«Богемы и элиты» ходят везде и без гонорара. Сколько стоит беларуский блогер

Культ • Диана Вашкель
Катерина Раецкая – Event-продюсер, PR-менеджер, консультант по продвижению брендов и событий, солистка группы «DaVinci». По профессии коммуникатора ей не раз приходилось приглашать людей на ивенты и самой быть приглашенной персоной. Кому, как не ей, задавать вопрос «сколько стоит блогер в Беларуси?»

KYKY: Расскажи о профессии коммуникатора. Где этому учатся?

Катерина Раецкая: В Беларуси есть специальность «специалист по информации и коммуникации» на Журфаке БГУ, специальность «социальные коммуникации» появится в Полоцком государственном университете и БГУ. Где-то, наверное, есть и «специалист по связям с общественностью» или «специалист по маркетингу», журналисты – тоже коммуникаторы, а моем родном в БГУКИ существует более глубокая позиция – «менеджер социально-культурной деятельности». По сути, все эти профессии связаны с коммуникацией, как основным инструментом решения производственных задач.

Но легче в такой профессии тому, кто с самого детства вовлечен в активную деятельность. У меня все сложилось как-то естественно: я со школьных лет занималась организацией всего, что только можно было придумать. От спектаклей и КВН, до работы агитбригад и Молодежной палаты депутатов. С седьмого класса знала, что хочу поступать именно в Университет культуры и искусств и абсолютно точно на кафедру «Менеджмента социальной и культурной сферы». Там же внезапно окончила практико-ориентированную магистратуру на арт-менеджера. В университете нарабатывались первые контакты и знакомства, а также отрабатывалась практика привлечения спонсоров и партнеров, работы с прессой, проектного менеджмента.

Благодаря декану я еще на третьем курсе ушла по полной программе работать на телеканал, совмещая полный рабочий день с учебой на очном. А на студенческих фестивалях я познакомилась со своим будущим работодателем – продюсером Владимиром Максимковым, в компанию которого я перешла с телевидения, чтобы открыть ивент-агентство. Кстати, завязывать контакты в любом месте и в любое время, даже в рамках текущего ивент-проекта, научил меня именно Максимков. Работая в агентстве, я научилась одновременно держать под контролем десятки задач, связанных с логистикой, людьми, обещаниями и дедлайнами. Позже, уйдя на вольные хлеба, я выбрала позиционирование «ивент-продюсер». Этот модненький термин, красиво и, главное, кратко описывающий адский процесс реализации больших проектов «под ключ», я привезла с Питерского ивент-форума, а теперь все чаще встречаю его в профилях беларуских insta-girl.

Фото: Влад Гридин, радио «Свобода»

Чтобы не стесняться, помимо работы в ивент и телевизоре брать в реализацию еще пиар-проекты и консультировать бренды, я напряглась и пару лет назад выиграла грант от «Зубр-Капитал», «МТБанк» и «Бизнес-школы ИПМ». Там «прокачала скилл» и прошла бизнес-обучение по курсу «Маркетинговые коммуникации и PR».

В этой сфере нужно бороться с собственной интроверсией, если вы из такого типа людей.

Мне лично понадобилось много времени и усилий, чтобы понять, как совместить любимое дело и сберечь внутреннюю энергию. Кстати, учусь до сих пор. Широкий кругозор, грамотность, аналитический ум, но при этом развитый эмоциональный интеллект, умение использовать вербальные и невербальные средства коммуникации, понимание правил этикета и культурного кода, наблюдательность – это только первичные умения, которые необходимы коммуникатору. А профессиональные знания по теме, навыки проектного и антикризисного менеджмента, понимание механик самопрезентации и убеждающего воздействия, даже гибкость поведения? Нужно понимать, как выстраивать работу так, чтобы жить по формуле «не стоит прогибаться под изменчивый мир, пусть лучше он прогнется под нас», уж простите.

Фото: Мария Ясайте, admetny.by

KYKY: Есть ли у нас рынок приглашенных на ивенты звезд за деньги? Сколько это стоит?

