%, чем хочу заниматься по жизни, как и многие мои сверстники. Во-вторых, я не хотела поступать туда, куда родители скажут. И третий момент — я хотела бы получить образования за границей, а для этого нужны средства. Я из обычной семьи, моделинг сейчас – идеальная возможность, чтобы зарабатывать, одновременно путешествуя и заводя знакомства. Родители всегда меня поддерживают, но все равно относятся к этому решению с опаской, ведь работа моделью — не вечная. Она существует, пока ты выглядишь молодо и красиво.

KYKY: Многие говорят, что модели, которые работают с «детства», резко взрослеют. Было ли у тебя ощущение, что твои одноклассники – дети, по сравнению с тобой?

У. Л.: Да, определенно. Этому есть простое объяснение. Недавно я посчитала все свои поездки – в сумме за границей я прожила почти два года. Это самостоятельная жизнь. Да, ты можешь, например, позвонить близким и спросить совета в сложной ситуации, но никто ничего за тебя не сделает, все проблемы ты решаешь сам. Сейчас мои одноклассники учатся в других городах, но это в двух часах езды на поезде. Они все так же могут сказать: «Мам, хочу борща!» У меня такого нет, я работаю. Это, конечно, не такая тяжелая физическая работа, как у шахтеров, но здесь никто не делает скидку на то, что тебе 13 лет.

Плюс, когда общаешься с людьми, ты хочешь получать взамен какие-то интересные мысли, новые взгляды, опыт. Но есть единицы людей моего возраста, от которых я могу что-то взять. Поэтому зачастую мой круг общения – это люди старше меня.

KYKY: Ты сейчас в Гонконге. Это твоя первая работа в этом городе?

У. Л.: Нет, я тут уже третий раз. Первый раз был в 15 лет. Мне понравился город, но как-то не запал в душу. Потом я вернулась сюда прошлой весной, в 17 лет, пробыла три месяца и влюбилась в город. Мне нравится здесь работать, потому что у меня более свободный график. В Шанхае, например, после двух-трех месяцев тебе просто необходим отдых – очень плотный график. А здесь у меня больше свободного времени, плюс есть люди, с которыми я общаюсь. И в Гонконге можно жить годами, но не увидеть всех достопримечательностей и интересных мест. Здесь есть всё: пляж, горы, мегаполис.

KYKY: Что тебе ближе: Европа или Азия?

У. Л.: В основном я летала в Азию. Она для меня намного интереснее и ближе – чувствуется, как дома. Вот, например, я была в Милане пару месяцев в прошлом году и поняла, что он в диагональ всего километров десять, слишком маленький. После огромных мегаполисов, как Шанхай, Токио и Гонконг, мне там просто скучно.

KYKY: Все спрашивают моделей, как они держат форму. А тебе приходилось намеренно худеть?

У. Л.: Да, я постоянно худею. Меня нашли в 12 лет, когда у меня была другая фигура, я была высокой и худой. Но с течением времени, как и у большинства девушек, у меня начали появляться другие объемы и формы – не сказать, что это сильно приветствуется в этом бизнесе. Поэтому мне приходится себя постоянно контролировать. Раньше я постоянно поправлялась и худела. Даже если не питалась фастфудом, а готовила нормальную еду дома, все равно поправлялась. Со временем поняла, что мне не хочется ломать себя и постоянно себе в чем-то отказывать. Вот бы у меня была уверенность, что если я буду в определенной форме, ко мне сразу посыпятся деньги и работа! Но гарантий нет.

 

 

 

KYKY: Проявляются ли в модельном мире тенденции к упрощению правил, связанные с феминизмом и бодипозитивом?

У. Л.: На самом деле, нет. По большей части требования по параметрам все те же. Я вижу моделей plus size как единичные случаи, то же самое – с разной сексуальной ориентацией и татуировками, например. Крупные бренды делают это, скорее, напоказ: смотрите, какие мы хорошие, какие толерантные, ведь это важно в современном мире.

KYKY: А зачем моделям Instagram?

У. Л.: В модельном бизнесе Instagram – больше, чем просто социальная сеть. В Азии это не так развито, но в Европе и особенно в Америке ты должен правильно вести свои страницы. По Instagram некоторые клиенты видят, какая ты внутри, какая ты в жизни. И второй момент — это пиар. Если ты снимаешься для определенного бренда и у тебя миллион подписчиков, то ты поможешь бренду еще больше раскрутиться. Я знаю, бывают такие ситуации, когда обе модели классные, обе красивые, но у одной пять тысяч подписчиков, а у второй — 205 тысяч. И, конечно, выберут ту, у которой 205.

