Двадцать фактов о довоенном Минске. Прогулка по городу с историком

Места • редакция KYKY
В какой минской квартире арестовали эсера Савинкова? За какое здание архитектору Иосифу Лангбарду вручили патефон? Правда ли, что В 1930-е годы, когда в Штатах бушевала великая депрессия, американцы в СССР искали работу? Кандидат исторических наук Игорь Мельников провел живую экскурсию по центру Минска, рассказав кучу интересных фактов о Минске прошлого века.
  • Перед Домом правительства, построенным архитектором Лангбардом, изначально должен был стоять не памятник Ленину, а стела, символизирующая десятилетие независимости БССР – наподобие парижской или варшавской. Но именно архитектор Лангбард предложил украсить ансамбль скульптурой вождя революции.
  • По площади Независимости в 30-е годы ходил туристический трамвай. Само здание Дома правительства в те годы было хорошо видно в бинокль, скажем, из Радошкович – Минск ведь в те годы был малоэтажным.

  • Герб Республики на Доме правительства прикрывает старый советский герб, сделанный вручную. Его невозможно было сбить со здания, а потому немцы в период оккупации просто завешивали этот герб своей свастикой. Момент, когда свастика падает вниз, вошёл во все фильмы об оккупации Минска.
  • Фойе Дома правительства было украшено барельефом Сталина, с которым любили делать селфи нацисты, занявшие Минск на 6-й день войны. Историк Игорь Мельников признаётся, что купил на eBay несколько таких фотографий.

Изначальный вид Педагогического университета на Площади Независимости

  • По фотоснимкам периода оккупации можно наблюдать, как немцы на площади Независимости ставили тяжёлую технику. Они же сбили на землю памятник Ленину. Если присмотреться к нему сейчас, видно, что постамент под Лениным спилен.

  • Инициатор строительства Красного костела Эдвард Войнилович умер в бедности в Польше в 1926 году. Это было трагедией для всей шляхты, потому что до 1917 года Войнилович был главным владельцем земель под Минском. В 2006 году его тело перенесено к Красному костелу.

Красный костел, 1958 год

  • Желтое здание по правую руку от костела знаменательно эпизодом, связанным с известным террористом Борисом Савинковым. Когда после 1917 года он включился в борьбу с большевиками, головы чекистов не покидала мысль его уничтожить. Весной 1924 года был разработана операция ОГПУ «Синдикат-2», согласно которому в Варшаву был отправлен агент.

Борис Савинков

Тот уверил Савинкова, что люди в Минске (все, включая чекистов) поддерживают восстание против большевиков – и нет только лидера. Сохранились воспоминания возлюбленной Савинкова, которая рассказывала, как Борис проходил пограничный коридор в Заславье и шёл к Минску. Здесь его поселили в здание по улице Советской – тот самый дом справа от Красного Костела.

Как только Борис сел ужинать, в комнату вошли чекисты. Он все моментально понял и сказал: «Великолепно разработанная операция. Разрешите закончить ужин». Сцена демонстрируется в музее КГБ, куда простым туристам не попасть. Савинков закончил плохо – то ли сам выпрыгнул из окна в тюрьме на Лубянке, то ли ему помогли.

  • Здание КГБ невозможно рассмотреть на Google Earth – программа не показывает территории внутренней тюрьмы под названием «Американка».

Крыша американки выглядывает из-за здания КГБ

  • Когда 24 июня 1941 годы немцы начали бомбить Минск, то первая их цель была психологической. И они достигли своего: через два дня после бомбежки центра все советское руководство из города сбежало.

  • В 1939-41 годах в тюрьме на Володарке содержали польский контингент. Сохранилось одно из воспоминаний польского военнослужащего, которого везли в эту тюрьму от железнодорожного вокзала прямо по площади «мимо Ленина и какого-то Красного костела». Дальше машина свернула налево у нынешней гостиницы Минск и доехала до «белого замка, будто бы оставшегося от Сапегов».
Поляков сажали по 130 человек в одну камеру. Отсюда их вывозили в Куропаты на расстрел.

Есть дневники минчанина, который 29 июня 1941 года, когда Советов уже не было, но и немцы в город ещё не пришли, вышел погулять по Минску и зашёл на Володарку. Охраны у ворот не было, и этот минчанин увидел у входа в тюрьму горы польской военной формы. Может быть, это объясняет тот факт, что при раскопках Куропат не было найдено ни одной польской пуговицы.

