Вся чужеродная рать. Как иностранцы становились королями Речи Посполитой и к чему они её привели

Культ • Виктория Пальчис

Сейчас президентом Беларуси может стать только уроженец Беларуси. Но В истории Речи Посполитой был интересный период, который можно назвать «Панаехала гасцей з іншаземных абласцей». Виктория Пальчис рассказывает, как местная шляхта выбирала себе иностранных королей, какой ценой восстанавливалась после сбежавшего скандалиста Генриха Валуа и кому из королей было проще отдать территорию на откуп Москве.

Как шляхта выбирала себе короля

Несколько веков трон Польского Королевства и Великого Княжетсва Литовского занимали потомки знаменитого Ягайлы. Но в 1572 году умер последний представитель династии Ягеллонов Жигимонт II Август. Монарх не оставил наследников, и шляхта Речи Посполитой оказалась перед серьезным вопросом: кто будет исполнять функции короля?

Великое Княжество Литовское и Королевство Польское отличались от других европейских государств многочисленностью шляхетского сословия, которое составляло на наших землях около 10-12% всего населения (в других странах – обычно 1-2%). Постепенно в течение 14-16 веков шляхта ВКЛ и Польши добивалась всё больших привилегий и расширяла свои права. В результате к концу 15 века сложилась система правления, при которой власть короля и великого князя была сильно ограничена и состояла в основном из исполнительных функций. Принятие же законов и решение важнейших государственных проблем не могло проходить без согласования с Сеймом, регулярным съездом шляхты со всех регионов Великого Княжества Литовского.

Сейм Речи Посполитой 1622 года, гравюра Джакомо Лауро

После объединения ВКЛ и Короны Польской в Речь Посполитую раз в два года стали проходить общие Сеймы, на которых польские и литвинские шляхтичи совместно решали будущее «Государства Обоих Народов». Король же по-прежнему, хоть и имел значительное влияние и вес, оставался в основном в роли исполнителя принятых постановлений.

Так выглядело государственное устройство Речи Посполитой в 1572 году, когда после смерти последнего монарха из династии Ягеллонов, страна осталась без правителя.  Что ж, примая во внимание, многолетнюю традицию участия шляхты в управлении государством, неудивительно, что нашим предкам понравилась идея самостоятельно выбирать себе короля.

Кстати, период бескоролевья в РП не стал временем смуты или кровопролитных междоусобных войн, не было и заговоров или тайных убийств в закрытых комнатах дворца. Страна просуществовала без правителя полтора года и не погрузилась в хаос и голод, что говорит о высокой гражданской сознательности шляхты ВКЛ и Польского королевства. Наоборот, наши предки сумели цивилизованно выбрать себе нового монарха и провели это событие на высоком уровне. Первые выборы по своей процедуре легли в основу остальных последующих элекций — а королей потом выбирали до конца существования Речи Посполитой.

Первые выборы прошли в апреле-мае 1573 года, почти через год после смерти Жигимонта II Августа. Для участия в масштабнейшем событии съехалась шляхта со всех земель РП (все, кто мог позволить себе оплатить проезд до Варшавы и проживание) — всего около 50 тысяч человек. Население Варшавы в эти дни увеличилось в разы. Само собой, город не мог вместить такое количество людей, поэтому сами выборы проходили за городом в поле. Приезжая шляхта жила в Варшаве либо в шатрах возле элекционного поля.

Во время всех выборов действовали строгие правила и процедуры. Участники выборов выдвигали требования к кандидатам, выслушивали представителей от претендентов на престол, вели переговоры и обсуждения.

Генрих Валуа, или первый блин комом

Итак, наконец, 11 мая 1573 года было объявлено имя будущего правителя Государства Обоих Народов. Первым выбранных королем стал иностранец Генрих Валуа, герцог анжуйский, представитель правящей династии Франции. Его кандидатура нравилась католической части избирателей, к тому же представители герцога обещали военную помощь и поддержку Речи Посполитой в незавершенной Ливонской войне против Московии и Ивана Грозного.

Кстати, сам Иван Грозный вместе со своим вторым сыном Фёдором тоже претендовали на трон РП, однако наши предки благоразумно эту кандидатуру отклонили.