И количество подписчиков — это только часть, еще важно правильно себя позиционировать. Когда я работала в Европе, там обсуждались определенные моменты и фотографии, которые мне не стоило бы показывать в Instagram. В Италии, например, выбрали фотографии, на которых я выгляжу старше своего возраста, и сказали удалить их. Потому что я была для клиентов новым лицом, а это значит, что должна быть молода и свежа. Плюс все хотят видеть позитивного человека. Никому не понравится, если ты будешь в Instagram жаловаться на жизнь или просто выглядеть плохо. Модель должна всегда выглядеть отлично.

При этом не могу скажу, что я фанат соцсетей. Это круто, что я могу общаться с людьми по всему миру, могу видеть, где они и что они, мы можем общаться. Но я не ставлю это на первое место. В свои самые интересные моменты жизни я даже не думаю об Instagram, о том как показать всем, насколько мне хорошо. Но не буду врать, я слежу за тем, какие фотографии постить. Если слишком много селфи, то надо каким-то городским видом разбавить.

KYKY: Среди 13 тысяч подписчиков у тебя есть фанаты и хейтеры?

У. Л.: Бывало, люди писали, какая я замечательная и как я им нравлюсь. Это так интересно, ведь они совершенно меня не знают. А иногда доходит до абсурда. В директ мужчины присылают сообщения, типа «давай встретимся, я заплачу». Или раньше в Facebook присылали мне свои фотографии, прямо бум был. Но потом, возможно, это начали как-то блокировать – сейчас такого нет. Я же понимаю, что такое внимание мужчин вызвано моими внешними данными. Люди просто хотят поставить галочку, потому что модель — это круто. Но редко кому хочется узнать меня как человека.

 

 

 

Хейтеры тоже пишут. Говорят, что я слишком худая или что у меня корона на голове. Сейчас я не обращаю на них внимания, хотя раньше это задевало. Но это понятно, когда тебе 14, ты подросток, работаешь и учишься одновременно... Теперь я знаю, кто я, и мои близкие это знают, и для меня это намного важнее, чем какие-то люди со стороны. Всегда найдутся те, кому ты не понравишься.

KYKY: Как карьера модели повлияла на тебя как на личность?

У. Л.: Я попала в этот бизнес в 12 лет. Это как раз возраст, когда ты уже не ребенок и начинаешь познавать мир, начинаешь формировать свою точку зрения. Путешествия, люди вокруг, самостоятельная жизнь в разных странах с разной культурой — это все повлияло на меня в корне. Я видела перед собой не только школу и учебники. Я видела разные жизненные ситуации, совершенно разный менталитет, разные взгляды людей. Видела людей, которые в 18 лет покупали квартиры и машины или которым почти 30, и у них ветер в голове. На таких контрастах начинаешь понимать, что лично тебе нравится, а что для тебя неприемлемо.

KYKY: Модели выходят на пенсию достаточно рано. Как ты видишь свое будущее?

У. Л.: Я серьезно об этом задумалась, когда закончила школу и никуда не поступала. Сейчас у меня нет чего-то определенного, что я должна делать. Меня никто не принуждает, я полностью свободна. Это осознание заставляет меня в два раза быстрее крутиться и думать, как устроить свою жизнь. Я не могу себе позволить просто отдыхать – понимаю, что надо работать над своим будущим. Но пока мне сложно сказать, чего я хочу в будущем.

Ульяна рассказала, что самыми популярными постами в Instagram, как ни крути, становятся селфи. Но это понятно, ведь для идеального кадра много не надо: хороший свет, правильная поза и мощная селфи-камера, например, как у Honor 10 Lite. Она может не только сделать снимок в хорошем качестве, но и сразу улучшит его благодаря экспокоррекции.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Смельчак, который живёт на сникерсах, ссобоечник и «мамочка». Классификация офисных работников по пищевым привычкам

Проекты • редакция KYKY

Наступает время обеда. Один коллега, шелестя пакетами, достаёт ссобойку. Другой идёт за шаурмой. Третий уходит в ресторан, а четвёртый гуглит студенческие столовые в округе. Редакция KYKY вместе с Чайханой «Баклажан» классифицировала офисный планктон по типу обеденных привычек. Вы же помните: скажи мне, что ты ешь, – и я скажу, кто ты.

Популярное