«Люди, которые дарят хирургам алкоголь, видимо, хотят, чтобы операции делали ещё хуже». 33 факта из жизни практикующего травматолога

Боль • редакция KYKY
«Мой самый большой страх на отдыхе – это сломать ногу. Я же реально знаю, чем это может закончиться для моего кошелька». Пользователь @glazzzvlad благодаря флешмобу «Один лайк – один факт о моей работе» написал уже несколько сотен твитов о работе травматолога. Владислав работает в Москве, но KYKY выбрал 33 факта, которые будут интересны любому беларусу.

1. В сезон через меня проходит до 30 человек за день. Это больше чем один человек в час, и с каждым надо что-то сделать. Сезон – это, конечно, гололед. По ощущениям, самое страшное – это первый день со льдом, народ только начинает привыкать к эквилибристике (получается так себе).

2. Самая большая глупость, которую вы сможете сделать, получив травму на работе, – это сказать, что вы упали не на работе. Производственная травма – золотая жила для работника, но сейчас все так боятся потерять работу, что часто под давлением работадателя пишут, что упали где угодно, только не на работе. В лихие 90-е работодатель после производственной травмы мог отремонтировать половину отделения за свой счет, лишь бы врачи написали, что травма бытовая.

3. Я очень люблю смотреть на ютубе видео с ДТП и думать, что же сломалось в данном случае. Но всегда больше поражаюсь человеческой глупости, а не обстоятельствам травмы.

4. Люди, которые дарят хирургам алкоголь, кажется, хотят, чтобы эти хирурги делали операции еще хуже. Дарить алкоголь хирургам – это все равно что дарить наркотики пилоту самолета. Можно еще требовать, чтобы он занюхнул при вас. Качественный алкоголь (что редкость) забирается домой на праздники. Некачественный раздается другому медперсоналу на всякие дни медиков, иногда (опционально) – не очень приятным родственникам.

5. Количество бумаг увеличивается в два раза при наличии жалобы пациента на неудовлетворительное лечение. Объяснительные, рапорты, докладные. У каждого врача есть шаблон объяснительной на каждый возможный случай.

6. После дежурства я очень не люблю всех людей. Предпочитаю в день «после» ни с кем, кроме кошки, не общаться.

7. По личным наблюдениям, максимальный этаж, с которого человек может упасть и выжить – пятый. Выше уже очень маловероятно. Хотя были случаи, когда человек выжил после падения с седьмого этажа. У нас в больнице работает травматолог, который, спасая сына из пожара, прыгнул с шестого этажа. Год лечился. У сына только перелом ключицы. Герой.

8. В природе не бывает трещин костей. Все трещины – это самые настоящие переломы, это обман, чтобы вы не так сильно боялись. Умереть от перелома практически невозможно. Исключение – переломы бедра или таза, ну и всякие открытые переломы, когда кровь из руки идет.  

Кадр из фильма «Человек-швейцарский нож»

9. Когда вам вправляют вывих, лучше всего расслабиться. Болеть будет меньше, да и вправится быстрее.

10. Когда вы порезали себе палец или кисть, неудачно нарезав салат, – наложив повязку, лучше всего сразу вызвать скорую. Дело в том, что кистью занимаются специальные врачи – кистевые хирурги. Лучше, если вы сразу окажетесь у них, это гарантирует вам, что все пальцы у вас будут сгибаться и разгибаться в прежнем объеме.

Если вам «повезло» и вы отрубили себе палец целиком, возьмите его с собой. Скорее всего, его можно будет пришить обратно, но тут уже никаких гарантий. Палец может не чуствовать после реимплантации, некоторые отказываются.

11. За вашу руку будут бороться до конца, а вот с ногой если дело не очень, то проще отрезать. Я серьезно, протезирование нижних конечностей достаточно неплохо развито, а вот готовы ли вы пережить три года реконструктивных операций – большой вопрос. При этом нога ваша будет выглядеть совсем не так, как изначально. А работать то кто будет? В современной медицине скорость возвращения пациента к труду играет не последнюю роль. На протезе вы в офис вернетесь уже через месяц. 

12. Многие боятся рентгена. Большую часть современных травматологических операций проводят под рентген-контролем. Иногда за операцию приходится пережить 300 и более снимков. Благодаря этому я теперь могу печатать твиты 15 пальцами… Шутка, конечно. Но рентгена мы и правда много поглощаем. В защите, конечно.

13. В 90-е нормой считалось, что бригада травматологов на дежурстве была в состоянии от «под шафе» до просто пьяных. Сейчас все не так. Чего не скажешь про основной наш поток пациентов. Даже в обычные рабочие дни процентов 60 пациентов пьяны. Оставшиеся 40 – это в основном бабушки, легко ломающиеся от любого соприкосновения с твердыми поверхностями. 

14. Советы пристегиваться в машине отнюдь не от большой любви к производителям ремней. По статистике, если вы покинули салон автомобиля через лобовое стекло, ваши шансы примерно 20%. На каждый такой совет, конечно же, найдутся сотни людей, у которых знакомый выжил только благодаря тому что не был пристегнут. Но черт знает: пристегнутые к нам чаще приходят сами, а вот не пристегнутых привозят и часто уже не увозят.

