В Беларуси есть крутые драматурги. Читаем пьесу «Опиум»

Культура • Виталий Королёв
Журнал «Культпросвет» запустил голосование зрителей за лучшие пьесы белорусской драматургии. Темы пьес абсолютно разные: от предназначения человека до терроризма и войны в Украине. Всего в ходе IV Международной драматургической лаборатории было создано восемь пьес. Голосуем и выбираем лучшую.

Пьеса «Опиум»: драматург Виталий Королев и режиссер Михаил Угаров

Действие происходит в настоящее время, в маленьком городе Рогачёве на Днепре.

Картина 1

Вернувшись домой после работы, Коля звонит в дверь, хотя ключи лежат у него в кармане. Мама открывает дверь. Коля входит в прихожую и сразу начинает разуваться.

МАМА. Ну как ты, всё хорошо?

КОЛЯ. Нормально.

Коля, разувшись и сняв куртку, проходит в ванную и моет руки, Мама остаётся в прихожей.

МАМА. Борщ тёплый, наливаю?

КОЛЯ. Не надо.

МАМА. Чего? Свежий только приготовила...

КОЛЯ. Не хочу, говорю.

Пауза, Коля вытирает руки и замечает поломанный крючок в ванной.

КОЛЯ. Крючок сломали?

МАМА. Ой, да это я, ворона. Андрей в ванне лежал, учил, а я не посмотрела, что свет горит, он тихо лежал, за ручку дёрнула. Там наверно подкрутить только надо?

КОЛЯ. Подкрутить, подклеить... (После паузы.) Учил в ванне?

МАМА. Да...

Коля идет в комнату, садится на диван. Мама идет в комнату за Колей, садится в кресло.

МАМА (продолжая). И до этого весь день в комнате сидел. Я даже выгнать пыталась пораньше, чтобы на солнце хоть побыл...

Не дождавшись, пока Мама закончит, Коля включает телевизор – идут новости.

МАМА (продолжая). ... так только к вечеру всё равно пошёл. Весь день учил, и в ванне даже.

КОЛЯ. Мы норму воды в этом месяце перебрали уже.

МАМА. Ну он же редко так в ванне лежит...

КОЛЯ. Да фиг с ним, пусть лежит, сколько хочет. Просто, что задрали они (Указывает в сторону телевизора.) со своими нормами этими! Вода, свет... Ты понимаешь, как они считали эти нормы? Взяли за месяц какой-то, например, посчитали, сколько потратили воды по всей стране, по счётчикам. Потом берут и делят это всё на всех людей. И вот у них получились эти сколько? Сто сорок литров на человека.

МАМА. Да, сто сорок в сутки...

КОЛЯ. Так а ты понимаешь, что в деревнях есть, кто вообще не пользуется водопроводом? И электричеством. А их тоже посчитали же!

МАМА. Угу...

КОЛЯ. Но ты понимаешь, что вот я потратил, сколько там, двести восемьдесят литров в месяц, и какой-нибудь дед в деревне, ничего не потратил, у него вообще водопровода нет, он в колодце берёт.

МАМА. Да... А как же? Мы как в частном доме с родителями жили, так только из колодца, никакого водопровода не было.

КОЛЯ. Так а они потом поделили эти четыреста восемьдесят на двоих и получилось эти сто двадцать... Сто сорок на одного.

МАМА. Да... Везде эти нормы... А говорят, что к осени опять подорожает, и свет и коммуналка.

КОЛЯ. Да пошли они!

Коля выключает телевизор. Пауза.

МАМА. Тамара рассказывала, в двадцать девятом доме у кого-то велосипед украли. И привязан был, ну пристёгнут. (После паузы.) Милицию ж наверно вызывали. (После паузы.) Я и Андрею сказала сегодня, чтобы свой, может, на этаж заносил, а то мало ли, и у нас не дай бог украдут.

КОЛЯ. Малого велику уже лет восемь, он нахрен никому не сдался.

Пауза.

МАМА. Лёшку видел сегодня на работе?

КОЛЯ. А что?

МАМА. Ничего, я просто, как Кузьминишну встречу так она всё: «спасибо спасибо передавай своему Коле». Говорит, так уже Лёшка её работой доволен, так уже благодарит меня, что ты его устроить помог...

КОЛЯ (тихо). Пошёл он на*уй.

МАМА. А?

КОЛЯ. Ничего. (После паузы.) Ты что-то хочешь от меня?

Пауза.

МАМА. Коленька, ты мне в этом месяце на еду чуть больше денежек дай, хорошо? Тысяч на триста хотя бы. А то свинина уже по семьдесят восемь тысяч тазобедренная часть на рынке. А в магазине уже вообще по девяносто видела. Хорошо?

Пауза.

КОЛЯ. Смотри... (Выходит в прихожую, достает из куртки деньги и возвращается.) Вот миллион восемьсот... Это тебе на сколько на еду, на лекарства хватит? На месяц хватит?

МАМА. Хватит. А что такое?

КОЛЯ. Меня с работы уволили.

Пауза.

МАМА. Ты что, серьёзно?

КОЛЯ. Да, серьёзно.

МАМА (тревожно вздохнув). Коля, а что случилось?

КОЛЯ. С работы уволили! «Что случилось»...

МАМА. Ну расскажи ты хоть что-нибудь! (После паузы.) По собственному желанию хоть? Что в трудовую записали?

КОЛЯ. За прогул.

МАМА. Ты что, пьяный на работу вышел?

КОЛЯ. Нет.

МАМА. Ну что хоть случилось, расскажи!

КОЛЯ. Короче, у нас какая-то сволочь пять унитазов со склада с-с-с... того. А повесили всё блин на меня.

МАМА. Так а милиция?

КОЛЯ. Какая милиция? Это кто-то из своих вынес понимаешь? Это не кража там, грабёж. Это кто-то из своих вынес, оформил по леваку, а повесили на меня.

МАМА. Коля, а почему ж на тебя?

КОЛЯ. Ну потому что я материально ответственный за эти сраные унитазы!

МАМА. И что ты, ничего сказать не мог, что ли?

КОЛЯ. Я сказал, что если эти унитазы на меня повесят, если будут взыскивать, то я буду ментам заявление писать, чтобы разбирались, кто на самом деле их спёр. Саныч сам понимает, что это не я, а когда расследовать придут, если я напишу, то там все документы поднимут, а это им такой лишний геморрой. (После паузы.) Короче, решили, что я выплачивать ничего не буду. Но типа чтобы меня наказать, уволили за прогул якобы.

МАМА. Ну всё! Ты теперь работы не найдёшь нормальной...

КОЛЯ. Смешно блин! «Не найду»... Сейчас у пацанов поспрашиваю и всё.

МАМА. Ой-ой-ой... Это ж надо быстро как-то найти... (После паузы.) Я тоже поспрашиваю.

КОЛЯ. У кого?!

МАМА. Ну у соседей, ещё у кого поспрашиваю.

КОЛЯ. Я сам справлюсь, хорошо?!

Пауза.

МАМА. У Тамары племянник дворником работает, так она говорит, миллиона два с половиной выходит у него.

КОЛЯ. Блин, мама, какой дворник?!

Пауза, Коля снова включает телевизор, но на этот раз делает звук гораздо громче. Все еще идут новости.

МАМА. Надо нам, как Тамара делает, в бачок ложить двухлитровую бутылку с водой пластмассовую, тогда как бачок смываешь, так меньше воды расходуется.

Картина 2

Стас сидит за ноутбуком и играет в танки, из колонок слышен шум двигателя ИС-7 (тяжелый танк «Иосиф Сталин-7»), которым управляет Стас.

СТАС (сам с собой). Где ты прячешься, падла? (После паузы.) Б*я! Тэшечку нашу завалил скотина...

Раздается звонок в дверь.

СТАС (кричит в сторону прихожей). Открыто заходи!

Пауза.

Звонок раздается еще раз.

СТАС (тихо). Б*я… (Кричит в сторону прихожей громче.) Андрей! Заходи говорю.

Через некоторое время в комнату входит Андрей. Подходит к столу и становится за спиной Стаса.

АНДРЕЙ. Рубишься?

СТАС. Х*ли ё*та? Счас буду фашиста нагибать! У них один с*ка Маус остался.

АНДРЕЙ. Два на одного.

СТАС. Не, ешка наша по ходу висит, тварь. (После паузы.) По*уй, я один ему вломлю. (После паузы.) Б*я… Этот ИС седьмой пи*дец медленный...

Пауза, ИС-7 едет под горку.

АНДРЕЙ. Ну, ваще блин.

