«Я же не хочу работать в тяжёлом месте за копейки!» Истории беларусов, которые получили работу через постель

Деньги • Евгения Долгая

Мы не знали, в какую рубрику ставить этот материал: в «деньги» или в «секс». Наши герои не работают на высоких должностях, не получают титулы на конкурсах красоты и не ведут передачи по беларускому ТВ. Но все они устроились на работу способом, о котором человечество не перестаёт отпускать саркастичные шутки – через постель.

Ольга, секретарь: «Работаю так уже пятый год»

«Я живу в маленьком провинциальном беларуском городке. В нашем городе с работой туговато, вроде бы и хватает мест, но в основном это работа для рабочего класса – в цеху. У меня всегда были напряженные отношения с семьей: мать с отцом выпивали, отец работал на железной дороге, там получил травму и стал инвалидом – ему оторвало руку. Глядя на замученную маму, я еще в детстве дала себе установку, что не хочу работать в тяжелом месте и за копейки. В колледже отучилась на секретаря и по распределению попала секретарем в школу, отработала. В школе было неплохо: ничего сложного, да и работа в теплом и уютном месте. Заработок небольшой, но в провинциальном городке женщине вообще сложно хорошо заработать. В итоге женщины, которые вкалывают в цеху, получают не намного больше тех же секретарей. Но работа отличается: одно дело – ходить красивой и нарядной и при этом не сильно уставать, а другое дело – вкалывать как лошадь, терять здоровье и не получать от жизни удовольствие.

Фото: Lars Tunbjörk

На новогоднем корпоративе мы отдыхали в ресторане вместе с руководством одного завода. Танцевали вместе, выпивали, шутили. Я познакомилась с мужчиной, обменялась с ним контактами. Встретились через пару дней с ним, посидели в кафе, я рассказала, где работаю и что делаю. Честно сказала, что не хочу впахивать, а хочу чувствовать себя полноценным человеком. Он спросил, что я могу ему такое дать, чтобы он мне дал работу. Я сразу поняла, к чему он ведет.

Через месяц у меня уже была работа на новом месте – секретарем у замдиректора. Любовниками мы не стали, но вполне хорошо общаемся. Я не считаю, что сделала что-то плохое или продалась. С одной стороны, может, и неправильно таким способом получать работу, но на войне и все средства хороши. Работаю так уже пятый год. У меня нет страха, что на мое место могут кого-нибудь найти: если захотят убрать, то сделают это любыми способами. Я завидую людям, которые легко находят работу, которым легко дается учеба и которые зарабатывают при этом большие деньги. У меня не было такой возможности никогда, поэтому я использую те методы, которыми владею. Не думаю, что люди догадываются, как я попала на это место – до этого тут работала пенсионерка – так что никто не пострадал. Я считаю способ попасть на работу личным делом каждого человека. Все взрослые люди и все знают, на что идут. Да и к сексу нужно относиться проще».

Кристина, инспектор милиции: «Я не считаю это проституцией»

«Я всегда хотела работать в милиции. Но для этого должно быть как минимум хорошее образование и спортивная подготовка. Я выучилась в частном университете на юриста. Попасть в милицию казалось нереальным – я лишь проходила практику для диплома в милиции. Честно сказала начальнику, что хочу попасть сюда и что на всё согласна. Он посмеялся, а потом намекнул, что ему нужно от меня: услуга за услугу, так сказать. Он сказал, что хочет поужинать со мной, обговорить работу. Я уже понимала, чем закончится ужин.

Взамен я получила работу. Нет, я не работаю юристом в милиции, я принимаю вызовы. Словом, я инспектор. Мне всё нравится – работаю уже восемь лет. С начальником у нас сугубо деловые отношения. Кто-то устраивается по блату, кто-то по своим знаниям. Вообще женщине попасть в милицию достаточно сложно, мало кого берут. А служить и женщинам хочется!

На работе никто не задает вопросов про то, как я сюда попала. Думаю, что многие догадываются. Вначале я немного переживала, а потом решила: я ведь тоже не знаю, как эти люди попали на работу. Так и успокоилась – да и времени уже много прошло. Мне кажется, что такая практика получения работы через постель будет всегда. Лично у меня была симпатия к начальнику, как мужчина он мне нравился. И скорее моей инициативой было его чем-то привлечь. Но я не считаю это проституцией. Чем это отличается от обычного секса? Просто мужчина мне помог. Я считаю свою работу просто подарком».