Однако с Генрихом Валуа не всё было так просто. Споры кипели вокруг религиозного вопроса. Протестантов Речи Посполитой (а таких было много и в правящих кругах государства) мягко говоря немного беспокоила будущая конфессиональная политика француза. Дело в том, что Генрих Валуа выступал одним из организаторов кровавой Варфоломеевской ночи, когда 24 августа 1572 года католики вырезали около двух тысяч кальвинистов в Париже и около 30 тысяч по всей Франции. Еще года не прошло с того ужасного события, поэтому кандидатуру Валуа на трон Речи Посполитой согласились утвердить только при условии: тот подпишет особые дополнительные соглашения, которые гарантировали бы безопасность протестантов ВКЛ и Польши. Эти документы вошли в историю под названием «Генриковы артикулы» и имели беспрецедентную важность для будущего политического устройства нашей страны.

«Генриковы артикулы» с одной стороны гарантировали религиозную терпимость и свободу христианского вероисповедания в Речи Посполитой, с другой стороны закрепляли выборность короля и ограничения королевской власти. Итак, согласно «Артикулам» Генрих Валуа обязался:

  • блюсти религиозную терпимость в РП;
  • отказывался от передачи трона по наследству;
  • соглашался сохранять выборность короля Речи Посполитой;
  • при короле постоянно действовал Сенат, состоящий из 16 сенаторов;
  • раз в два года король был обязан созывать Вальный (общий) Сейм шляхты Речи Посполитой;
  • без согласования с Сеймом король не мог:  принимать законы, вводить новые налоги, созывать посполитое рушанье (общее ополчение), решать вопросы войны и мира, давать титулы и звания, вершить суд.

В случае нарушения королем подписанных «Артикулов» шляхта оставляла за собой право на рокаш, то есть вооруженное восстание. Этот документ в дальнейшем предлагали подписать всем выбранным королям перед вступлением в должность.

Кроме «Генриковых артикулов» будущий король подписывал еще один документ, который назывался Pacta Conventa. По сути, это была письменная документальная фиксация предвыборных обещаний, что должно было гарантировать их исполнение.

Среди обещаний Генриха Валуа были следующие:

  • заключить вечный союз Речи Посполитой с Францией;
  • во время войны Франция обязана была прислать в Польшу гасконскую пехоту, а РП во Францию – кавалерию;
  • создать флот на Балтийском море;
  • расширить торговые отношения между РП и Францией;
  •  подтвердить все привилегии и права шляхты.

Кроме всего этого, Генрих Валуа был обязан жениться на уже немолодой Ганне Ягеллонке, сестре последнего короля РП Жигимонта II Августа, чтобы таким образом обеспечить преемственность престола.

«Портрет Анны Ягеллонки», Мартин Кобер, 1595 год

Возможно, именно последнее требование окончательно добило Генриха Валуа. Скорее всего, он изначально не особо хотел уезжать из своей солнечной Франции, чтобы становиться королем суровых и непонятных ему литвинов и поляков, чьи нравы сильно отличались от французских. К этому шагу его настойчиво подталкивал старший брат Карл IX, король Франции, желавший таким образом убрать подальше возможного конкурента. А также их мать Екатерина Медичи – известная интриганка своего времени, желавшая не допустить на престол Речи Посполитой династию Габсбургов, боясь их усиления.

Но в итоге Генрих Валуа приехал в Краков в феврале 1574 года и 24 февраля был коронован. Все свое недолгое правление он провел в основном в балах и приемах, тратя при этом государственную казну Речи Посполитой. К исполнению предвыборных обещаний и занятиям государственными делами он так не приступил и даже не начал учить польский язык. С женитьбой на Ганне Ягеллонке он также не спешил, постоянно оттягивал это торжественное событие, ссылаясь то на плохое самочувствие, то на тоску по Франции. К тому же многие привычки Генриха Валуа вызывали откровенную насмешку среди польско-литвинской знати. Государственные деятели Речи Посполитой не привыкли, чтобы их король носил украшения, пользовался косметикой и постоянно развлекался в обществе молодых девушек и парней.

Побег Хенрика Валезы. Картина Артура Гроттгера

Неудивительно, что пробыл на троне Генрих Валуа совсем недолго — всего несколько месяцев. 30 мая 1574 года умер его брат – король Франции Карл IX. Получив эти известия, правитель Речи Посполитой вдруг засобирался в Париж якобы посетить могилу брата и утешить свою скорбящую мать. Однако Сенат постоянно действовавший при короле, заявил, что решение про отъезд главы государства может быть принято только на вальном Сейме. Тогда Генрих пошел на уловку — он закатил очередной шикарный пир якобы в честь скорой помолвки с Ганной Ягеллонкой (а наша знать уже потеряла терпение слушать постоянные отговорки француза и сама назначила день обручения) и напоил всех государственных деятелей. Под покровом ночи Валуа бежал из Кракова в Париж, чтобы занять освободившийся французский престол. Больше его на наших землях не видели.

