Как вести бизнес, общаться с семьёй и успевать летать в кругосветки. Рассказывают Олег Хусаенов и Александр Центер

Проекты • редакция KYKY
Одно дело, когда про вдохновение и рецепты от выгорания пишут двадцатилетние блогеры, и совсем другое – когда об этом рассказывают мастодонты беларуского бизнеса. KYKY сходил на конференцию «Деловой интернет» и делится с вами двумя лучшими и мотивирующими выступлениями.

Cовместно с «Альфа-Банк» мы послушали и законспектировали спичи Олега Хусаенова и Александра Центера. Начнем с речи основателя «Зубр Капитал».

Часть первая. Олег Хусаенов о том, как найти баланс в бизнесе и в жизни

Я сегодня расскажу о своих чувствах и алгоритмах, которые меня мотивируют долгие годы на то, чтобы каждый раз вскакивать с постели и бежать на работу. Как мы строим эффективные бизнесы? Как сохранять общественный договор в семье, учитывая, что вы тратите львиную долю времени на работу и коллег? О балансе всего этого я и попытаюсь сегодня говорить. В бизнесе я более 25 лет. Много работал не только в Беларуси, но и в России и Украине. В 1991 году стал одним из основателей холдинга «Атлант М», который до сих пор успешно работает. В 2009 году жюри конкурса «Предприниматель года» в России выбрало меня победителем, что очень престижно. Сейчас отрезок жизни очень плотно связан с Беларусью, где в 2011 году мы создали первый фонд прямых инвестиций, а в 2016 году открыли публичный фонд – мы очень активно инвестируем в молодые частные хайтек и ИТ компании. Свой рассказ я попытаюсь построить таким образом, чтобы ответить на вопросы, которые задает себе каждый предприниматель.

Начнем с этого, что меня мотивирует. Это глубочайшая любовь к своему делу

Я стараюсь не заниматься тем, что мне не интересно. А предпринимательство хорошо тем, что ты можешь сам выбирать. Сначала рождается идея, ты обдумываешь ее внутри себя, потом обсуждаешь со своей командой, вы двигаете эти камни как в Стоунхендж навстречу друг к другу. Все пазлы сходятся – бах, и бизнес получился. Вот от этого самый большой кайф. Ты понимаешь, что есть отрезки, когда ты напрягаешься. Потом наступает победа и период удовлетворения. Я всегда советую предпринимателям и менеджерам заниматься проектами. Проектная работа позволяет вам воплощать ваши идеи, а ничто не удовлетворяет нас так, как результат. Это одна из причин, почему в 2010 году я покинул пост генерального директора и перешел работать в инвестиционную компанию, где каждая инвестиция для нас – это проект, состоящий из четырех этапов. Сначала ты как самолет долго рулишь по дорожке, потом инвестируешь и взлетаешь вместе с компанией. Происходит длительный полет, вы настраиваете процессы, а потом у нас как у холдинга наступает экзит – выход или окончание проекта. Параллельно идут другие проекты.

Сейчас у нас небольшая компания, 14 человек в моем подчинении. Если ты любишь проект, масштаб этого проекта не имеет значения. Размер не имеет значения – нужно любить и вкладывать свою любовь. Но как человек, который уже много лет занимается бизнесом, я ищу проекты неподъемные. О которых все говорят: «Это невозможно сделать!» То же было с фондом прямых инвестиций в 2016 году, когда мы привлекли международных инвесторов. Меня заводит, если проект кажется нереализуемым. Сейчас я сфокусирован на «Зубр Капитал», где вижу огромные возможности. Каждый день встаю в 5.50 утра, ложусь в 24.00 и большую часть дня работаю над проектами – меня заводит!

Как сделать свою компанию успешной, чтобы она завоевала больше клиентов?