СТАС. Б*я, счас эта мышь меня тут подловит и пи*дец…

Пауза, ИС-7, наконец, заезжает на горку, но тут же получает пробитие от Мауса.

СТАС. С*ка! Так и знал б*я.

АНДРЕЙ. В нижний лист вали его.

СТАС. Да знаю я...

Пауза, ИС-7 стреляет.

АНДРЕЙ. Мордой повернись...

СТАС. Да знаю...

Пауза, Маус вторым выстрелом уничтожает ИС-7.

СТАС. Б*я-я-я… Вот с*ка тварь фашистская!

АНДРЕЙ. В лоб пробил?

СТАС. Ну б*я… Он сука голдой е*ашил тварь.

Пауза, ребята смотрят статистику боя. Стас наконец-то жмет руку Андрею.

АНДРЕЙ. Один?

СТАС. А, свалили родаки, в гости. Пошли покурим.

АНДРЕЙ. Ай не.

СТАС. Чего? Пошли, на балконе можно. (После паузы, достав из кармана пачку сигарет.) У меня есть, я дам.

АНДРЕЙ. Ай ну нафиг, не хочу.

СТАС. Ну как хочешь, я покурю. (Указывая на ноутбук.) Рубанёшь пока?

АНДРЕЙ (кивая). Ага.

СТАС (выбирая танк). На, на квасе погоняй, всех нагнёшь.

Стас выходит на балкон курить, а Андрей садится за ноутбук и молча играет на танке «Клим Ворошилов-1C». Пауза.

СТАС (с балкона). Какая карта?

АНДРЕЙ. Москва.

СТАС (с балкона). Нормально ё*та.

АНДРЕЙ. Ага...

Пауза.

СТАС (с балкона). Ты в топе?

АНДРЕЙ. Не, я в ж*пе.

СТАС (с балкона). Не лезь первым, пусть топы там прорывают, подсасывай.

Пауза.

СТАС (с балкона). Счас велик мне выберем.

АНДРЕЙ. А?

СТАС (с балкона). Говорю, велик мне выберем сейчас. Я родакам сказал, чтоб велик мне купили. (После паузы.) Не, ну а х*ли? Счас в Минск поступлю и буду там как лох?

Пауза. Стас возвращается в комнату и смотрит в ноутбук.

СТАС. Б*я… Нахера ты сюда полез? (После паузы.) За дом прячься.

Пауза, танк Андрея уничтожают.

СТАС. Я ж говорил, не вылазь. Ладно похер, давай вел выберем. Андрей уступает место за ноутбуком Стасу.

СТАС. Возьми табуретку на кухне.

Андрей выходит из комнаты.

СТАС (громко). Я по ходу Фуджи буду брать.

Андрей возвращается с табуреткой и садится рядом со Стасом.

СТАС (продолжая). Толян братишка мой двоюродный на таком гоняет, с двадцать девятыми колесами.

АНДРЕЙ. Это в Минске который?

СТАС. Угу. Он в универ на велике ездит, там говорит, много кто так... Вот смотри, Фуджи Невада. Есть один и семь модель, есть один и девять...

АНДРЕЙ. Ну, норм такие.

Пауза.

СТАС (читает с сайта). Двойные обода, тормоза дисковые...

АНДРЕЙ. А если не поступишь?

СТАС. Ты чё, знаешь, как я с этими репетиторами уже зае*ался? Хотя они ж мне вообще нахер не сдались. Я десять этих балов что ли не наберу?

АНДРЕЙ. Чтоб на платное десять минимум, да?

СТАС. Да блин, десять из ста любой дебил наберёт.

АНДРЕЙ. Мне, я посчитал, надо минимум где-то двести – двести десять из трёхсот блин.

СТАС. Не ссы, поступишь. Будем по Минску гонять, ты свой вел привезешь, я свой. (После паузы.) А нет, так тут будем на рыбалку там е*алку. (Смеется.) Ты свою эту Танечку уже пёхаешь?

АНДРЕЙ. Нет, конечно.

СТАС. Ну ты тормоз блин.

АНДРЕЙ. Нормально...

Пауза, Стас смотрит в ноутбук.

СТАС. Короче надо один и семь брать. Тут двадцать четыре скорости, а здесь двадцать одна. (После паузы.) И вилка тут с блокировкой, а тут нету.

АНДРЕЙ. Ну да по ходу. Шесть девятьсот стоит?

СТАС. Угу.

АНДРЕЙ. А сколько тебе родаки дали?

СТАС. Сказали лямов за шесть. Но батя сказал, нормальный смотреть, я им скажу что дешевле всё шлак, они всё равно ни хе*а не понимают. (После паузы.) Черный, наверное, лучше да?

АНДРЕЙ. Ну хз... Мне серый больше нравится.

СТАС. Серый? (После паузы.) Ну да, серый лучше как-то смотрится. Буду его брать, уговорил. (После паузы.) Ладно, пошли на стекляшку посидим.

АНДРЕЙ. На стекляшку?

СТАС. Ну, пива попьём. (После паузы.) Или ты ещё учить сегодня собрался?

АНДРЕЙ. Не уже по ходу башка забита этими войнами: первая опиумная, вторая, третья ещё оказывается была ... Слушай, а может у тебя посидим?

СТАС. Ай ну на... Что тут вдвоём? Там хоть народ какой. (После паузы.) Хочешь, я тебе проставлюсь?

АНДРЕЙ. Да я не поэтому, впадлу просто на эту стекляшку переться...

СТАС. Пошли давай. Короче, я тебе проставляюсь...

АНДРЕЙ (перебивая). Да я говорю тебе, что просто впадлу.

СТАС. Я тебе проставлюсь за велик ёпта!

АНДРЕЙ. Так ты ж ещё не купил.

СТАС. Значит, типа заранее проставлюсь, а потом не буду. Дбз?

Пауза. Стас выходит из комнаты.

АНДРЕЙ. Ты куда?

Стас возвращается в комнату с начатой литровой бутылкой виски.

АНДРЕЙ. Вискарь? Батин?

СТАС (делая глоток из горлышка). Угу. (Передает бутылку Андрею.) На.

АНДРЕЙ. Не запалит?

СТАС. Да мы по чутка чтоб веселей на стекляшку дойти. Е*ашь!

Андрей делает глоток.

Картина 3


Мама стоит около плиты. На кухню заходит Коля и садится за стол.

МАМА. Накладывать?

КОЛЯ. А малой где?

МАМА. За хлебом отправила, сейчас придёт.

КОЛЯ. Так подожду уже.

Пауза.

МАМА. Слушай, а что это за закон приняли про тунеядцев какой-то?

КОЛЯ. Если ты сколько-то там дней в году не работаешь, должен налог платить.

МАМА. Ай-ай-ай... (После паузы.) Может, и тебе надо будет налог этот платить?

КОЛЯ. Мама, там сто двадцать или сколько-то дней не работать надо.

МАМА. Ой, ну кто ж знает, как оно там?

КОЛЯ. Я знаю.

Пауза.

МАМА. Ты Андрею не говорил ещё?

КОЛЯ. Какая ему разница?

МАМА. Ну может и правда, у него и так голова этой учёбой забита.

(После паузы, прислушиваясь к шуму в прихожей.) Пришёл да?

КОЛЯ (в прихожую). Малой, ты?

АНДРЕЙ (из прихожей). Нет, не я.

КОЛЯ (в прихожую). Хлеб не забыл купить?

На кухню заходит Андрей и кладет хлеб на стол.

АНДРЕЙ. Обычного не было, «Водар» взял.

Андрей садится за стол. Коля нарезает хлеб.

КОЛЯ (Андрею). Ну чё, учишь там?

АНДРЕЙ. Учу.

КОЛЯ. Ну... (Улыбается.) Сколько длилась столетняя война?

АНДРЕЙ. Обломись Петросян, сто шестнадцать!

КОЛЯ. Молодец ботаник, шаришь. (Теребит Колины волосы.) А годы какие?

АНДРЕЙ. Я же те любые могу сказать, ты ж не знаешь. (После паузы.) Как на работе у тебя?

КОЛЯ (серьезно). Годы какие я спросил?

АНДРЕЙ. Чего ты? (После паузы.) Тыща триста тридцать семь тыща четыреста пятьдесят три.

КОЛЯ (после паузы). А ты знаешь, что меня уволили?

АНДРЕЙ. Да ну на? Ты чё, серьёзно?

КОЛЯ. Да.

Пауза.

АНДРЕЙ. И чё теперь?