Стефан Баторий. Человек, который изменил всё

После фиаско с первым избранным королем шляхта понимала, что рано или поздно придется выбирать нового правителя для Речи Посполитой. Однако с новыми элекциями не спешила. Похоже, что государственные деятели ВКЛ и Польши чувствовали себя совсем неплохо и без короля, пользуясь широкими правами в управлении государством. Однако средняя и мелкая шляхта требовала, чтобы это междуцарствие наконец закончилось. К тому же проблемы во внешней и внутренней политике Речи Посполитой только накапливались.

Все еще шла война с Иваном Грозным за Ливонию — московиты стояли гарнизоном в Полоцке, заняли Витебск и многие города Прибалтики – это создавало угрозу усиления Московского царства. Внутри страны шла борьба католиков и протестантов – бескровная, но от того не менее напряженная. Все это накладывалось на недовольство шляхты ВКЛ заключением Люблинской унии. Наши предки пошли на этот союз с Польшей на весьма невыгоднях для себя условиях, надеясь получить скорую военную помощь в борьбе с Иваном Грозным, вернуть захваченный Полоцк и свое влияние в Ливонии. Но военной поддержки литвины от поляков не получили. Да и Генрих Валуа за свое короткое пребывание на троне ничего даже не начал предпринимать.

Новые выборы короля назначили на ноябрь 1575-го, прошло уже полтора года после побега Генриха Валуа из Кракова. На этих выборах основными соперниками стали император Священной Римской империи Максимилиан II, Иван IV Грозный и князь Семиградья Стефан Баторий.

На элекционном сейме шляхта и Сенат перессорились, и в декабре 1575 года королями были одновременно объявлены Максимилиан II и Стефан Баторий.

А делегаты от ВКЛ и вовсе покинули съезд, заявив о расторжении Люблинской унии из-за нарушений процесса избрания правителя. В ход пришлось пустить хитрость (трансильванец попросту первый приехал в Речь Посполитую, в то время как Максимилиан II вовсе не спешил), а также немного военной силы со стороны своих сторонников в РП. И вот, весной 1576 года Стефан Баторий был коронован в Кракове.

Баторий оказался как очень даже соответствующим человеком. Именно такой правитель нужен был Речи Посполитой. Будучи князем Трансильвании, он оставил управление своему младшему брату Криштофу, а сам полностью посвятил себя делам своей новой родины. Он без всяких хитростей сразу подписал «Генриковы артикулы» и pacta conventa. Баторий взял на себя обязательства вернуть все города и земли, захваченные в ходе Ливонской войны. В отличие от Генриха Валуа, он не стал уклоняться от женитьбы на Ганне Ягеллонке, что по-прежнему оставалось обязательным условием избрания короля.

Сефан Баторий не знал польского языка и потому общался со своими подданными на латыни либо через переводчика. «Стефан Баторий под Псковом» Ян Матейко, 1872

На троне Баторий проявил себя как талантливый политик и профессиональный военачальник. Первым делом он заключил несколько выгодных военных союзов, взялся за реорганизацию армии ВКЛ — все это ради победы в Ливонской войне. В 1579 году Стефан Баторий взял штурмом Полоцк, захваченный Иваном Грозным еще 16 лет назад. Параллельно литвины в союзе со Швецией выгнали московитов из Ливонии. В 1580 году Баторий вторгся в земли Московии. Захватывая город за городом и взяв в осаду Псков, Стефан Баторий принудил Ивана Грозного к подписанию перемирия. Согласно этому договору (Ям-Запольское перемирие 1582 года), Москва возвращала Великому Княжеству Литовскому все захваченные в ходе военной кампании города и земли. Так Стефан Баторий выполнил свои предвыборные обещания, данные шляхте Речи Посполитой.

Освобождение Полоцка войсками Стефана Батория, 1579 год

Во внутренней политике Баторий тоже проявил себя довольно дальновидно. Он стремился укрепить королевскую власть, чтобы избежать тирании и вседозволености аристократии, провел реформу в отношении украинского казачества – позволил им самим выбирать себе гетмана и военачальников, оставив за собой только право утверждать выбранного главу после того, как тот присягнет на верность королю Речи Посполитой. Будучи убежденным католиком, монарх сохранял толерантность к другим конфессиям, его религиозная политика отличалась мягкостью и ненасильственностью. Отменяя лишние пошлины и налоги, Баторий стимулировал развитие торговли и рост городов. Также Баторий упорядочил меры веса и почтовое сообщение.