Я расскажу про наш ритуал успеха. Сначала мы все делали по наитию. Просто думали: ага, есть идея. Поскольку конкуренция была не высока, брались за нее. Честно говоря, многое получалось. Но часто мы ошибались. Я удивляюсь, почему за 25 лет своей жизни в бизнесе это ни разу не привело к глобальной катастрофе – ведь потери и неудачи бывают сильными. Но двигаться вперед помогает оптимизм. Никогда не надо зацикливаться на том, что не получилось. У всех не получается. Поверьте, я терял очень большие деньги. Но если бы сидел и думал: ага, на этом я потерял 10 млн, на этом – 15 млн, то я не смог бы думать позитивно. По прошествии многих лет я анализировал: как нам удается делать так, что каждый проект успешен? Мы используем определенный алгоритм. Когда оцениваем, можно ли инвестировать в компанию, то первое, на что смотрим – насколько уникальный продукт предлагается. Если продукт давно существует на рынке, значит, клиенты уже разобраны и нам будет очень трудно конкурировать. Простой пример: двадцать лет назад мобильная связь была откровением, и клиентская база людей, которые хотели говорить по мобильному телефону, была совсем небольшой. Но если сейчас в Республике Беларусь появится четвертый оператор, не думаю, что его ждет успех – клиенты уже все разобраны. Пункт номер два – попутный ветер на рынке. Если вы занимаетесь парусным спортом, то знаете: при поднятых по ветру парусах цели можно достигнуть гораздо быстрее. Конечно, если вы опытный капитан, вы можете идти и против ветра, но попутный рыночный ветер очень сильно помогает. Мы всегда смотрим на тенденции в конкретной области. Например, сегодня е-коммерс и интернетизация – это поток, куда идет весь рынок, вся монетизация происходит в этом направлении. Но хороший продукт может слишком рано выходить на рынок или слишком поздно. Важно выводить продукт именно тогда, когда он нужен.

Прежде, чем инвестировать деньги и дать капитал, мы смотрим, есть ли в компании лидер и есть ли у этого лидера команда. Много раз мы ошибались. Допустим: хорошая компания, великолепный продукт, попутный ветер есть. Но фаундеры компании подустали от бизнеса и назначили кого-то генеральным директором, а он, знаете, как старый конь: и борозды не портит, но и глубоко не вспашет. И вот ты мучаешься, работаешь, толкаешь – а по сути просто теряешь время. А стоит поменять лидера, все начинает идти быстро: новый человек берет людей, которые гораздо сильнее и талантливее его, они начинают работать как слаженная команда. Наконец, четвертый ритуал успеха – это эффективность коммуникаций. Почему у талантливых ребят, которые во всем разбираются, в бизнесе ничего не получается? Я думал об этом и пришел к выводу: человек не умеет выстраивать отношения в бизнесе по горизонтальной линии – поставщик, команда, клиенты. Если выстраивать эффективные взаимоотношения с клиентами и поставщиками, будет все хорошо, а если вы ругаетесь с поставщиком, все будет плохо. Когда я был генеральным директором «Атлант М», мы работали со многими компаниями – Volkswagen, Audi, Toyota. В таких компаниях всегда ротация менеджеров, и раз в четыре года приходит новый куратор. Если прошлый куратор вам нравится, то новый может оказаться такой сволочью: мешает, у него не те требования. Можно взять и испортить с ним взаимоотношения. И бизнес от этого сильно проиграет. Мы приняли для себя решение – какой бы ни был поставщик, ты должен его уважать. Каждой компании, куда мы заходим, мы советуем иметь тесные взаимоотношения с клиентом. Клиент вам подскажет, какие изменения нужны, и вы не прозеваете, как меняется модель бизнеса на рынке. В автомобильном бизнесе только за время моего руководства бизнес модель сменилась трижды.