Карина, бухгалтер: «Работу я получила бы и без этого – я же хороший специалист»

«Я работаю бухгалтером в фирме, которая занимается поставкой микросхем, уже шесть лет. Мне всё нравится. Так получилось, что после собеседования директор написал мне в вайбер и рассказал, как хорошо у них работать, спросил про личную жизнь – замужем ли я. На тот момент я не была замужем и принимала его вопросы как флирт, не более. Директор спросил, нужна ли мне работа – я сказала, что нужна. Он и намекнул поехать к нему обсудить. Я прекрасно понимала, на какой шаг иду и понимала: доверять, может быть, и не стоит. Даже диктофон включила – чтобы в случае обмана его припугнуть. Но нет, он не обманул, работу я получила, директор больше не приставал. Не думаю, что я сделала что-то плохое. Это как случайный секс. Мне даже было интересно попробовать и поэкспериментировать. Я и так знаю, что я хороший сотрудник и не воспринимаю директора каким-то насильником. Я считаю себя привлекательной женщиной и мне льстит, что мной заинтересовался мужчина. Думаю, что работу я получила бы и без секса – я же хороший специалист. В офисе сплетен хватает, но я никому не рассказывала, что у меня было с директором. Зачем? Он же мне помог».

Антон, специалист по маркетингу: «Она часто напоминала, каким образом я получил эту работу»

«Это был очень неприятный опыт. Ещё будучи студентом, я познакомился в сети с женщиной постарше, у нее была своя небольшая турфирма. Я откликнулся на вакансию – у меня тогда были финансовые проблемы, а женщина была одинокой. Я это дело сразу «раскрыл», потому что она писала мне слишком много откровенных вещей. Ей было на тот момент 38 лет, а мне – 22 года. Однажды в ходе переписки я ей сказал, что ищу работу. Женщина предложила мне встретиться и обсудить это. Мы договорились встретиться в центре Минска, но в последний момент она сказала, что никак не может, и предлагает встретиться у нее, сбросила адрес. Я приехал, мы действительно обсудили работу. Но после обсуждения она предложила немного выпить и уже потом сказала: «Работу ты получил, теперь давай расслабимся». На тот момент я был юным и видел даже в этом некую романтику, мне хотелось попробовать интим с женщиной постарше. Она не была красивой бизнес-леди, она была простой беларуской, которой под 40 лет: одинокой, серой и совершенно обычной.

Фото: Lars Tunbjörk

Я устроился в её фирму, заказы шли хорошо. Деньги получал неплохие, но зависел от нее полностью. Она знала это и каждый раз вела себя так, будто я вещь. Часто напоминала, каким образом я получил эту работу. Если я косячил, говорила, что, видимо, работа досталась мне слишком просто.

Продержался я так полгода, потом ушел сам – мне не хотелось ни денег, ничего. Она уговаривала остаться, писала истеричные сообщения, но нет. Больше я никогда не опущусь до такого – по крайней мере, буду стараться. Получая работу через постель, мы сами себя делаем уязвимыми. Одно дело – уже завязавшийся роман на работе, но другое дело – проституция. А я считаю это проституцией».

Константин, ветеринар: «Она рассказала, что ее отец – главный врач»

«Когда я был студентом, меня распределили ветеринарным врачом в колхоз. Мне нужно было каждый день ходить на ферму к коровам и проверять их. Честно говоря, занятие очень специфическое, да и место распределения не очень: деревня, грязь, коровьи лепешки и алкоголики кругом. Одногруппник позвал меня к себе на день рождения, а там была его начальница – молодая девушка 28 лет. Мы с ней разговорились, покурить сходили вместе. Она рассказала, что ее отец – главный ветеринарный врач. Я рассказал, что сижу на отработке и что там всё совсем плохо. Вечер закончился тем, что я поехал ночевать к ней, утром за завтраком она сказала, что поможет мне с перераспределением. История закончилась тем, что она договорилась с отцом и нашла мне место ветеринара на мясокомбинате. Сейчас мы с ней женаты. Я не отношусь к этому как к работе через постель – просто такое стечение обстоятельств. А хороший секс уже сделал свое дело. Все было по обоюдному согласию, и я примерно понимал, что этот человек может мне помочь. Что здесь такого? Выгоду мы ищем во всём и везде».

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

«В 200 миллионов нам обходится расстрелять пять человек». Дискуссия с Прокопеней об ИТ, деньгах и смертной казни

Деньги • редакция KYKY
Кто на самом деле ненавидит айтишника? Как связаны беларуские зарплаты с отказом властей запрещать смертную казнь? Почему евробонды лучше всего показывают, как внешний мир относится к происходящему в Беларуси? Экономический форум KEF-2018 вчера, 5 ноября, собрал на сцене ИТ-бизнесмена Виктора Прокопеню и финансиста Дениса Филазафовича на дискуссию о нашем будущем. И наконец спикеры были несогласны друг с другом, иногда напоминая хорошего и злого полицейского. KYKY публикует расшифровку их беседы с небольшими сокращениями.
Популярное