Почему никто не идёт смотреть первый белорусский блокбастер «Мы, братья», и вам тоже не стоит

Павел Свердлов
Фильм, в котором из белорусского – только декорации, а идея настолько пафосная и в то же время вторичная, что вызывает лишь грустную улыбку, оказался не нужен зрителю. Спойлеры и неутешительные рассуждения от KYKY.

Национальный белорусский блокбастер «Мы, братья» с треском проваливается в прокате. 19 человек — столько, по информации «Еврорадио», было в зале на первом — дневном сеансе фильма. Я в тот четверг сходил на второй показ — в 21:40. Людей не пересчитывал, но — таки да, в зале было человек двадцать. Половина из них — мои знакомые, которые пришли поржать. И бессовестно ржали по каждому поводу — даже тогда, когда мне было совсем не смешно.

Что же, отрицательные отзывы тоже подогревают любопытство. Но где же национальный зритель? Не тот злопыхатель из интернета, который с самого начала следил за проектом. Постил шуточки с хэштегом #чтотонетак, читал жизнеутверждающие интервью продюсера Сергея Ждановича и разоблачительные пассажи Андрея Курейчика? И таки пришёл в кинотеатр, верный себе, чтобы увидеть, чем же всё закончилось.

Съёмки фильма "Мы, братья". Фото: Оля Нестеренко

Где тот зритель, для которого (якобы) снималось это кино? Из денег которого Министерство культуры выделило $2 млн на съёмки (по другим источникам, бюджет «Мы, братья» — $5 млн), где он?

А нет его. Сегодня «Мы, братья» идёт в пустых кинотеатрах. Чтобы убедиться в этом, достаточно взглянуть на схемы залов на сайте «Bycard». Зритель, который валом валит на голливудские хиты, смотреть белорусский фильм не хочет. Возможно, дело в априорном скептическом отношении ко всему «своему». Том самом, о котором две тысячи лет назад сказано: «Нет пророка в своём отечестве». Но, скорее, причина в том, что белорусский зритель не готов платить за отсутствие качества и негативный опыт. Нет в нём массовой симпатии к пост-модернизму, который сделал бы остроумным жестом даже поход на плохое кино.

Одномерные герои и дурацкий сюжет

Национальному зрителю приятно, что есть национальный фильм. Если его не смотреть — можно им гордиться до конца жизни. Зритель не желает лично убеждаться в том, что «Мы, братья» — замах на рубль, а удар на копеечку. С примитивной задумкой о том, что от добра до зла один шаг. Какое ошеломляющее открытие! А ведь это предел фантазии человека, который выиграл конкурс Минкульта. Фильм без единого осмысленного диалога.

Съёмки фильма "Мы, братья". Фото: NONSTOP MEDIA

С одномерными белорусскими супергероями из Службы безопасности президента, один из которых везёт к себе домой американскую журналистку. Кто-нибудь может представить себе что-нибудь более неправдоподобное? Я — с трудом.

Фильм с БелАЗом-убийцей. Так мы в «национальном» продукте, снятом на деньги Министерства культуры, позиционируем белорусский бренд? Фильм, в котором смешаны Площадь-2010 и террористический акт в минском метро, но при этом «все совпадения случайны». Фильм, в котором персонаж Владимира Гостюхина опрокидывает 50 грамм и через несколько минут садится за руль. Это пропаганда чего? Я бы на месте ГАИ запретил показывать «Мы, братья» за этот эпизод. Во всяком случае, решительно протестовал бы против него.

Хорош, кстати, Гостюхин в роли простого мудрого старика. Хорош Эрик Робертс в роли коварного улыбчивого злодея. Это его фирменная роль — пожалуй, единственная, в которой он всегда выглядит хорошо. И плевать, что в 2014 году, кроме «Мы, братья», он снялся ещё в 42 фильмах. Хорош Алексей Серебряков в те немногие секунды, которые ему отведены.

Фото: NONSTOP MEDIA

А вот перезрелая Наташа Алам с надутыми губами вызывает обиду за нашего доблестного чекиста. Неужели так всё плохо с противоположным полом, что запал на первую, которая поманила?

Погоня на проспекте Победителей

Поначалу смотреть «Мы, братья» даже интересно. Драки выглядят по-бедному, но натурально: люди не пробивают телами стены, не летают и не стреляют из-за угла по сложной траектории, пули не рикошетят от сковородок и т.д. На мутные рассуждения о добре и зле очень быстро перестаёшь обращать внимание. Лучше не вдумываться и в детали сюжета. Например, сотрудник Службы безопасности приезжает на БелАЗ, чтобы подготовить завод к скорому приезду президента. Времени очень мало, об этом ему начальник говорит. Но следующие пару дней он проводит, организовывая охрану «авелитки» Наташи Алам, на которую охотится «каинит». Очень злой.

Ещё есть загадочный американец, который зачем-то бегает не только от плохих, но и от хороших, а в конце фильма садится на мотоцикл и сгорает, как герой. И совсем уж внезапный флэшбек о том, как на излёте сталинской эпохи поссорились из-за женщины два брата, один из которых работал в МГБ. Нужно ли рассказывать, чем это закончилось для второго брата?

Съёмки фильма "Мы, братья". Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Всё это — как шестерёнки разных размеров, с разными зубцами, которые не стыкуются в единый механизм. Не крутятся вместе. Единственное, что радует к концу фильма — знакомые названия улиц. Когда погоня выскакивает с проспекта Победителей на второе кольцо, потом на улицу Тимирязева... Да, такого мы ещё не видели.

Рейтинг на «Кинопоиске»

На «Кинопоиске» фильм едва-едва выкарабкался на рейтинг 2 из 10. А от меня будет крепкая четвёрочка. Второй сорт — не брак. Но с надеждами на то, что в нашей стране заказного патриотизма на государственные средства можно снять хорошее кино, я распрощался.

Ждём «Ро и Дж» Евгения Лыткина — фильм, на который собрали деньги через краудфандинг. Ждём «ГараШ» Андрея Курейчика. У него с народным финансированием не срослось — снимали за свои. Хорошо бы у его команды всё не остановилось на 45-минутной пилотной серии. Пусть не будет полноценного ситкома, но разве «конфликт цивилизаций» в пригороде Минска с мрачным названием «Шабаны» не тянет на полный метр? Хорошо бы хватило сил и средств. А потом и смелости у чиновников, чтобы выпустить фильм в прокат.