КОЛЯ. Ничё. (После паузы.) Ищу что-нибудь.

АНДРЕЙ. И как?

КОЛЯ. Пацанов поспрашивал – пока глухо.

АНДРЕЙ. Ну так сейчас ж*па, понятно.

Пауза.

КОЛЯ. Ты смотри, мне не поступи только!

АНДРЕЙ. На бюджет знаешь, какой проходной?

КОЛЯ. А ты что, зря всю эту ерунду читаешь, что ли? Я по-моему тебя от всех обязанностей освободил, только сиди и учи. (После паузы.) Что там, сложно поступить?

АНДРЕЙ. На платное легко.

КОЛЯ. Ты охренел? Какое платное?

АНДРЕЙ. Я просто сказал, что на платное легче поступить гораздо и всё.

КОЛЯ. Конечно легче. Если есть лавэ, то вообще жить легче. (После паузы.) Ты давай не думай. Чтобы на бесплатное поступил. Общагу дадут, найдешь подработку. Может будешь ещё сам маме помогать.

АНДРЕЙ (тихо, Коле). Ну так да, ты то щас не можешь...

МАМА (ставя на стол тарелки). Ой, да хоть бы поступил. Столько ж учит.

Мама выходит с кухни.

КОЛЯ. Ты чё вообще о*уел?!

АНДРЕЙ. А чего ты наезжаешь? Я и так как проклятый с этими книжками.

КОЛЯ. Результат нужен. Ты видишь какая ж*па с работой. Хочешь тут всю жизнь сидеть?

АНДРЕЙ. Слушай, ничего, что я недавно только школу закончил? Я что, у тебя денег на репетиторов прошу?

КОЛЯ. Да какие репетиторы б*я? Жрать скоро нечего будет!

АНДРЕЙ. Я учу! Поступлю – так поступлю. Сам. Нет – так нет, пойду на стройку работать.

КОЛЯ. Какая б*я стройка? Я вон не могу устроиться, а тебя кто возьмёт? Ты даже в армию не годен, стройка.

АНДРЕЙ. Хорошо, что ты годен был. Мозги совсем отбили...

КОЛЯ. Ах ты су*ёнок… (После паузы.) Совсем оборзел? Сидишь дома, ни хе*а не делаешь. (После паузы.) Вот щас жрёшь и всё, питаешься за свои, понял?!

АНДРЕЙ. А ты за что будешь питаться, за мамину пенсию?

КОЛЯ. Ты щас допи*дишься…

Пауза. На кухню входит Мама с банкой огурцов.

МАМА (ставя банку на стол). Коля, открой огурчики, поедим.

КОЛЯ. Пусть малой откроет, или у него руки из ж*пы растут?

МАМА. Коля... (Андрею.) Что уже случилось?

АНДРЕЙ (открывая банку). Ничего, я теперь просто буду отдельно питаться, за свои...

КОЛЯ (перебивая). Заткнись.

Пауза.

МАМА. Ну что ж это происходит а? Вы меня в могилу отправить пораньше хочете?! Коля?

КОЛЯ. Мама, всё нормально, успокойся... Никто отдельно питаться не будет. (Андрею.) Малой, просто совесть надо иметь, хорошо? Учи сколько надо, никто от тебя ничего не требует.

АНДРЕЙ. Слушай, ты сам начал.

КОЛЯ. Ладно, проехали. (После паузы.) Приятного аппетита.

Мама садится за стол. Все начинают есть. Пауза.

КОЛЯ (передавая кусок хлеба Андрею). На хлеб возьми, чего ты без хлеба ешь?

Андрей берет хлеб и кусает его.

КОЛЯ. Э! Харэ уже. Ботан!

АНДРЕЙ (наконец улыбнувшись). При Сталине я б на тебя донос написал, что ты не работаешь, а социальными благами пользуешься.

КОЛЯ (улыбаясь). Обломись, Петросян, там больше ста дней надо не работать.

АНДРЕЙ. Героем бы был, как Павлик Морозов.

МАМА. Всё, кушайте, потом пошутите.

Пауза.

КОЛЯ. Мама, а что там ты про Тамару говорила?

МАМА. А я уже положила бутылку в бачок, двухлитровую.

КОЛЯ. Я про племянника её, что дворником работает.

МАМА. Что? Спросить?

КОЛЯ (после паузы). Спроси. Есть там у них место?

АНДРЕЙ. Спроси два.

КОЛЯ. Ой, ты учи давай, ещё успеешь.

МАМА. Хорошо Коля, спрошу.

КОЛЯ. Хоть перебиться, пока ищу нормальное что.

Пауза, семья ест.

КОЛЯ. Пацан один с работы говорил, у него знакомый на Украину поехал.

МАМА. Там же война, зачем?

КОЛЯ. Работать.

МАМА. Да какая там работа? Они все к нам наоборот едут.

КОЛЯ. Ну есть, значит, раз поехал.

АНДРЕЙ. Чего, воевать?

КОЛЯ. Ну не все же там воюют, есть в тылу работа, техническая...

МАМА. Так, а ну-ка замолчали оба. (Коле.) Чтобы больше не думал про это даже, понял! (После паузы.) Ешьте. Пауза.

АНДРЕЙ. А зачем ты бутылку в бачок положила? Я думаю, чего так смываться плохо стало.

Картина 4

Коля сидит на кладбищенской ограде, рядом воткнуты в землю две штыковые лопаты, руки у Коли испачканы землей. Коля достает из кармана мобильник, аккуратно, чтобы не испачкать сенсорный экран, набирает номер и зажимает телефон плечом.

Пауза.

КОЛЯ (в телефон, вытирая руки одну о другую). Ну что, вы там забрали уже? (После паузы.) Шутейко фамилия? (После паузы.) Ну, подхоранивать к Шутейко? (После паузы.) Короче, яму я выкопал, где вчера показывали, там два памятника и там... (Резко замолкает. После паузы.) Ну да, да... (Смотрит в сторону.) Пятый ряд, слева... (После паузы.) Хорошо, ты мне скажи, вы сами закопаете или ждать вас? (После паузы.) Ну всё, я пошёл тогда. (После паузы.) Слушай! Завтра ж к восьми? (После паузы.) На базе? (После паузы.) Ну всё... (После паузы.) Ну? (Пауза, Коля берется рукой за одну из лопат.) Ну в сторожку сложу где обычно, да? (После паузы.) Хорошо, всё, давай. (Аккуратно выключает телефон и кладет его в карман.)

Спустя некоторое время к Коле подходит Андрей с пятилитровой пластиковой бутылкой, наполовину заполненной водой.

АНДРЕЙ. Всё? Моем?

КОЛЯ (вставая). Да, сами закопают. (Берет у Андрея бутылку.) Давай полью.

Пауза, Коля льет воду, Андрей моет руки.

АНДРЕЙ. Завтра тоже помочь?

КОЛЯ. Не, больше не надо.

АНДРЕЙ. Чего? Мне не ж впадлу, хоть физкультура какая.

КОЛЯ. Завтра я на выезде.

АНДРЕЙ. Покойников носить?

КОЛЯ. Усопших.

АНДРЕЙ. Неприятно наверно да?

КОЛЯ. Не поступишь – узнаешь, приятно или не приятно. (После паузы.) Конечно неприятно, блин... Чужие люди... Пауза.

АНДРЕЙ. Остальное всё глухо?

КОЛЯ. На, лей.

Коля дает бутылку Андрею, тот начинает лить воду на руки Коле. Пауза.

АНДРЕЙ. А что, реально трудовую смотрят?

КОЛЯ. Думают, за пьянку попёрли или кражу какую, х*р их знает, ссут брать.

АНДРЕЙ. Так а что, там хоть реально было, за что тебя уволили?

КОЛЯ. Ну я же говорил, унитазы эти вонючие повесили на меня.

АНДРЕЙ. А ты даже не знал, кто их снёс?

Пауза, Андрей заканчивает мыть руки, Коля ставит бутылку на землю.

КОЛЯ. Да знаю я, кто...

Пауза.

АНДРЕЙ. Так а чего ты не сказал кому?

КОЛЯ. Ты знаешь, кто? Лёшка этот с*ка, Кузьминичны сын.

АНДРЕЙ. Кузьминичны, маминой подруги?

КОЛЯ. Да б*я! (После паузы.) Он их забирал вечером и говорит: «Колян, я бумажки не успел оформить, завтра принесу, ты же меня знаешь»... С*ка!

АНДРЕЙ. Так и что? А потом просто не принёс?

