Всем золотые купола! Как БПЦ убивает беларуские памятники архитектуры

Места • Виктория Пальчис

Тюремный зэк уже не бьёт себе купола с таким постоянством, с каким БПЦ надевает эти купола на барочные и готические костелы Беларуси. Виктория Пальчис собрала примеры того, что происходит с архитектурным наследием храмов, когда они попадают на «реставрацию» к Беларуской православной церкви.

В Беларуси сохранилось немало старых храмов — бывших костелов, униатских церквей, построенных в 17-19 веках. Многие из них в списке памятников архитектуры и охраняются государством. Многие переданы беларуским государством в пользование Беларуской православной церкви с условием поддержания сохранности и, если нужно, проведения реставрационных работ. Однако слово «реставрация» православными священиками понимается по-своему.

Реставрация подразумевает восстановление и максимальное сохранение исторического вида здания. Для выполнения работ по реставрации мастера исследуют множество источников, чтобы понять, как выглядел памятник в разные годы, какие техники строительства применялись в те времена, изучают структуру и организм самой постройки. Однако на деле наша так называемая реставрация храмов больше похожа на самодеятельность священников, которые под видом сохранения зачастую разрушают исторический вид зданий, стараясь «подогнать» памятники под русскую православную эстетику.

Пример типичной храмовой архитектуры в России. Церковь Ильи Пророка в Ярославле

Это выражается в массовом и бездумном насаждении архитектурных элементов, свойственных русскому сакральному зодчеству – например, кокошников, шатров, луковичных куполов. Беларуские же храмы, построенные в стиле готики, классицизма, барокко не терпят этих чуждых элементов, которые разрушают аутентичный облик памятников 16-19 веков. Не говоря уже о том, что это верх безвкусицы и просто издевательство над архитектурным стилем.

На следующих примерах мы наглядно объясним, как изменился внешний вид памятников беларуской архитектуры после того, как их «реставрировала» БПЦ.

Церковь Святых Бориса и Глеба

Место расположения: г. Новогрудок, Гродненская область.

Первая церковь на этом месте была построена в 12 веке, а в 1314 году стала кафедральным Собором Литовской митрополии Константинопольского патриархата. Тогда православная церковь ВКЛ подчинялась напрямую Константинополю, а не Москве, как сейчас, а Новогрудок был центром православия на наших землях. Собор Бориса и Глеба стал главной святыней православных ВКЛ.

В 1517 году после победы над московцами под Оршей гетман Константин Острожский, горячо верующий православный, пожертвовал деньги на обновление новогрудской церкви. В 16 веке храм был перестроен в готическом стиле. Но еще через столетие собор снова подвергся перестройке — на этот раз приобрел черты стиля ренессанс, и в нем достроили башни. Теперь церковь могла служить для обороны в войнах, которые бушевали на наших землях в 17 веке.

Церковь Бориса и Глеба в Новогрудке до перестройки ее властями Российской империи, рисунок 1858 года

Во времена Российской империи во второй половине 19 века власти реконструировали храм и попытались придать ему черты псевдорусского архитектурного направления, однако в 1920-е годы, когда Западная Беларусь была в составе Польши, поляки вернули церкви аутентичный готическо-ренессансный вид. В 2010 году новогрудскую церковь начала реставрировать БПЦ – и сразу изменила оформление верха башен. Так на готическом строении появились кокошники, граненые шатры и купола-луковицы.

Борисоглебская церковь в Новогрудке до 2010 года и после.

После реконструкции внешний вид церкви изменился. Теперь вместо простых конусов башни завершаются целой композицией из элементов псевдорусского стиля, что диссонирует с общим сдержанным готическим стилем строения.

Костел Найсвятейшего Сердца Иисуса

Место расположения: д. Малые Щитники, Брестский район, Брестская область.

Костел был построен в 1742 году в стиле барокко. Простое в основании прямоугольное здание венчалось вальмовой крышей, а фасады были украшены пилястрами. Центральным элементом лицевого фасада был фронтон с типичными для барокко «заломами». После поражения восстания Калиновского власти Российской империи передали здание костела во владение русской православной церкви. В межвоенные годы Польской Республики храм вернулся в юрисдикцию католиков, но не надолго. После 1939 года и присоединения Западной Беларуси к БССР, советские власти закрыли костел.