К. Р.: Не уверена, что эта позиция очень популярна, потому что последние несколько лет ивент-рынок ощутил значительные изменение и пришел, если не в кризисное, то как минимум скромное состояние. Поэтому зарубежные приглашенные звезды на беларуских ивентах – это чаще всего персоны, которые выполняют какую-то роль: поют, ведут, презентуют товар или участвуют в meet-and-greet. Беларуские лидеры мнений, кстати, тоже иногда получают деньги за появление на ивенте, но оно обычно совмещается с задачей «потом разместить в вашем профиле отзыв» или «подержать в руках наш продукт, в присутствии фотографов от СМИ». Иногда «звезды на ивенты» – это приглашение бренд-амбассадоров из разных регионов на тусовку бренда, когда ивент в другой стране. Тогда компенсируется вся логистика, проживание и выплачивается гонорар.

Но в Беларуси «звезды за деньги» – это все те же охватные блогеры и известные спортсмены, потому что «богемы и элиты» ходят везде и без гонорара.

В какой области блогеры самые востребованные: бьюти, фэшн, лайфстайл, спорт?
Это мое личное наблюдение: в Беларуси больше всего нуждаются в бьюти- блогерах, ведь рынок очень конкурентен, да и в основном услугами блогеров пользуются бренды из сегмента масс-маркета. Это косметика с низкой себестоимостью (что удобно для «дарения») и ценой, что мотивирует подписчиков на покупку. Заметьте, для люкса и профессиональной косметики всегда ищут бренд-амбассадора и адвоката бренда.

Катерина Раецкая и Денис Дудинский, фото из FB

В сфере легкой промышленности (одежда, аксессуары) и общепита востребованы лайфстайл-блогеры, ведь именно они являются потребителями таких «быстрых» товаров, особенно если это связано с посылками или доставкой. Фешн-блогеров, которые профессионально пишут о моде, у нас практически нет. Во-первых, это дорого, это кропотливая работа, требующая аналитики и вкуса. Во-вторых, пока мы развивались и делали вид, что у нас уже все хорошо с авторской модой, наступил общемировой тренд, согласно которому фешн-критика никому не интересна. Тем более, она мало влияет на продажи в диджитал-обществе.

Для меня все же идеальная работа брендов – это работа с бренд-амбассадорами, интересны проекты компаний, производящих аппараты для мобильной связи Huawei и Samsung, я лично кайфую от проектов автомобильных брендов, когда это не просто тест-драйв, а действительно целая история. К примеру, российская пиар-кампания Range Rover Velar сделала #velarchallenge. Лица кампании Равшана Куркова, Федор Бондарчук, Баста, Михаил Козырев, Леонид Барац, Гарик Мартиросян, Максим Виторган, Денис Симачев, предложили пользователям не только дать себе какое-то обещание и выполнить его, но и «сосредоточиться на главном».

KYKY: Цена вопроса? В каких пределах находится стоимость за размещение у себя поста в профиле или сторис?

К. Р.: Блогеры считают наиболее эффективным размещение в сторис – якобы это дает вовлечение, больший охват, можно записать больше комментариев. Бренды пока боятся таких размещений, особенно потому, что их сложно отслеживать. Я как коммуникатор и как лидер мнений редко, но предлагаю такие размещения брендам, чьи услуги нужно показать в процессе или детально с комментариями.

У тематических блогеров с аудиторией 30К+, цены в сторис начинаются от пяти рублей и заканчиваются в районе 50 рублей.

Что касается размещения в профиле, это более надежный для бренда вариант. Все хотят иметь гарантию того, что пост останется, а по хэштегу можно будет оценить усилия. Не считая Диму Ермузевича, Влада Бумагу и Юлию Годунову, самый высокий гонорар за один пост в Instagram у блогеров-селебрити, с которым я сталкивалась – 200 евро. Был еще однажды прайс на 500 долларов за пост к Новому году, но, учитывая паблисити самой персоны, его аккаунт и бюджет компании, с таким размещением я не согласилась.

Влад Бумага, фото: onliner

В моем личном профиле есть посты по бартеру или нативная реклама в посте, стоимостью от 40 до 500 беларуских рублей за серию постов, без учета налогов по безналу, без НДС. В текстовом блоге ЖЖ у меня не было поста дороже 200 беларуских рублей по безналу.

Очень часто, если у блогера нет агента, даже самый популярный человек не знает цены за свои посты и тексты. Мне как коммуникатору приходится формировать и предлагать цены самой, исходя из бюджета пиар-кампании, опыта или личных отношений и понимания примерной стоимости контакта на рынке. Тут мы опираемся на имидж блогера, его ЦА и наличие обратной связи подписчиков. Как вы знаете, охват, лайки и подписчиков уже давно можно подделать.