Важно поддерживать хорошие взаимоотношения и с территорией. Если вы выбрали рынок, не важно, какая там политика и правительство. Вы должны воспринимать эту территорию как партнера. Вы не можете изменить климат или погоду, вы должны к ней приспособиться. Опять пример из моей практики – когда на Майдане в первый раз победили «оранжевые», один из директоров нашего украинского автоцентра агитировал за них: придя на работу, везде расклеил стикеры и флаги. Поскольку мы из Беларуси, то знаем – от политики надо держаться подальше. Мы сказали: «Слушай, Володя, ты дома с друзьями можешь исповедовать любую религию, но наш автоцентр не впутывай, убери». Когда через два года «голубые» вернулись к власти, это ему сильно помогло. Я убежден: власть всегда сильнее бизнеса. Так было и в Америке, и в Европе, и у нас в стране. Бизнес не может позволить себе конфликтовать с властью. Если вас душат – придется смириться или уехать в другую страну. Еще есть вопрос, чему вы хотите посвятить свое время. Если конфликту, то конечно вам нужно тратить жизнь на споры с коллегой, который вам не нравится, или с соседом, который вам мешает, или с властью. Но если вы хотите позитива, и хотите усиливать свою энергию, то концентрируйтесь на своем деле, своей идее и своей команде. Уверяю, это закроет от многих негативных вещей. Ну и последнее: очень важны взаимоотношения с инвесторами и акционерами. Я видел, как погибали компании от того, что акционеры между собой ругались. Поэтому мой совет – если два партнера не могут найти общий язык, надо расходиться. Это как супруги, которые разлюбили друг друга. Можно терпеть ради детей, но лучше постараться найти счастье на стороне. Единственное – старайтесь расходиться мирно.

Как собрать и мотивировать команду?

Коммуникации с персоналом должны быть самые четкие и прозрачные.  Я всегда смотрю, чтобы люди были энтузиастами и разделяли мою идею. Чтобы я не тратил время на преодоление сопротивления моей идее. Когда я выбираю между профессионализмом и энтузиазмом человека – я отдаю предпочтение энтузиазму. Уже спинным мозгом чувствую. Ключевая компетенция топ-менеджера – принимать пригодных для работы людей и собирать вокруг себя команду. Я стараюсь нанимать людей, гораздо более талантливых, чем я. Я научился убеждать их в этом, может, даже немного манипулировать. Часто предприниматель сталкивается с проблемой: вы только начали свою идею, развиваете бизнес, денег нет. Если мотивировать деньгами не можете, тогда давайте долю. Я всегда так делаю –  нахожу таких же энтузиастов, как я, и просто говорю: «Ребята, я поделюсь». Я так делал в «Атлант М» и «Зубр Капитал». Когда продукт выстреливал, и деньги появлялись, мы начинали мотивировать деньгами, чтобы не раздувать штат фаундеров, и было легче взаимодействовать между акционерами.

Angela Deane

Принцип такой: я никогда не плачу просто голую зарплату. Есть еще квартальные бонусы за достижения – выручку или kpi, а есть годовые бонусы. Для ключевых сотрудников в той или иной компании мы всегда готовим опцион. Опционная программа всегда мотивирует людей держаться в компании по крайней мере до нашего экзита, плюс позволяет не менеджерам или фаундерам, а тем специалистам, кто отдавал проекту энергию, стать в какое-то время состоятельными людьми. Еще один момент, на который я хотел бы обратить ваше внимание: если у человека есть воля и энергия, то всему остальному его можно обучить. Когда я выбираю кандидатов в свою команду, я всегда смотрю, присутствуют ли у него эти два качества: воля и энергия. О том, как сохранять энергию – я чуть позже расскажу.

Как я нахожу баланс между семьей, работой и друзьями?

Я работаю по 12 часов в день многие годы, не уставая. Время есть на все – важно создать ритмичный образ работы. Тот, кто бегает длинные дистанции в марафоне, меня поймет: важно задать себе определенный лимит, отрешиться от всего, что происходит, но на определенных этапах понимать, что в этом отрезке надо ускориться, а здесь сделать маневр – для бегуна это и есть ритм. Вообще, человек живет по определенному ритму. Сначала мы ходим в ясли, потом в школу, институт, на работу и на пенсию – это наш ритм жизни. Я составляю себе ритм года, ритм месяца и ритм недели. Что такое ритм года? Советы директоров, планирование бюджетов –  они будут обязательно в определенное время года, как и отпуска. Точно так же разбиваю месяц и неделю. У меня есть пять рабочих дней. Один выходной день я посвящаю лично себе, один день – семье. Плюс каждый вечер я тоже посвящаю семье – таким образом создаю ритм рабочей недели, который позволяет попасть в состояние потока. Это внутреннее ощущение вроде того, что ты в сплошном океане, где нет рек, попал в медленный, но очень мощный поток Гольфстрим.