КОЛЯ. Да. Потом типа «короче ничего не знаю, бумаги нет, значит, ничего я не брал, ты типа ответственный, ты типа и е*ись, как хочешь»...

АНДРЕЙ. Так а ты не говорил никому?

КОЛЯ. Да ну его нахер! Потом бы эта дура маме мозг бы вынесла... (После паузы.) Да и всё равно я б ничего не доказал. Хер с ним!

АНДРЕЙ. Да-а-а блин...

Пауза.

КОЛЯ. А я ведь эту с*ку привёл туда! Поручился типа за него, прикинь? За тварюгу эту... (После паузы.) Ладно, пошёл он на х*й со своими унитазами. (После паузы.) Короче малой, я работу себе нашёл.

Пауза.

АНДРЕЙ. Реально? Что, тёти Тамары племянник позвонил.

КОЛЯ. Да не, это всё херня. Короче... Поеду в Украину.

Пауза, Андрей смотри на брата.

АНДРЕЙ. Ты чё б*я?..

КОЛЯ. Помнишь Дёню Горбача? Приезжал года полтора назад, нажрались мы с ним, как свиньи ещё.

АНДРЕЙ. Этот твой, армейский дружок?

КОЛЯ. Да, по ходу. Я ему короче позвонил, думал может у него есть там что где, может, в Гомеле какая работа, он оттуда, если б толковое что было, может туда поехал бы. Короче, мы же с ним в инженерных войсках служили?

АНДРЕЙ. Ну?

КОЛЯ. Так в общем он сейчас там.

АНДРЕЙ. На Донбассе?

КОЛЯ. Ну, я ж говорил что там есть и в тылу работа, понимаешь? Вот он там, значит. Мы ж с ним вус получили, когда служили, ну военно- учётную специальность, «оператор полковой землеройной машины». А там спецы такие типа нужны.

АНДРЕЙ. И что он делает там, окопы копает?

КОЛЯ. Ну, механик, обслуживает технику инженерную.

АНДРЕЙ. И что, ты тоже хочешь?

КОЛЯ. «Хочешь»... Там деньги нормальные.

АНДРЕЙ. Какие?

КОЛЯ. Ну, я у него спрашивал... Короче, получается, за месяц выходит... сколько здесь за полгода... усопших носить. Понимаешь?

АНДРЕЙ. Ты ж не шаришь в машинах?

КОЛЯ. Чего не шарю? В армии ж нормально ковырялся.

АНДРЕЙ. Так чего ты не пошёл на эстэо какое?

КОЛЯ. Б*я, ну ты сравнил!

Пауза.

АНДРЕЙ. А если воевать пошлют?

КОЛЯ. Ну, Дёня там уже полгода, говорит никуда ничего... Да если что там же можно в любой момент свалить, меня же там никто не заставит в атаку бежать. Даже оружия не выдают.

АНДРЕЙ. А если в голову пуля прилетит?

КОЛЯ. Б*я, Андрей? Я что дол*оёб что ли? Если там реально опасно, так ну его на*уй! Я оттуда в первый же день свалю. (После паузы.) Но Дёня пи*деть не будет, понимаешь. Какой ему смысл?

Пауза.

АНДРЕЙ. Не знаю... Я б ещё здесь поискал на твоём месте...

КОЛЯ. Слушай малой? Ты вот сейчас не поступишь и будешь на моём месте, понимаешь?

АНДРЕЙ. Блин... Если ты ради меня, то не надо, хорошо? Не поступлю – фиг с ним.

КОЛЯ. Андрей, ты знаешь сколько стоит «Спирива»? Что маме от лёгких прописали. Семьсот шестьдесят тысяч с ингалятором! А знаешь, на сколько тюбика хватает? А ещё сколько всего надо? (После паузы.) Да мне двадцать шесть лет, а мне бабу трахнуть негде! Я б*ять на работе могилы копаю! (Берет лопату и бросает ее в сторону.) Покойников ношу! (После продолжительной паузы.) Короче Андрюха, я уже решил – я поеду. (После паузы.) Сегодня вечером маме скажу.

Картина 5

Рисунок: Александр Завиша для downtown.ru


Таня сидит за пластмассовым столом в уличном кафе. Фоном играет песня по радио – это «Опиум для никого» Агаты Кристи. Через некоторое время к Тане подходит Андрей, ставит на стол два одноразовых стакана с кофе и пластиковую тарелку с двумя пирожными.

АНДРЕЙ. Вот с молоком. (Садится за стол рядом с Таней и пробует свой кофе.) Не пей пока, горячее.

Пауза, Таня смотрит в сторону, Андрей – на Таню.

АНДРЕЙ. Может в «Луч» завтра сходим?

ТАНЯ. А что идёт?

АНДРЕЙ. Не знаю, можно посмотреть.

ТАНЯ. Поздно уже...

АНДРЕЙ. Не, так я говорю, завтра?

ТАНЯ. Не знаю... (После паузы.) Днём?

АНДРЕЙ. Ну да... (После паузы.) Можно вечером если хочешь...

ТАНЯ. Ай, зачем? В два раза дороже получится...

Пауза.

АНДРЕЙ. А давай сегодня, на последний?

ТАНЯ. Ай... (После паузы.) Тебе учить ещё наверно...

АНДРЕЙ. Да успею я...

ТАНЯ. Не хочется что-то...

Пауза, Андрей откусывает пирожное.

АНДРЕЙ. Чего пирожное не ешь?

Пауза, Таня отпивает немного кофе.

АНДРЕЙ. Остыло?

Пауза, Таня молча отпивает кофе еще раз.

ТАНЯ. А если не поступишь? Я уеду... И мы уже не увидимся, получается? Только если на следующее лето.

АНДРЕЙ. Если даже не поступлю, всё равно в Минск приеду к тебе осенью. (После паузы.) Работу найду там.

ТАНЯ. Где?

АНДРЕЙ. Да... хоть ямы копать.

ТАНЯ. Какие ямы? А жить где будешь?

АНДРЕЙ. Ну слушай... Я же тут зубарю реально как проклятый, ещё может поступлю. (После паузы.) Может, и на платное вообще пойду.

ТАНЯ. На платное?

АНДРЕЙ. Не знаю, может Коля поможет... (После паузы.) Да поступлю я сам, короче.

Пауза, Андрей пьет кофе с пирожным, Таня не пьет даже кофе.

АНДРЕЙ (кладя свою руку на Танину). Таня... Ну что случилось такое, а?

ТАНЯ (убрав руку). Слушай... (После паузы.) Может, нам пока не встречаться так часто, как бы?

АНДРЕЙ. В смысле?

ТАНЯ. Ну я же скоро всё равно уеду...

АНДРЕЙ. И что? (После паузы.) Да поступлю я. Я приеду к тебе.

ТАНЯ. А если не поступишь?

АНДРЕЙ. Слушай Таня... Что случилось?

Пауза, Таня отпивает кофе.

АНДРЕЙ. Я же говорю, всё сделаю чтоб в Минск приехать... Я поступлю.

Пауза.

ТАНЯ. Давай тогда пока просто реже встречаться. Ты много со мной время тратишь. А так бы учил всё это время.

Пауза.

АНДРЕЙ. Что не так? Ну мы же не так уже много с тобой времени проводим?..

Пауза.

ТАНЯ. Андрей, я домой пойду.

АНДРЕЙ. Подожди... Ты из-за того что... я не могу тебя там... в ресторан или...?

ТАНЯ (перебивая). Что?!

АНДРЕЙ. Ты не из-за денег?

ТАНЯ. Блин, Андрей! Я же говорю тебе... Сделаем перерыв, хорошо?

АНДРЕЙ. Просто некоторое время видеться не будем, да?

ТАНЯ. Угу.

АНДРЕЙ. А всё остальное, как и раньше, да?

ТАНЯ. Ну да...

АНДРЕЙ. Ничего не случилось, правильно?

ТАНЯ (вставая). Ничего не случилось. Всё, я домой.

Андрей встает.

ТАНЯ. Не надо.

АНДРЕЙ. Так я провожу тебя.

ТАНЯ. Я говорю, не надо.

Пауза, Андрей пытается поцеловать Таню в щеку, Таня отворачивается.

ТАНЯ. Не надо Андрей. Всё, пока.

АНДРЕЙ. Я тебе наберу сегодня, можно?

ТАНЯ. Нет, не надо. Я сама тебе потом позвоню.

Таня уходит.

Картина 6

Мама вяжет на кухне. На кухню заходит Коля.

МАМА. Перекусишь? Голубцы ещё остались, макароны погрей.

КОЛЯ. Не... (После паузы.) Чай попью.