Костел в Малых Щитниках до и после реконструкции БПЦ

В 2000-х годах БПЦ, в чье распоряжение поступил памятник архитектуры 18 века, начала реконструкцию храма. И вот что из этого получилось. На крышу и фронтон поставили три типичные для московского православия «луковицы», поиздевавшись таким образом над барочной эстетикой. Может, церковь покрова Богородицы (а именно так сейчас называется бывший костёл в М. Щитниках) и стала после этого выглядеть более «православно», но искусствоведы, наверняка, плачут и рвут на себе волосы от такой безграмотности и насмешки над памятником архитектуры барокко.

Церковь Благовещения Богородицы

Место расположения: д. Малые Ляды, Смолевичский район, Минская область.

Еще один факт надругательства над архитектурой мы можем увидеть в деревне Малые Ляды в Минской области. Тут располагается Благовещенская церковь и мужской монастырь. Строительство церкви в стиле барокко было окончено в 1794 году, и первоначально она принадлежала униятам. Но после трех разделов Речи Посполитой и ликвидации униятской церкви власти Российской империи передали здание Московскому патриархату. В советское время церковь не действовала, а в 1994 году была передана во владение БПЦ. В «нулевых» была проведена реконструкция, которая нарушила архитектурное единство здания.

Внешний вид Благовещенской церкви до и после вмешательства БПЦ

После реконструкции прямо над фигурным барочным фронтоном появился огромный золотой купол, увенчанный типичной московской «луковицей». Мало того, что исторически его никогда тут не было и сама архитектура здания его никак не подразумевает. Да и, наверняка, даже неискушенный сторонний зритель в состоянии оценить, что этот купол абсолютно неуместен и смотрится дисгармонично. Теперь уже сложно сказать, к какому стилю относить это здание, которое, между прочим, является охраняемым государством памятником архитектуры.

Костел Опеки Найсвятейшей Панны Марии

Место расположения: г. Витебск, Витебская область.

Костел был построен из дерева в 1760 году, а в 1814 году его перестроили из камня в стиле классицизм. Однако его первоначальный вид был изменен еще при Российской империи. После подавления восстания 1830-1831 годов костел ликвидировали, а здание передали в распоряжение православной церкви Московского патриархата.

План и аутентичный вид костела Панны Марии в Витебске

В 1858-1862 годах бывший костел был перестроен под православную церковь. Со временем на башнях появились купола-луковицы, а по центру между двумя башнями достроили дополнительный барабан и еще один купол (опять-таки луковичного типа), которого раньше не было. Была изменена форма фронтона с треугольной, свойственной стилю классицизма, на округлую.

На этом изображении мы видим, что у здания появился дополнительный барабан с куполом по центру, но луковичных куполов еще нет и фронтон сохраняет свой классический треугольный вид, 1860-тые годы

В советский период церковь не функционировала, а само здание сильно пострадало во время бомбежек в годы Второй Мировой. Только в 80-е годы было решено восстановить строение, и его передали Московскому патриархату. Реставрация закончилась в 1992 году, но храму так не был возвращен его изначальный, в стиле классицизма и без луковичных куполов, вид. Чуть позже «луковицы» еще и позолотили.

Ко всему прочему в нишах на фасаде здания появились росписи, чего до этого никогда не было. Так витебский костел, пример беларуского классицизма, превратился в Покровскую церковь в неопределенном архитектурном стиле.

Костел Благовещения Найсвятейшей Панны Марии

Место расположения: г. Клецк, Клецкий район, Минская область.

Костел архитектуры барокко был построен в 1684 году и является памятником 17 века. После трех разделов Речи Посполитой и подавления восстания 1830-1831 годов костел закрыли, а после восстания Калиновского здание передали РПЦ.

Близкий к аутентичному вид костела в Клецке

В советское время в костеле был спортзал, затем размещался филиал механического завода. В 1994 году, уже при суверенной Республике Беларусь, здание передали БПЦ Московского Патриархата. В 2008 году на крыше бывшего костела достроили позолоченный купол.

Реконструкция бывшего костела проходила постепенно. Сперва на крыше поставили одну золотую луковицу, но оформление башен еще пока не изменили, фото 2009 года

Но на этом реконструкция не закончилась, чуть позже на башнях поставили небольшие золотые «луковички», что фактически нарушало законодательство.