Но самое главное – уметь сохранять энергию. В студенческие годы я занимался профессиональной греблей, и мне мой тренер говорил: «Олег, хочешь выиграть – обязательно научись отдыхать на подъезде». Вот семь минут ты гребешь в ритме сорок гребков в минуту, и, подъезжая между гребками, ты должен успевать отдохнуть. Не надо ждать, когда финишируешь, надо научиться это делать в процессе. Точно так же я разбил 365 дней и знаю, что вечером обязательно отдохну, в выходные отдохну, и если считать национальные праздники и официальные выходные, у меня получится целых четыре полноценных отпуска в год. Это позволяет хорошо восстанавливаться. Также я советую медицинский осмотр. Это как в автобизнесе: мы два раза в год пригоняем машину на сервис для диагностики. Точно так же можно позволить себе раз в год сделать чекап в поликлинике или у знакомых врачей. Многие снимают стресс алкоголем или еще чем-то. Я в молодости, конечно, мог в пятницу вечером погулять на полную мощность. Но алкоголь подтачивает нервную систему, и сейчас я уже не могу позволить себе таких пятниц. Поэтому – правильный четкий режим дня и спорт. В отпуске всегда читаю художественную литературу, откладываю книжки на это время. Я заметил, что самые гениальные идеи в бизнесе приходят на седьмой день отпуска, когда я вообще не думаю о бизнесе. Но на седьмой день из подкорки всплывает: «О, надо делать так».

У меня есть «хранитель времени», который знает мой ритм жизни, и он все вносит в график, а я могу в каждый момент могу посмотреть, с кем у меня встреча. Это позволяет мне везде и все успевать и не жить в постоянном стрессе, при том, что нагрузка очень высокая. Как я нахожу баланс между семьей, работой и друзьями? В основе этого баланса лежит общественный договор: с женой я договорился, что всю зарплату на жизнь приношу ей я. Выходные мы проводим вместе, дни рождения детей – святое, тоже вместе. Как минимум два отпуска – вместе. Что я получаю взамен? Пять рабочих дней меня никто не дергает с просьбой что-то сделать. С меня сняли всю основную нагрузку по уходу за детьми, едой и квартирой. Ну и я еще получил один отпуск с друзьями, когда я могу съездить на рыбалку или охоту, и никто мне не говорит, что я подлец. И это для меня большая ценность.

Часть вторая. Основатель группы компаний «А100» Александр Центер о том, как опыт кругосветки на самолёте помогает вести бизнес

Меня нацеливали на то, чтобы я рассказал про синергию бизнеса, работы и увлечений. Я думаю, что в жизни всё – про любовь, от любви и для любви. Любовь к близким, к мужчине или женщине, к тому, что делаешь и к тому, чем увлекаешься. Если чего-то из этого нет, значит есть проблема, которую надо лечить. Как совместить и где брать энергию для всех направлений? Во-первых, все сильно зависит от возраста. Когда мне было 25, 30 лет, я работал по 14 часов в сутки и не считал эти часы работой. Работа и личная жизнь – всё было в постоянном хаосе. С течением времени всё это стало разделяться. Олег Хусаенов рассказывал, как нужно строить бизнес и все структурировать, у него свой системный подход. По мере того, как ты становишься старше и остается больше времени на то, чтобы подумать, возникает необходимость переключаться. Чтобы что-то придумать (а на тебя же часто смотрят и ждут, пока ты скажешь что-то важное, примешь какое-то решение) – нужны ресурсы. Чтобы найти ресурсы, нужно отдыхать, а лучший отдых – это смена занятий. Когда работа становится в тягость, о творчестве трудно говорить. Бизнес – это не ночная смена на заводе, это постоянное творчество. А оно нуждается в подпитках.