МАМА. Бери батон свежий.

Пауза, Коля наливает в чайник воду из-под крана, ставит его на плиту, после чего молча стоит и смотрит на чайник.

МАМА. Всё хорошо?

КОЛЯ. Угу.

Пауза.

МАМА. Коля, тяжело на новой работе?

КОЛЯ. Чего там тяжёлого?

МАМА. А там вот... раствор замешивать самому надо?

КОЛЯ. Да... Сам замешиваю...

МАМА. А есть же вот такие... бетономешалки, ручные?

КОЛЯ. Нет, я лопатой работаю.

МАМА (тяжело вздохнув). Да... За такую работу тяжёлую и столько платят мало...

КОЛЯ (повернувшись к Маме). Да, вообще фигня.

МАМА. И ничего ж чтоб платили больше не найти, да?

КОЛЯ. Не... У нас не найти.

Пауза, Мама и Коля некоторое время молча смотрят друг на друга.

МАМА. Ну ничего. По телевизору сказали, что со следующего месяца пенсию поднимут.

КОЛЯ. На сколько?

МАМА. Сказали, на полтора процента.

КОЛЯ. Да...

МАМА. Ну хоть что-то...

КОЛЯ. Два пакета молока?!

МАМА. Скоро вон (Кивает в сторону двери.) Андрей поступит, будет стипендию получать...

КОЛЯ. И что? Ему думаешь хватит её на всё? (После паузы.) А если не поступит?

МАМА. Ну что делать? Пойдёт к тебе на стройку работать...

Пауза.

КОЛЯ. Мама, знаешь где я работаю? (После паузы.) Я не на стройке работаю, я работаю в «Ритуале»!

МАМА. В каком «Ритуале»?

КОЛЯ. Похороны, понимаешь? Могилу вырыть, гроб отнести.

МАМА. Ты же говорил...

КОЛЯ (перебивая). Хочешь, чтобы и малой там тоже работал?

Пауза.

МАМА. А чего ты не говорил?

КОЛЯ. А чего ты думаешь, я не говорил а?

Пауза.

МАМА. Ну что делать? Потом лучше что найдёшь...

КОЛЯ. Мама, у меня есть друг с армии, Денис Горбач. Он сейчас за границей работает, к себе зовёт. Платят хорошо.

МАМА. В России?

Пауза.

КОЛЯ. Смотри, а если в России, то нормально?

МАМА (тяжело вздохнув). На Украине, да?

КОЛЯ. Я же мог тебе соврать...

МАМА (перебив). Ой! На Украине...

КОЛЯ. Мама, послушай! Если бы там было опасно, я бы тебе соврал и всё. А я тебе говорю, что там всё нормально...

МАМА (громко). Андрей! Иди сюда.

КОЛЯ. Ты послушай! Я не воевать еду! Там работа в тылу, где не стреляют вообще, понимаешь?

МАМА. Ты никуда не поедешь!

В комнату входит Андрей.

МАМА. Андрей, ты слышал?!

АНДРЕЙ. Слышал.

МАМА. Он на войну собрался ехать!

КОЛЯ. На какую войну?! Ты слышишь вообще, что я тебе говорю?

МАМА. Я тебе сказала, ни на какую Украину ты не поедешь!

КОЛЯ. Так, мама, послушай меня нормально, хорошо?

МАМА. Что тебя слушать?! Я сказала, никуда ты не поедешь!

КОЛЯ. Я поеду!

МАМА (начинает плакать). Ты хочешь, чтобы я в могилу прямо щас легла?

КОЛЯ. Я там буду обслуживать технику. Не военную! Считай, тракторы буду чинить.

МАМА. Какие тракторы? Ты думаешь, я совсем дура?!

КОЛЯ. Есть такая машина, которая траншеи роет. В тылу! Там где не стреляют, где просто позиции обустраивать надо понимаешь?

МАМА. Как это не стреляют?! Что ты говоришь мне такое?! Там же война!

КОЛЯ. Нет, ты думаешь, по людям из автоматов херачят, а они такие окопы копают спокойно?! Вот надо, например, просто город укрепить, вот в городе где люди живут, где спокойно всё...

МАМА (перебивая). Какое спокойно? Вон по новостям говорят, всё время какой-то город там да обстреляют из «Градов» этих!

КОЛЯ. Мама, это работа, там где не стреляют! Дёня там уже полгода понимаешь?

МАМА. Какой Дёня?!

КОЛЯ. Друг мой, с армии, он уже полгода там и всё хорошо.

МАМА. А если тебя убьют?! Я же не выдержу!

КОЛЯ. Да не убьют, блин! Там за полгода, он говорит, ни разу не слышал, как стреляли даже!

МАМА. В армии служили! Что за друг такой?! Я его не знаю даже! «Он говорит»! Может, он тебя завербовать хочет!

КОЛЯ. Ой блин... Какой «завербовать»?!

МАМА. Может ты приедешь, и тебя воевать пошлют!

КОЛЯ. Куда пошлют?! Я что... раб что ли?! Я специалист, блин, еду технику обслуживать. Просто этот бульдозер, понимаешь?

МАМА (Андрею). А ты что стоишь молчишь?! Скажи ему!

АНДРЕЙ. Что сказать?

МАМА. Чтоб не ехал никуда, дурак!

Пауза.

КОЛЯ. Вот чего мне не ехать а? Никакой войны ничего там нет, понимаешь? Просто, считай, ямы копать еду. Как сейчас, блин! Только платят в десять раз больше!

МАМА. Да что деньги эти, если тебя убьют?!

КОЛЯ. Да послушай ты! Я тебе ещё раз говорю: там не стреляют, там не опасно! Я же не дебил тоже! Чтобы под пули лезть! Вот именно, нахрен мне эти деньги, если меня пристрелят там?! Я тебе клянусь что там если хоть как-то опасно, я сразу домой еду!

МАМА. Ну конечно, там опасно! Андрей скажи ему! Ты же читаешь в интернете там!

АНДРЕЙ. Если он точно знает, что в тылу будет...

МАМА. Да что ты говоришь вообще а?! Хочешь, чтобы убили его там?!

КОЛЯ. Мама! Он хочет, чтобы я поехал, нормально денег заработал и вернулся назад спокойно.

МАМА. Коля... Ну обойдусь я без этих таблеток, без всего...

КОЛЯ. Ой блин... Что ты обойдёшься? Задыхаться будешь опять?!

МАМА. Вот и хорошо, задохнусь я, помру, тогда и едь, куда хочешь! Дай мне помереть спокойно и езжай хоть на Украину, хоть... в Афганистан, хоть куда хочешь!

АНДРЕЙ. Мама, успокойся...

КОЛЯ. Мама... Я тебе говорю, всё будет хорошо. Я заработаю там нормально денег и спокойно вернусь. Малой поступит, так хорошо. Нет, так может на платное ему ещё хватит.

АНДРЕЙ. Да какое платное, вообще?..

КОЛЯ. Малой! (Маме.) Этот же засранец один у нас хоть толковый. Его если в Минск не отправить, что тут с него? Тоже, как и я, пойдёт могилы копать?! А там-то он хоть перспективы какие!

МАМА. Коля, я же ради вас только живу, понимаешь? Думаешь, я кого-то больше люблю что ли из вас? Если с тобой что-то случится, я же жить не смогу! Понимаешь?!

КОЛЯ. Да понимаю я, мама! Но не случится ничего со мной.

МАМА. Да как не случится?! Это же война! Там что хочешь может быть! (Андрею.) Да что он надумал-то такое?! Ну скажи ты ему!

КОЛЯ. Ничего не надумал. Мама, говорю тебе...

МАМА (перебивая). Так! Всё! Если хочешь чтобы я в могилу прямо щас легла – едь! Я сказала, никуда ты не поедешь! Всё! Разговор окончен!

Картина 7

Рисунок: Николай Жуков

Андрей сидит в комнате за компьютером. Раздается сигнал входящего видеозвонка skype. Андрей делает колонки громче и отвечает на видеозвонок. На экране монитора Коля: на нем форма защитного цвета, он находится в лесу, на заднем фоне виден костер, слышны громкие мужские голоса.

АНДРЕЙ. Привет! Слышишь меня?

КОЛЯ. Здарова, малой!

АНДРЕЙ. Ну как ты?

КОЛЯ. Алё Андрюха! Я тебя вижу б*я!

АНДРЕЙ. У тебя всё нормально?

КОЛЯ. У меня зае*ись всё! Андрюха!

АНДРЕЙ. Подожди, щас маму позову.

КОЛЯ. Стой! Андрюха?