  • На месте Дома Офицеров до 30-х было архиерейское подворье. Когда здесь решили построить Дом Красной Армии, его фасад должен был смотреть на реку Свислочь. Но архитектор Лангбард настоял на том, чтобы здание было обращено в обратную сторону – на Александровский сквер.

Дом Красной армии (будущий Дом офицеров), 1936 год

За этот проект Лангбард получил из рук маршала Семена Тимошенко патефон. Любопытно, что все здания Иосифа Лангбарда пережили войну и не были повреждены бомбами.

  • В 1943 году уничтожить гауляйтера Кубе изначально предполагалось в Купаловском театре. Подпольщики знали, на каком спектакле будет присутствовать Вильгельм, и заложили в зале взрывчатку. Но гауляйтер ушёл с пьесы. В результате взрыва погибло много белорусов, которые оказались в тот день в театре. Они похоронены на военном кладбище в Минске.

Вильгельм Кубе на Золотогорском кладбище

  • Снимки Дома Офицеров использовали как рекламу, которая будет завлекать туристов в СССР. В 30-е годы Союз был довольно популярным направлением для европейских и американских граждан: их изумлял экономический рост нового государства. В 1930-е годы, когда в Штатах бушевала великая депрессия, американцы в СССР искали работу. НКВД даже пришлось издать методичку для пограничников, мол, следует спрашивать у американцев и европейцев о цели визита в СССР. Если целью была работа, иностранцев в страну не пускали, мотивируя это тем, что агенты империализма в СССР не нужны.
  • Иностранцы ехали в Беларусь через погранпункт Колосово. Сохранилось много снимков ворот пограничного пункта, где с одной стороны написано: «Привет труженикам запада», а с другой – «Коммунизм сметёт все границы». Нынешних иностранцев повергает в шок существование в 30-е таких маршрутов как Лондон-Столбцы или Парыж-Негарэлае.
  • Во время польской операции 1938 года в здании минской средней школы №4 находился пункт НКВД, куда свозили арестованных поляков. Отсюда они отправлялись в тюрьму.
  • Во время немецкой оккупации в Доме Армии был офицерский клуб, где в 1943 году прошли похороны Вильгельма Кубе. На всех кинопленках того времени есть этот эпизод.

Похороны Вильгельма Кубе, Минск, Дом офицеров

  • Старое здание национальной библиотеки строил в 1932 году архитектор Лавров. Он же начал строить Академию Наук и работал над проектом Театра Оперы и балета. Но не успел – Лаврова репрессировали, и заканчивал Оперный Иосиф Лангбард.

Бывшее здание Национальной библиотеки, построенное архитектором Лавровым

  • В 1932 году вместе с Оперным началось строительство укреплений на рубеже, который теперь называется Линией Сталина. Поскольку там стали возводить бункеры, и это строительство было первоочередным, на Оперный не хватало бетона и цемента. Лангбарду пришлось бегать и выпрашивать стройматериалы.

Минский Театр оперы и балета, 1948 год

Когда проект Театра оперы и балета увидело военное руководство, Лангбарда предупредили, что театр не может быть таким высоким. Мол, здание просматривается с польской стороны, и поляки могут открыть огонь, даже не переходя границу. Один момент они не учли – дальнобойная артиллерия у поляков появилась только в 1938 году. Но в 1932-м году польская власть очень боялась СССР, а СССР – поляков.

  • На улице Богдановича в доме 23 находился 3-й дом Советов. Здесь жили семьи офицеров Красной армии. До 1941 года бомбоубежищ в Минске было мало, и одно из них как раз было в 3-м доме Советов. Во время одной из первых бомбежек семьи комсостава спустились в подвал, одна из бомб пробила крышу, но взорвалась только внизу.

Это одна из самых роковых историй Минска: почти все мужчины дома погибли на фронтах, а их женщины с детьми – в подвале собственного дома. До сих пор на военном кладбище можно найти могилы гражданских, погибших 22 июня 1941 года.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

«По возвращении в Минск очень хотел крутить педали – и чтобы ветер в харю дул». Графический дизайнер комментирует афишу Минска

Места • Ирина Михно
Наш герой – непьющий и некурящий графический дизайнер и создатель музыкального комьюнити «Бассота» Егор Kipah. Он может себе позволить пойти в мятой рубашке на выставку утюгов, замутить 30-часовую тусовку в городе и спокойно признаться в том, что не смог получить даже среднего образования.