Я родился в Минске на улице Ангарская и прожил там первые 25 лет своей жизни. Заводской район сформирован из переселенцев из деревень. Там выросли тракторный, автомобильный и подшипниковый  заводы – им нужны были работники, город «засасывал» их из деревни. Они приходили домой после своих заводских смен и абсолютно не знали, чем им заниматься. Их проблема и жизненная трагедия была в том, что у них не было хобби. Человек не может без хобби, так что их хобби стал алкоголизм.

Я для себя 11-12 лет назад случайно нащупал такое увлечение, как авиация. С детства читал книжки про Чкалова, Гагарина и других людей, которые посвятили жизнь авиации. Был ореол романтизма: для меня как инженера авиация была интересна с технической организации процесса. Кстати, Олег Хусаенов, может быть, даже лучше меня разбирается в этой сфере, потому что он дипломированный авиационный инженер, а я неавиационный инженер. Потихоньку мое увлечение привело к тому, что в прошлом году мы возродили аэропорт Липки, который расположен к востоку от Минска. Это бывший военный аэродром, который давно прекратил свое существование. Это часть нашего бизнес-проекта группы компаний «А100 Девелопмент», но для меня этот микс работы и хобби.

Как страх мотивирует двигаться вперед

Я работаю с авиацией в разных ролях. Есть Белорусская ассоциация авиационного спорта, есть авиаклуб, с которым я летаю, а есть спортивная команда, в которой я выступаю. Самое большое удовлетворение приходит не от самого полета, а от привлечения новых людей к авиации. А чтобы привлекать людей, нужно создавать поводы. Один из них – чемпионат мира по вертолетному спорту, который мы в этом году провели на Боровой. После него к нам выстроилась целая тропа людей, которые всё это хотят попробовать. Следующий повод для привлечения – это наш кругосветный перелет. Мы стартовали 17 августа на аэродроме Липки на самолете C182. Экипаж составляли два беларуских пилота частной авиации. Я и Андрей Борисевич – айтишник, который родился, вырос и получил образование в Минске. Он медийщик, провел много времени в Москве, а последние несколько лет работает в США, у него там развивается летная школа.

Мне хотелось полететь на восток, а Андрею – на запад. После долгих споров мы в итоге все-таки полетели на восток. Пролетели фактически через всю Россию. На моторных самолетах летало около 250 экипажей, из них буквально пять-шесть летели через территорию России по северному кольцу. Но этот маршрут невероятно интересен тем, что во время Второй мировой наши союзники помогали бороться с нацистами, поставляя военную технику – в том числе и самолеты. Эти самолеты перегонялись с Аляски на Чукотку и поставлялись дальше. Многие наши летчики воевали на самолетах производства США. Смотрю на фото и понимаю, что я уже месяц не видел Андрюху, хотя за месяц нахождения в кабине мы стали с ним какими-то сиамскими близнецами. Соскучился.

Временами было страшновато. Но когда мы вылетали из Исландии дальше в Европу, я, подходя к нашему самолету, увидел девушку в похожем на наши костюме желтого цвета. Я подхожу к ней и говорю: «Куда ты летишь?» Она отвечает, что летит из Исландии в Гренландию. Это шесть часов. А рядом стоит её чешский самолет. И если наш самолет легкий, то её – ультра-легкий: наш весит 1400 килограмм, а тот – 675. Я спрашиваю, с кем она летит. А она говорит: «Да одна лечу».

Так вот в ее глазах действительно был страх. Оказалось, это первый в Индии женский перелет вокруг земного шара. Страна же полумусульманская, для них женщина в кругосветке – это феминизм, это подвиг. Они летели вдвоем – две девушки 21-22 года, но самолет настолько легкий, что когда нужно делать далекий перелет из Исландии в Гренландию и дальше, нужно брать с собой топливо в дополнительном баке. Единственное место в таком крошечном самолете – это второе сидение. Поэтому одна пилотесса осталась на земле и полетела рейсовым самолетом, а на ее место положили бак с топливом еще на четыре часа полета. Ей должно было хватить. Вот это было действительно страшно. Я тогда нес с собой с завтрака банан, отдал ей – больше мне в тот момент было нечего ей отдать. Мы потом созвонились, она долетела, все в порядке.