АНДРЕЙ. Что?

КОЛЯ. Где мама?

АНДРЕЙ. Щас позову, у соседки.

КОЛЯ. Не-не, не зови пока, слышишь?

АНДРЕЙ. Чего?

КОЛЯ (улыбаясь). Андрю-ю-юха! Мы тут с пацанами.

АНДРЕЙ. Чего на телефон не звонишь? Дорого?

КОЛЯ. Да не... Мало ли чего там, кто прослушивает...

АНДРЕЙ. Ой, кому ты нужен?

КОЛЯ. Да я тебе серьёзно! Пацаны говорят, дома могут потом там... Ай! Х*й с ними! Андрю-ю-юха!

АНДРЕЙ. Ну как ты хоть там?

КОЛЯ. Да нармуль всё! Костёр палим, шашлык, сэм хера*им… Зае*ок!

АНДРЕЙ. Ты ж там, где обещали, да?

КОЛЯ. Да, всё чики-пуки! Окопы, доты, рвы хе*ачим. «Оборонительные сооружения согласно плана».

АНДРЕЙ. Ну в тылу же да?

КОЛЯ. Да, да, братиша!

АНДРЕЙ. Ну это самое главное...

КОЛЯ. Андрюха! Тут пацаны во такие, понимаешь?!

АНДРЕЙ. Ты с Дёней там со своим?

КОЛЯ (кричит в сторону костра). Дёня!

ДЁНЯ (издалека). Чего?

КОЛЯ (кричит в сторону костра). Дёнь, иди сюда, давай! (Андрею.) Ща Дёня придёт, Андрюха!

ДЁНЯ (приближаясь). Да харэ ты там базарить, пошли мясо жрать...

КОЛЯ. Иди сюда говорю!

Дёня подходит к Коле и смотрит в экран.

ДЁНЯ. Кто там у тебя?

КОЛЯ (обняв Дёню за плечи). Смотри, это малой мой!

ДЁНЯ. Здарова!

АНДРЕЙ. Привет.

ДЁНЯ (бьет себя в грудь ладонью). Дёня!

АНДРЕЙ. Ты ж к нам приезжал.

КОЛЯ (Дёне). Б*я, ты ж Андрюху знаешь!

ДЁНЯ. Неа...

КОЛЯ. Ты приезжал ко мне, помнишь? Малого моего помнишь?

ДЁНЯ. Неа...

КОЛЯ. Алкаш бл*ть!

Пауза, Дёня и Коля ржут.

ДЁНЯ. Всё, салют, я пошёл шашлык жрать.

КОЛЯ. Давай, я щас...

Дёня уходит к костру.

КОЛЯ. Малой! Тут пацаны во! Понимаешь? Я в деревню пошёл... Б*я-я-я! Тут в деревне такие девки есть! Марина и эта... (После паузы.) Х*р с ней! Марины батя, короче, сэм гонит, я к ним зашёл, его не было... Короче, б*я-я-я! Завис там пи*дец! Всю ночь... (После паузы, смеясь.) Я с женой назад приеду, базарю! Слышишь, нармуль будет хохлушка, а?

АНДРЕЙ (улыбаясь). Нармуль.

КОЛЯ. Так пацаны ваще прикрыли, понимаешь?! Я даже х*й кому сказал, что зависну, а пацаны... Ну настоящие б*я! Люди! Не х*йня какая- то там! Люди б*я! Понимаешь? Андрюха!

АНДРЕЙ. Понимаю-понимаю...

КОЛЯ. Вот так короче...

АНДРЕЙ. Деньги тебе хоть платят?

КОЛЯ. Андрюха?

АНДРЕЙ. Что?

КОЛЯ. Самолёт тебе в ухо! (Ржёт.) Короче! (Серьезно.) Лавэ как и говорили, на карточку переводят, я проверял уже. Завтра в город поедем, там в банке покажут как, я уже вам переведу понял?

АНДРЕЙ. Ага.

КОЛЯ. Так! Как ты там тестирование своё это сдаёшь?

АНДРЕЙ. Ну вот всемирку позавчера писал, в Гомель ездил.

КОЛЯ. Сколько баллов?

АНДРЕЙ. Через неделю-две только узнаю.

КОЛЯ. Но ответил хоть много там вопросов?

АНДРЕЙ. Ну нормально так, почти всё знал...

КОЛЯ. Ну молоток малой б*я! Ща поступишь вообще ах*енчик будет!

АНДРЕЙ (смотрит в прихожую). Мама пришла..

КОЛЯ. Ща отойду троху...

Пауза, Коля отходит дальше от костра, мужские голоса становятся чуть тише.

В комнату входит Мама.

АНДРЕЙ. Мама, Коля звонит.

МАМА. Что, по компьютеру да?!

АНДРЕЙ. Во, смотри, морда на весь экран.

Андрей встает со стула, на его место садится Мама

МАМА. Коля?!

КОЛЯ. Привет, мам.

МАМА. Ну как ты там, сынуля?

КОЛЯ. Всё отлично, видишь костёр палим, шашлык жарили.

МАМА. У тебя всё хорошо, ты почему не звонишь?

КОЛЯ. Ну вот же ж звоню.

МАМА. Ты в спокойном месте там?

КОЛЯ. Да мама, нормально всё тебе говорю. Вообще всё спокойно, как всё и говорили, копаем короче окопы и всё.

МАМА. В тылу, да? Ну а еды хоть хватает там, кормят?

КОЛЯ. Ну конечно ну? Вот же говорю, шашлык жарим.

МАМА. Ну слава богу! Сынуля... (Начинает плакать.)

Андрей обнимает Маму за плечо.

АНДРЕЙ. Мама...

КОЛЯ. Ты чё, плачешь, что ли? (После паузы, улыбаясь.) Ну даёт! Сама ж видишь, что всё хорошо?

МАМА. Ну слава богу...

КОЛЯ. Всё, прекращай. Малой, скажи ей.

МАМА. Андрей всемирную историю хорошо написал.

КОЛЯ. Я уже в курсе, молоток! Ща поступит, я вернусь, всё хорошо будет. (После паузы.) Мама!

МАМА (успокоившись). Что сынуля?

КОЛЯ. Я завтра в городе буду и перевод сделаю, денег. Короче как сделаю, с города там с переговорного позвоню, скажу как забрать, хорошо?

МАМА. На домашний да?

КОЛЯ. Да, на домашний наберу, вы дома кто-нибудь будьте, хорошо?

МАМА. Да-да, я весь день дома буду.

КОЛЯ. Ну я в часов четыре, пять может дня.

МАМА. Хорошо-хорошо.

КОЛЯ. В общем ладно, а то у меня тут батарея сядет. Смотрите, я завтра на городской позвоню, послезавтра ещё в скайпе вас выловлю, малой, будешь дома?

АНДРЕЙ. Буду-буду.

КОЛЯ. Вот. А потом, значит, я наверно неделю-две недоступен буду. Мы на новое место переедем, там связь, говорят, не ловит.

МАМА. Ты что?

КОЛЯ. Ну ничего ну? Нормально всё говорю. На новое место просто, там вышек этих нет, в лесу не ловит связь.

МАМА. Коля, там же ж тоже спокойно?

КОЛЯ. Ну конечно, ну? Говорю тебе, мы в тылу тут копаем рвы и всё. Считай на стройке работаю обычной.

МАМА (опять начинает плакать). Ну ты аккуратней там...

КОЛЯ. Мама ну не начинай опять... Конечно аккуратно я тут всё. Нормально всё в общем.

Пауза, Мама вытирает слезы.

КОЛЯ. Ну всё?

МАМА. Аккуратно там, хорошо?

КОЛЯ. Да мам, хорошо. Вы тоже там смотрите. (После паузы.) Всё, покеда. Завтра наберу.

МАМА. Пока.

КОЛЯ. Малой?!

АНДРЕЙ. Что?

КОЛЯ. Поджопник тебе жаль дать не могу. (Смеется.)

АНДРЕЙ (улыбаясь). Всё давай.

Картина 8



Андрей сидит на скамейке около подъезда и держит руки в карманах байки. Через некоторое время из подъезда выходит Таня и подходит к скамейке, Андрей встает.

АНДРЕЙ (улыбаясь). Привет.

ТАНЯ (улыбаясь). Привет.

Андрей нагибается, чтобы поцеловать Таню в щеку. Тане не противится этому.

ТАНЯ. Ну что? Поздравляю тебя.

АНДРЕЙ. Спасибо.

ТАНЯ. Уже всё, точно известно?