Сравните исторический и современный вид памятника

Сегодня в здании бывшего барочного костела располагается православная церковь Воскресения Христова. А нам остается только констатировать факт, что памятник архитектуры 17 века потерял свой исторический вид из-за самовольства священника БПЦ.

Кто виноват и что делать

Теперь главный вопрос — почему так происходит, что памятники, формально охраняемые государством, подвергаются перестраиванию в нарушение не то что правил реставрации, но и здравого смысла. Неужели БПЦ и ее священнослужители не понимают, что нельзя на старые готические здания лепить кокошники, а позолоченные луковицы ставить на костельные храмы в стиле барокко? Почему бездействует государство и не мешает уничтожать памятники архитектуры, превращая их в нелепые «новострои»?

По мнению специалистов в области архитектуры, истории и реставрации, основная проблема лежит в юридической плоскости. В Беларуси после обретения независимости было отменено лицензирование реставрационной деятельности.

Это привело к тому, что реставрацией занимаются не узкие специалисты в сфере искусствоведения и истории, а простые строители и монтажники. Таким образом реставрационная деятельность у нас не является отдельной сферой, а отнесена к строительной области.

Так выглядят реставрационные работы, кторые сейчас проходят в Гродно в Старом замке

Также отсутствуют органы государственного контроля за проведением работ на памятниках истории и архитектуры, а Кодекс о культуре не наделяет полномочиями остановить работы на памятнике в случае выявления нарушений ни Минкульт, ни Академию Наук. Местные власти формально тоже не имеют такого права. В общем, фактически получается так, что, согласно законодательству, никто конкретно не несет ответственность за сохранность памятников истории и не имеет власти пресекать те или иные действия.

Еще одна важнейшая проблема реставрации в Беларуси – в отсутствии специалистов. Исследования в сфере реставрации не финансируются, поэтому теоретическая разработка проблемы очень слабая. Система образования не готовит профессиональных реставраторов, а в стране отсутствует сообщество специалистов, которое могло бы давать экспертные оценки и профессиональное понимание тех или иных вопросов в области сохранения культурного наследия.

Если говорить кратко, то похоже, что у государства нет ни денег, ни желания заниматься культурным наследием. Государственный список историко-культурных ценностей постоянно сокращается, так как такие объекты требуют особых условий эксплуатации и работ по их сохранению и поддержанию. Также наличие историко-культурных ценностей зачастую «мешает» строительству новых объектов. Власти во многом заинтересованы в передаче старых зданий на баланс негосударственных структур. Например, отдать старый храм Беларуской православной церкви и обязать ее поддерживать целостность памятника. При этом не существует никаких инспекционных комиссий, которые следили бы за сохранением аутентичного облика здания.

Гражданское общество своими силами пытается остановить разрушение беларуского культурного наследия. Тема реставрации старых объектов постоянно поднимается в СМИ, направляются запросы в прокуратуру на факт нарушения статьи 344 УК РБ (умышленное уничтожение либо повреждение историко-культурных ценностей или материальных объектов, которым может быть присвоен статус историко-культурной ценности). Однако Прокуратура обычно пытается скинуть ответственность на Минкульт, Минкульт — на местное РОВД и так далее. По факту чиновники абстрагируются от решения проблемы и ограничиваются выписыванием протоколов на местных священников, которые руководят «реставрацией». Мы надеемся, что общество, БПЦ и чиновники найдут всё-таки способ, чтобы убрать пробелы в законодательстве и исправить исторические ошибки горе-реконструкторов.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

«Зелёное» свадебное платье и эко-контрацепция. Где дешевле жить экологично: в Минске или в Сан-Франциско

Места • Екатерина Ажгирей

Редкий беларус сортирует мусор и отказывается от пакетов в гипермаркете «Корона», где их выдают буквально силком. Именно поэтому KYKY нашёл двух героинь, которые ведут более осознанный стиль жизни: пользуются органической косметикой, покупают только нужные вещи (никакого фанатизма по скидкам) и даже думают об экологичной контрацепции. Кристина и Наташа живут на разных континентах, но преследуют одну и ту же цель. Посмотрите, как у них это получается и сколько они тратят на свою эко-жизнь.

Популярное