Почему коммуникации решают и на земле, и в небе

Что дает нам энергию? В каком-то фильме была фраза «очень важно видеть цель, верить в себя и не видеть препятствий». Мы немного перефразировали – «видеть цель, верить в команду и не видеть препятствий». Это позволяет добиваться практически всего и пробиваться туда, где страшно. Пока мы с Андреем летели, нас в это время с земли страховала Катя, которая и сейчас меня страхует в зале. Она третий член нашего экипажа, ей временами было так же страшно или весело, как и нам. Временами мы попадали в сложные климатические условия… Кстати, вот эта сопливая погода на фотографии – самая плохая погода за время нашего месячного кругосветного путешествия. Угадайте, где это? Это заход на посадку в аэропорту Минск-2. Прослезилась от радости родина. А когда мы прилетели в Магадан, нас вот так [показывает фото с икрой и алкоголем] встретили магаданские авиаторы. Нам надо было утром вылетать, но в итоге мы провели в Магадане два дня.

Два слова определяют для меня этот перелет: земля и люди. Земля постоянно меняется, это огромный телевизор. Даже когда плохая погода, внизу видны облака, и они всегда разные. А порой видно и тень от нашего самолета на облаках. Земля приковывала к себе, было невероятно красиво. Ну и люди: мы посетили десять стран – может, нам повезло, а может, это в авиации такие радушные, романтичные и отзывчивые люди. И все очень позитивно реагируют на наш национальный бренд – на Беларусь. Особенно в России, в ее восточной части. Спросишь у них что-нибудь – неприветливо ответят: «Завтра зайдите. А вы откуда?». – «Из Беларуси». – «О, заходите!» С такой реакцией мы сталкивались сплошь и рядом.

 

Что из профессионального опыта мне пригодилось в кругосветке? Общение, коммуникация, контакты. Контакты иногда нужно было устанавливать очень быстро. Мы прилетели из Минска в Москву, и у нас случилась небольшая неисправность. Лететь дальше через всю Россию с этим дефектом нельзя. Нашли авиаторов, установили с ними контакты, и ребята прилетели из одного аэродрома на другой, нашли запчасть, вернулись, взяли машину и приехали в половину первого ночи к нам. Всю ночь провели с нашим самолетом, и к утру он был готов. И это не за деньги! «Беларус полетел в кругосветку? Да не вопрос!» Суббота, вечер, август – какой нормальный человек полезет чинить самолет? Он на дачу поедет. А они нам помогли, спасибо им за это.

Следующую ночь после Москвы мы провели в Башкирии. Приземлились на грунтовом травяном аэродроме, заходили на посадку ночью. Аэродром не освещен. Небо чуть-чуть светлое, а земля абсолютно черная. До подхода к этому аэродрому мы связались с ребятами, которые ждали нас три часа, установили связь. И за 15 минут, пока мы приближались к аэродрому, они организовали на одном конце посадочной полосы машины, которые светили фарами, а на дальнем конце полосы включили в машинах аварийки. Так они показали нам осевую линию. Мы садились, земля была абсолютно черная: ты не понимаешь, высота пять метров, один или три. Было стремно. Но мы сели. И это пример того, как люди помогают друг другу.

Как помог опыт кругосветки в видении бизнеса? Конечно, за этот месяц я как-то общался с работниками группы компаний. Честно говоря, выполнение KPI не проверял – у нас вся Беларусь сконцентрировалась до одного имени Катя. Она с земли помогала нам, в небе над Россией уходило огромное количество времени на согласование всего, что без конца рассогласовывалось. Тем не менее, Кате удалось нас провести через российскую территорию. И когда мы влетели в Америку (не нужно было ничего согласовывать), кажется, Катя спала три дня.