АНДРЕЙ. Ну да, вроде. Ещё письмо не пришло, но по баллам точно прохожу.

ТАНЯ. Молодец. Я уверена была, что ты поступишь.

АНДРЕЙ. А я не очень, если честно.

ТАНЯ. Ну вот видишь, я права оказалась.

Пауза, Андрей и Таня улыбаются.

ТАНЯ. Ты в Минск когда, где-то в середине августа поедешь?

АНДРЕЙ. Ну да где-то в конце, наверное. Ещё, может, Колю дождусь, если раньше вернётся.

ТАНЯ. А чего раньше? Там что проблемы какие-то у него?

АНДРЕЙ. Да нет... Всё нормально наоборот. (Улыбаясь.) Скучает просто.

ТАНЯ. Хорошо хоть он там зарабатывает?

АНДРЕЙ. Ну да, нормально. Уже деньги сюда пересылал.

ТАНЯ. Он же в Москве самой да?

АНДРЕЙ. Да, на стройке там.

ТАНЯ. Ну нормально...

Пауза.

АНДРЕЙ. Вообще я тут тебе... (Достает из кармана байки руки, в одной из них коробка духов.) Короче, подарочек у меня есть небольшой. Андрей передает Тане духи. Таня берет их

ТАНЯ. Ого!.. Настоящий?

АНДРЕЙ (улыбаясь). Да, Опиум, Ив Сен Лоран.

ТАНЯ. С чего это вдруг такое?

АНДРЕЙ. Ну... Я поступил же.

ТАНЯ (улыбаясь). А подарок мне?

АНДРЕЙ. Ну да, получается...

Пауза, Таня перестает улыбаться и протягивает духи Андрею.

ТАНЯ. Андрей... Не надо, хорошо?

АНДРЕЙ. Почему? (После паузы.) Это я за свои купил. Я заработал.

ТАНЯ. Ну не в этом дело.

АНДРЕЙ. Таня, ну это же реально просто подарок... Дружеский.

ТАНЯ. Андрей друзья такое не дарят просто так... Я не могу взять.

Пауза.

АНДРЕЙ. Ну что такое, Таня?

ТАНЯ. Давай не будем...

АНДРЕЙ. Ну что не будем?

ТАНЯ. Не будем заново начинать.

АНДРЕЙ. Что не будем начинать?

ТАНЯ. Отношения наши.

АНДРЕЙ. Ну мы же только на время по ходу расставались?

Пауза.

ТАНЯ. Андрей, ну ты разве не понимаешь?

АНДРЕЙ. Что не понимаю? Ну что случилось?!

Пауза.

ТАНЯ. Мы уже не будем с тобой встречаться.

АНДРЕЙ. Ну почему?! (После паузы.) Ну в чём дело?! Я же сейчас в Минск перееду, к тебе. Там даже общага не далеко от тебя. Ты поедешь, я всего через недели две за тобой... Ты же хотела, чтобы я поступил. Ну вот!

Пауза, Таня молчит.

АНДРЕЙ. Или что в деньгах дело? (Берет духи из рук Тани.) Ну вот же духи я купил. Я сам на них заработал! (После паузы.) И в Минске подработку найду. Будут деньги. (После паузы.) Ну всё же реально хорошо будет. Ну Таня...

ТАНЯ. Андрей ну ты не понимаешь что ли? При чём тут деньги вообще?

АНДРЕЙ. Так а что такое? Что случилось?

Пауза.

ТАНЯ. Ничего не случилось... Я просто не могу с тобой встречаться.

АНДРЕЙ. Ну почему не можешь?! (После паузы.) Я же люблю тебя...

Пауза.

ТАНЯ. Но я-то тебя не люблю... (После паузы.) Я не могу понимаешь? Извини...

Таня разворачивается и уходит в подъезд.

Картина 9

Картина:

Андрей сидит на кухне за столом. Перед ним закрытый ноутбук, открытая бутылка недорогого виски, две пустые рюмки, банка шпрот, крабовые палочки, буханка хлеба, другая магазинная закуска. Андрей наливает виски в рюмку и молча выпивает. Раздается звонок в дверь, Андрей выходит из кухни. Из прихожей слышаться голоса. Через некоторое время на кухне появляется Стас, за ним идет Андрей.

СТАС. Мамы твоей нет?

АНДРЕЙ. Не, ушла...

СТАС (с улыбкой смотря на стол). Ё-ё-ё! Нармуль ты тут ё*та!

АНДРЕЙ. Давай садись...

Андрей и Стас садятся за стол, Андрей наливает в рюмки виски.

СТАС (беря рюмку). Ну чё, тост?

АНДРЕЙ. Да на*ер…

СТАС. Чего?! Короче... Ну за экзамены типа, за то, что мы поступили, и всё такое!

Чокаются, выпивают. Стас делает себе бутерброд со шпротами.

СТАС. Письмо пришло из универа?

АНДРЕЙ. Угу.

СТАС. Б*я… Ты чего такой убитый? Ты ж на бесплатное даже!

АНДРЕЙ. Да… Меня Таня нахер послала...

СТАС. Как? Вообще нахер?

АНДРЕЙ. Вообще реально нахер...

СТАС (после паузы). Ну и х*й с ней! Она ж тебе всё равно не давала.

АНДРЕЙ (после паузы). Да ж*па ваще, если честно...

СТАС (наливая еще по рюмке). Да забей… (Подвигает рюмку Андрею.) Давай, за минских девок! Ты щас в Минске студенток, знаешь сколько нашпилешь? Там с этими танями без проблем ё*та!

Выпивают.

СТАС (смеясь). Натр*хаемся так, что пиписька будет болеть! Андрей улыбается.

СТАС. Дадут общагу?

АНДРЕЙ. Ну блин вроде должны, чернобыльцам в первую очередь, у них там написано.

СТАС. Ну так тебе вообще зае*ись! Прям в общаге там на месте будешь шпилить! Я приходить буду, ещё мне там подсуетишь.

Стас смеется, Андрей улыбается.

СТАС (наливая виски). Третий тост за любовь б*я! Выпивают.

АНДРЕЙ (смотря на бутылку). Чёт мы быстро как-то...

СТАС. Х*ли? Имеем право! Студенты ё*та! Привыкать надо.

АНДРЕЙ (улыбается и берет Стаса за плечо). По ходу реально студенты!

СТАС. Ну так! (После паузы.) Б*я… Я песню ах*енную нашёл вконтакте, реально доставляет! (Указывает на ноутбук.) Дай поставлю.

АНДРЕЙ (подвигает ноутбук Стасу). На, зайди с моей.

СТАС (смотря в ноутбук). Б*я ну у тебя и сообщества: «Цитаты великих политиков»! (Улыбаясь.) Кличко что ли, б*я?

АНДРЕЙ. На истфаке, короче, пригодится.

СТАС (читает из ноутбука). «Телевидение в его нынешней форме есть опиум для американского народа», Ричард Мил... хауз с*ка Никсон, тридцать седьмой президент США. П*дор!

АНДРЕЙ. Никсон?

СТАС. Да все пиндосы п*доры!

АНДРЕЙ. Чего они п*доры?

СТАС. А чего нет? Обама вон уже мало Ирак, Афганистан, уже в Россию с*ка нигерская мутит!

АНДРЕЙ. В какую Россию? При чём тут Обама?

СТАС. Так а кто хунту эту в хохляндии привёл? Порошенки, х*ешенки, яценюки эти жиды.

АНДРЕЙ. В Украине проамериканское правительство щас, да?

СТАС. Ну так ясен х*й!

АНДРЕЙ. Хорошо, а до этого какое было?

СТАС. Нормальное было!

АНДРЕЙ. Ну какое? Пророссийское?

СТАС. Ну я и говорю, нормальное.

АНДРЕЙ. Так а чем русские лучше американцев?

СТАС. Всем! При Януковиче укропы жили хоть нормально. А щас х*й сосут! И правильно, не*уй! Не хотели нормально с Россией дружить – сосите. Х*й вам, а не газ! В гейропу пи*дуйте к гомосекам своим.

АНДРЕЙ. Так чем твоя Россия хорошая? Что у неё газ есть и нефть?

СТАС. Бл*ть! Ты ж историю учишь! Россия, СССР в войне всю Европу освободил от фашистов.

АНДРЕЙ. При чём здесь это до Украины?

СТАС. Жидо-саксы эти Россию развалить хотят, как СССР. И мы потом будем как хохлы х*й сосать?!

АНДРЕЙ. Б*я, Стас... Ты вообще понимаешь, что городишь?