Кадр из фильма «Человек-швейцарский нож»

15. Самая прогрессивная школа травматологии была основана в горах Швейцарии. Совпадение или нет, но теперь каждый декабрь туда на месяц съезжается пообщаться вся элита «травмы». Конечно, горные лыжи являются неотъемлемой частью этого симпозиума (не забываем, какая зарплата у ортопедов на Западе).

16. Мой самый большой страх на отдыхе – это сломать ногу. Я же реально знаю, чем это может закончиться для моего кошелька.

17. Моя самая любимая погода – это дождь. В такую погоду все тоже пьют, но дома. А дома сломаться не очень просто.

18. Переломы шейки бедра срастаются. Но только у молодых. У пациентов старше 65 лет шансов на сращение шейки бедра нет.

19. Большинство металлических конструкций, установленных в тело человека, не нуждается в удалении. Правда, на этот счет есть разные мнения, но сам по себе металлофиксатор при успешно срастившемся переломе скорее всего никак вам в жизни не помешает.

20. Никогда не понимал велосипедистов, которые гоняют по дорогам вообще без защиты. Я бы одевал их, как мотоциклистов, в черепаху. Лично знаю троих коллег, которые гоняют на мотоциклах сразу после того, как починят голень/бедро такому же гонщику. Пока целы.

21. Получить перелом при аварии – это ерунда. Гораздо хуже, если у вас в голове начнет собираться кровь (а ей из головы утекать некуда). Ну и совсем плохо, если от удара органы внутри метнулись в одну сторону, а потом в другую. В этом случае вас в больницу не довезут.

22. Кстати, большинство манипуляций в травматологии не требуют большой физической силы. Современное оборудование позволяет работать в травме даже хрупким девушкам.

23. Моя любимая область травмы – это пластические операции. Дефекты кожи, мышц, трансплантация из других, самых необычных, мест. Мы недооцениваем кожу, а ты попробуй проживи без нее хотя бы на кончике пальца. Видов пластики кожи огромное количество. Можно, например, вшить палец в брюшину. Или взять лоскут кожи и развернуть его на 180 градусов. Главное – не переборщить.

24. Нет, мы не достаем из естественных отверстий разные инородные предметы. Это прерогатива хирургов.

25. В современной травме никуда без английского языка. Все инструкции на английском, самые топовые книжки на английском, все курсы на английском. Не хочешь быть дремучим чудовищем – иди учи язык.

26. Я очень люблю работать с 31 на 1 января. Обычно весь трэш заканчивается в районе пяти утра, и доделав дела, можно спокойно уйти домой вовремя. Но один раз первого января в четыре утра пришел мужик, у которого копчик болел уже месяц до этого. Лучше времени, чем Новый год, он найти не мог, поэтому с самого утра путешествовал по разным ЛПУ в надежде на помощь.

27. Иногда истории наших больных – это тяжелые истории. Одну женщину из ружья расстрелял собственный муж.

Кадр из фильма «Человек-швейцарский нож»

28. Кстати, травм после 8 марта, по моим личным, ощущениям больше, чем после 23 февраля. 8 марта стабильно принимаем около 20 женщин разной степени алкогольного опьянения – после того, как они решат станцевать на корпоративе.

29. Перелом позвоночника – это не всегда, когда отказывают руки и ноги. Большая часть пожилых пациентов получает перелом позвоночника, и где-то половина из них даже и не знает о том, что у них был такой перелом. Хотя, конечно, переломы с неврологией больше впечатляют. Хирургия позвоночника – это высшая «травма».

30. Максимум сломанных ребер, которые видел лично я – 20. Так себе зрелище.

31. Самый распространенный вопрос пациента при выписке – «а что принимать чтобы быстрее срасталось?» – А что принимать, чтобы беременность быстрее закончилась? Сколько заложено природой, столько и будет срастаться.

32. Все отрезанные по тем или иным причинам части тела отдаются в патанатомию, где их с серьезным видом анализируют. Один раз мы так отослали «половой член». Что с ними происхожит дальше, я не знаю, более мелкие биопсии вроде как утилизируют как особо опасные.

33. Большинство инородных тел, которые могут остаться в вашем организме после ранений, никак себя не проявляют. Миграция таких тел практически невозможна, и в большинстве случаев организм отгораживается от них с помощью формирования капсулы. По современным нормам (я спрашивал у нейрохирургов, сам не знаю) из головы даже пулю не достают, так как объем вмешательства по ее извлечению может быть больше, чем привнесенная этой пулей травма. Хотя тут все индивидуально.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

«Гэта паведамленне ад дачкі чыноўніка, якога судзілі за карупцыю. Месца працы дзяўчыны – БТ». Четыре поста об отношении человека и государства

Боль • редакция KYKY
Идёт третий день «Дела БелТА». После обысков и допросов по подозрению в нелегальном использовании платной подписки иноформагентства нескольких журналистов отпустили домой, некоторые до сих пор в СИЗО – им уже собрали передачки с письмами детей и фруктами. Авторы «СБ» пишут кляузы, называя редакторов TUT.by «удобными в быту дамами». KYKY публикует пять полезных и важных постов «для подумать».
Популярное