Почему всё нужно делать через любовь

Понимаете, всё, что мы делаем, до нас кто-то уже делал. Но мы столкнулись с множеством интересных кейсов и людей. Самое лучшее из путешествия мы будем пытаться повторить здесь. Вывод, который я сделал – надо общаться с миром и учиться. Для этого надо учить английский язык, и не только его.

Приведу пример разного менеджмента. На фото слева – мы в аэропорту между Читой и Магаданом. Крошечный аэродром прямо на берегу Охотского моря, его и на картах нет, но нам пришлось там сесть. Нас встретили пять человек, внутри сидело еще шесть. Люди нас очень радушно, но очень ответственно потрошили и проверяли. Через какое-то время мы приземлились в Аляске, США. Нас там встретил вот этот парень. Там было человек 15, а здесь он один. Те с нами возились два с половиной часа, этот парень поулыбался нам 15 минут. Вот такие технологии менеджмента.

Есть ли авиационный бизнес в Беларуси? Есть. В стране есть люди, которые живут с этого, которые приносят зарплату благодаря авиационному бизнесу, это касается не только персонала компании «Белавиа», это и военные, и гражданские. Но этот бизнес должен становиться гораздо больше, доступнее и ближе к потребителю. Если система авиа-услуг неразвитая, то страну сложно причислить к развитым государствам. Думаю, скоро придет время, когда сменится государственная монополия «Белавиа», и мы станем платить не 400 евро за полет в Европу, а 30-40, как платят наши литовские соседи.

Международный опыт вдохновляет. Вспомните 1941 год, страшный для нашей страны. Авиации у нас почти не было – было господство нацистов в воздухе. Проходит два или три года, и благодаря титаническим усилиям все становится наоборот. 1945 год – господство советской авиации в воздухе, так была завоевана победа. Из тяжелых условий мы добились победы. А сейчас я тоже вижу массу возможностей развивать авиацию. У нас уже есть дрон-рейсинг – не самый массовый вид спорта, но очень зрелищный. Мы делаем немассовые виды спорта массовыми. Это одна из наших главных целей.

Я не сторонник, чтобы личные пристрастия навязывать всем вокруг. Если мне нравится летать, разве все должны прыгать с парашютами? Нет. Это мое личное пристрастие, на которое я трачу свою зарплату, это моя общественная нагрузка. В это хобби вовлечено много людей: и работников и тех, кто хочет воспользоваться услугами. Это уже элементы бизнеса, а бизнес должен быть упорядочен.

Еще одна задача, которая приносит мне удовольствие – это деятельность, связанная с Белорусской ассоциацией авиационного спорта. У нас восемь видов спорта, даже дроны недавно появились. Я уже говорил про Чемпионат мира по вертолетному спорту, ну и в этом году мы третий раз провели фестиваль «Пронебо», насчитали 40 000 людей на аэродроме Боровая. Это приносит удовольствие, притягивает людей, из которых формируется воронка, из этой воронки капает капля. Каждая капля – это перелет. Те, кто вас возит на «Белавиа», тоже когда-то куда-то пришли и с чего-то начали. Вообще, помните, что миром правят страсти. Но не страстишки, а страсти. И мотивировать себя надо ими. Я начинал этот разговор про любовь и закончу ей же. Влюбляйтесь в женщин и мужчин, в то, что вы делаете, в то, что вас увлекает. Это и есть самый сильный мотиватор и наркотик.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Аналоговые люди. Максим Жбанков сравнивает вольнодумие девяностых и информационную распутность нулевых

Проекты • Ирина Михно
KYKY вместе с Parker Pen завершает проект про аналоговых людей – беларусов, которые отказались от социальных сетей или принципиально не регистрировались в них. Героем финального материала стал культуролог и журналист Максим Жбанков, который рассказал, как люди общались в 90-е и 2000-е при помощи таксофонов, но могли переписываться со своими западными кумирами.
Популярное