СТАС. Я всё понимаю б*я!

АНДРЕЙ. Ладно, Стас, х*й с ними... (После паузы, указывая на ноутбук.) Песню поставь, что хотел.

СТАС. Б*я… Пошли покурим.

АНДРЕЙ. Пошли. В ванну, там вытяжка норм.

Андрей и Стас заходят в ванную, садятся на край ванны и закуривают. Некоторое время курят молча.

СТАС. Б*я, ну ты же историю учишь!

АНДРЕЙ. И что?

СТАС. Ну америкосы, они ж враги наши исторически?

АНДРЕЙ. Какие они враги исторически? Ты еб*нулся?

СТАС. Сам ты еб*нулся! Ты видишь, что они бл*ть на Донбассе творят?

АНДРЕЙ. Кто, америкосы?

СТАС. Фашисты эти, которые им х*й сосут. Порошенко этот х*ешенко, ярош-х*ярош. Это ж фашисты ёб*ные!

АНДРЕЙ. Ты знаешь вообще, кто такие реально фашисты?

СТАС. Б*ять… Только не надо тут загружать меня. Фашисты, кто такие? Фашисты с*ки б*ять те, кто Хатынь спалил! Ты ж знать должен: кстати, это ж не немцы Хатынь сожгли, а хохлы полицаи, правильно?

АНДРЕЙ. Ну да.

СТАС. Вот! Бандеровцы! А в Одессе кто людей жёг живьём? Они же, фашисты б*я. Потом их эти... правосеки палками добивали! Людей бл*ть! Люди из окон прыгали, их живьём жгли пи*оры эти! И на Донбассе такая же х*йня была бы! И в Крыму б*я!

АНДРЕЙ. Что в Крыму? Пришли б бандеровцы и начали б людей там жечь?

СТАС. Да б*я! Эти правосеки б*ять, на поездах в Крым уже ехали! Которые сейчас на Донбассе воюют.

АНДРЕЙ. А с кем они воюют там? С мирными гражданами Новороссии б*я?!

Стас встаёт, Андрей остаётся сидеть на краю ванны.

СТАС. Да б*ять! А с кем?! Люди защищают себя от правого сектора от хунты фашисткой!

АНДРЕЙ. Шахтёры и трактористы, да?

СТАС. Да б*ять! А кто?!

АНДРЕЙ. А русских там нет?! Ты типа не видел на ютюбе? «За поребрик зайди»! И ловят их там постоянно.

СТАС. Б*ять! Поймали с*ки солдат ДНР, текст им дали, читай на*уй!

АНДРЕЙ. Б*я… Да минобороны российское уже завило, что это их солдаты!

СТАС. Бывшие!

АНДРЕЙ. Да б*я! Бывшие в употреблении...

СТАС. Что б*ять?! Люди уволились, или в отпуске поехали людей защищать от фашистов!

АНДРЕЙ. Какой в отпуске? Какой уволились? Откуда у них оружие российское? Винторезы в военторге купили? Чё ж они сами говорят, что ни х*я они не уволились?!

СТАС. Да их пытают там нах*й! Они всё, что хочешь тебе скажут!

АНДРЕЙ. Им просто знаешь, что реально сказали? Что если они бывшие, значит добровольцы, на них не распространяется международное право, и они не военнопленные, значит, а террористы б*я. И будут их судить за терроризм! Вот они и говорят реально правду, потому что по статье двадцать лет не хотят сидеть!

СТАС. Б*ять! Да если бы российские офицеры кадровые воевали в хохляндии, её бы уже давно не было нах*й! Уже давно б Псковская десантная дивизия нах*й была б во Львове!

АНДРЕЙ. Уже б*я не известно Стас, сколько от этой твоей дивизии осталось! Сколько их в гробах в камазах уехало обратно?!

СТАС. Да б*ять хохляцкую армию эту можно одной ротой нагнуть, десантников!

АНДРЕЙ. А захотят твои эти десантники куда лететь, если их сразу же уволят, как они взлетят?!

СТАС. Да ты за*бал! Никто их не уволит!

АНДРЕЙ. Да б*ять! Конечно, никуда они не полетят! Это ж гибридная война б*я! Такую гибридную войну может только реально гибридная страна вести! Может только людей закидывать как отпускников б*ять, бывших! А потом бросать их там, как танковую колонну в Грозном было!

СТАС. Да ты за*бал, умник!

АНДРЕЙ. Да пох*й конечно! «Бабы новых нарожают»! А родители их б*ять!? Отказались, чтоб компенсации получить и пробухать! Чтоб нажраться, детей в гроб с*ки уложить быстрее хотят... Животные так не поступают с детенышами!

СТАС. Да забейся б*ять!

Стас толкает Андрея в плечо. Андрей, теряя равновесие, ударяется виском об угол ванны и падает внутрь. Стас некоторое время стоит и, глубоко дыша, смотрит в ванну.

СТАС. Б*ять… Андрюха! (После паузы.) Андрюха б*ять… (Слегка склонившись над ванной.) Андрей! (Дотрагивается до Андрея.) Б*ять… Б*ять!

Стас вытирает руку о штаны, бешеными глазами осматривается по сторонам, включает воду и начинает из душа поливать Андрея. Спустя пару секунд бросает душ в ванну, затем включает воду в раковине и выбегает из ванны, закрыв за собой дверь, после выбегает и из квартиры.

Проходит некоторое время.

В квартиру входит Мама, в руках у нее сумка и вскрытый бумажный конверт с письмом.

МАМА (сразу после того, как вошла в прихожую, радостно). Андрей, ты видел, Коля письмо написал! Такое, бумажное, из ящика достала. (Смотрит в сторону ванны и достает письмо). Слушай! Я не читала ещё... (Подходит к двери ванной и читает.) Мама, привет. Так как малой всё равно никогда почтовый ящик не проверяет, то знаю, что начнёшь читать ты. Но одна ты тоже читать не будешь, поэтому понимаю, что Андрюха сейчас рядом где-то, наверно за компьютером, как обычно. Так что и тебе засранец здарово! Оторвись на минуту, ничего с тобой не станет. (Улыбается, после паузы.) Тут много кто пишет письма, так как у многих у родителей нет компьютера или интернета. Да и звонить, ты же видишь, не всегда получается. Это письмо придёт, наверное, раньше, чем я вам позвоню, как вернусь из своей лесной командировки. Так что и я решил вам написать по старинке. У меня всё хорошо. Работаю так же, как и говорил вам, то есть там, где всё спокойно. В общем, продолжаю копать. Правда тут, в лесу, техники совсем мало, и почти всё мы делаем вручную. Но зарплату получаю такую же, как когда был механиком. Так что всё хорошо у меня. Писать-то в общем и нечего особо. Но думаю, что вам приятно будет все-таки почитать это письмо. Что ещё у меня? Погода хорошая, уже совсем тепло, раньше ночью в палатках чуть холодно было, даже с соплями немного походил. Но теперь уже совсем тепло, даже ночью. Чувствую себя хорошо. Кормят, конечно, не так вкусно, как ты там малого, но всё равно нормально, не голодаю. Не знаю, что ещё написать. Ты.. (Громче.) Ты, Андрюха, смотри там нормально веди себя. Я приеду, тогда уже поступишь в свой университет, уедешь в Минск, там в общаге уже нагуляешься. А сейчас пока дома больше времени проводи, с мамой. Сейчас у неё, кроме тебя, нету никого. (В сторону ванны, улыбаясь.) Понял? (Продолжает читать.) А ты: мама, следи за этим балбесом, смотри, чтобы меньше играл и больше учил. Таже если поступил уже, всё равно пусть читает что-нибудь, в учебе пригодится, легче будет. Уже бумага заканчивается, так что закругляюсь. В общем, у меня всё хорошо, скучаю по вам, но ничего, скоро приеду и опять будем все вместе. Целую тебя мама, а тебе малой, поджопник. (Улыбается, на глазах у нее слезы радости.)

Проголосовать за лучшую пьесу, включая «Опиум», можно здесь. Делитесь информацией с друзьями в социальных сетях, используйте хэштег #kltprsvt_lab. Авторам самых душевных, честных, смешных и милых комментариев редакция подарит билеты в театр или книгу.

«Эротико-бытовой проект». Первая в Беларуси выставка эротического искусства

Культура • Алиса Петрова
«Эротико-бытовой проект». Что в нем особенного? Хотя бы то, что это первая выставка белорусского эротического искусства. Как возникла идея, какие авторы представлены и что они хотели донести, KYKY рассказал куратор выставки, скульптор Максим Петруль.