Лично я часто спорю с клиентом, отговаривая его от того или иного размещения, объясняя, что не в подписчиках дело, а в составе аудитории, качественном контенте, глубоком анализе, естественности нативки.

Но не забывайте, что блогер всегда имеет право отказать в размещении за любые деньги, если ему не близок продукт или компания не вызывает доверия. По моему опыту, наши самые «популярные» блогеры могут одинаково естественно «отшить» банк, но, одновременно, согласиться на какой-то другой бартер. 
За время работы мне отказывали в коммерческом сотрудничестве по причине «не буду работать с этим брендом, не нравится мне» три раза. Но похвалюсь – не выполняли условия бартера после переговоров лишь единожды. И, надо сказать, этого блогера с ее накрутками я запомнила на всю жизнь и предупредила о ее поведении коллег.

Фото: Павел Мартинчик

KYKY: Как поступить, если деньги блогер взял, но не опубликовал то, о чем был уговор?

К. Р.: Если бы мы жили в идеальном мире… В работе по бартеру регулировать это необходимо актом взаимозачета между компанией и блогером, а если отношения финансовые – договором подряда. Лично я стремлюсь именно к таким способам урегулирования отношений, потому что любой бизнес, если мы это так называем, должен быть законным, ведь даже «бесплатные подарки» и материалы для рассылки должны оформляться юридически. Конечно, если вы попросили прорекламировать вашу шапочку или шкатулочку, договорившись в директе, а блогер взял и передумал писать, то этот вопрос останется лишь на его совести. Кроме напоминаний и просьб у вас нет других инструментов влияния.

KYKY: Твой профиль тоже достаточно популярен, но ты себя блогером не называешь. Почему?

К. Р.: Как бы ни критиковали эту сферу, блогинг, если он качественный – это работа. В Youtube работа блогера – это практически работа целой съемочной группы: поиск трендовой темы (редактор), запись видео (оператор, звукорежиссер, осветитель), работа милого блогера в кадре (ведущий), монтаж (видеоинженер), продвижение у подписчиков и обратная связь (продюсер). Представляете, каким нужно быть обаятельным профессионалом, если у тебя нет накрутки и агентства, чтобы привлекать миллионы к своей, как говорят в сети, «болтовне»?

Текстовые блоги – это оплата хостинга, доменного имени, сами тексты и их редактура, создание и обработка фотографий, верстка, SMM-продвижение постов в сети. К тому же сами выходы в свет для создания контента, тоже стоят денег на няряды, мейкап и прически, такси в конце концов.

Instagram – чуть проще, но это тоже работа. Ведь фотографии нужно сделать (а это не один дубль), да еще и обработать. Написание хорошего текста и качественное внедрение нативки – тоже талант. Это я уже не говорю про силы и деньги, которые блогеры вкладывают в создание имиджа и продвижение себя, как персоны, а не только «профиля в Instagram».

Я не могу считаться блогером, потому что не произвожу контент с определенной периодичностью, не пишу на одну и ту же тему, не продвигаю посты в SMM. Более того, я никогда не использовала накрутки подписчиков, мой профиль даже не переведен в бизнес-формат для просмотра статистики, я не покупаю рекламу в ленте и – самое ужасное – я не работаю с «общим стилем и цветностью фото». Мой Instagram и профиль в Facebook, мой ЖЖ – это мои личные дневники, в которых, благодаря моему опыту журналиста и самой персоне Раецкой бренды покупают рекламу. Вот и вся механика.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

«На наших глазах выросло поколение Ў». Завсегдатаи Галереи о том, как это место стало культовым

Культ • редакция KYKY
Мы хотели написать, что это текст о том, что эпоха ушла, – но это не так. Вчера, 18 ноября, в Галерее «Ў» отгремела прощальная вечеринка, на которой даже букву на входе символично закрасили. Теперь современное искусство вместе с баром переезжает на Октябрьскую, а на площади Победы остается только Книгарня – и то, только до сноса. Чтобы закрыть гештальт, и объяснить культовость этого пространства, мы попросили местных управляющих и завсегдатаев назвать самые важные моменты за восемь лет жизни Галереи. Осторожно, текст может вызвать ностальческую слезу и наплыв воспоминаний.