Стефан Баторий упорядочил денежную систему Речи Посполитой и начал регулярную чеканку талеров. На картинке талер Стефана Батория.

Много внимания Стефан Баторий уделял развитию образования и науки. Он ввел на территории Речи Посполитой григорианский календарь, по которому мы живем до сих пор. В соседней России современная система летоисчесления начала действовать только в 1918 году с приходом большевиков. Стремясь сделать образование более качественным и доступным, Баторий открыл по всей стране целый ряд средних учебних заведений (иезуитских коллегиумов): в Люблине, Полоцке, Риге, Калише, Несвиже, Львове и Дерпте. Коллегиум в Вильне, который действовал с 1570 года, специальным привелеем король преобразовал в Виленскую Академию и университет. Так в 1579 году в ВКЛ появилось первое высшее учебное заведение.

Виленский университет, старейшее высшее учебное заведение ВКЛ, современная фотография

Жизнь короля Батория тесно связана с Гродно. Город так полюбился новому монарху еще в начале его правления, что тот приезжал сюда 11 раз, перестроил Старый замок под личную резиденцию в стиле ренессанс и в конце жизни вовсе переселился в Гродно, сделав его политическим центром Речи Посполитой. По настоянию короля,  здесь проводился каждый третий Вальный Сейм шляхты. Благодаря Баторию, Гродно за время его правления значительно разросся и престроился. Впервые тут появилась каменная ратуша, а Фара Витовта, которая была деревянной, престроилась в каменную.

При Стефане Батории Рыночная площадь Гродно получила свой узнаваемый вид — были построены костел (современный Фарный костел в Гродно) и католический монастырь (теперь там находится тюрьма). Баторий собирался наделить Гродно статусом столицы, но не успел. Он скоропостижно скончался в своем любимом городе в 1586 году.

Просто сравните. Гродно на гравюре 1568 года и на гравюре 1600 года

Таким образом он оказался отличным правителем для Речи Посполитой. Он не только спас страну от нашествия Московии, но дал нашим предкам еще несколько десятилетий мира и экономического процветания.

Жигимонт III Ваза, который пытался усидеть на двух тронах

После смерти Стефана Батория шляхта Речи Посполитой стала выбирать себе нового короля. Элекционный сейм начался в июне 1587 года, а закончился, как и в прошлый раз, избранием сразу двух королей —  Максимилиана III из династии Габсбургов и Жигимонта из шведской династии Ваза. Максимилиан III был сыном уже известного нам императора Священной Римской империи Максимилиана II, который чуть было не занял трон вместо Батория. А отцом Жигимонта был Юхан (Ян) III, король Швеции, который и сам дважды претендовал на корону Речи Посполитой. Спор за трон был решен с помощью военной силы — Максимилиан вторгся в Польшу, но великий гетман коронный Ян Замойский выбил австрийского интервента с территории своего государства. Королем стал Жигимонт III Ваза.

Надо сказать, на элекционном сейме не было делегатов от ВКЛ. Литвины заявили, что процедура выбора короля проходит с нарушениями, что могло стать основанием для разрыва Люблинской унии.

Жигимонт III, желая понравиться шляхте ВКЛ, принял Статут 1588 года – документ, который можно назвать прообразом Конституции.

Статут утверждал суверенность Великого Княжества Литовского, целостность территории, описывал государственное устройство. Согласно Статуту, ВКЛ было отдельным от Польши государством.

Проблемой Жигимонта III как короля было то, что он до конца жизни так и остался шведом. Воспитанный в духе воинствующего католицизма, он не смог сохранять религиозную толерантность, которая уже стала нормой для Государства Обоих Народов. По свидетельству современника, «если бы только от него это зависело, не было бы в этом королевстве ни единого схизматика, кальвина или лютера». Только подписание «Генриковых артикулов» удерживало его от открытых решительных действий против протестантов. Но Жигимонт всячески поддерживал иезуитов, чья деятельность была направлена на очернение протестантов и навязывание католицизма. Сам король однажды открыто заявил, что должности при дворе он будет давать только католикам. Это раскаляло внутреннюю ситуацию в Речи Посполитой. При Жигимонте III была заключена Берестейская уния (1596 год), которая должна была объединить православных и католиков под властью Папы Римского. Но это вызвало сопротивление православных и новые конфликты.

Религиозная ситуация в Речи Посполитой накануне Брестской унии: зеленым показаны православные, желтым — католики, фиолетовым — кальвинисты, и синим — лютеране

Не мог Жигимонт смириться и с тем, что его власть была сильно ограничена. Окружив себя иезуитами, иностранцами и узким кругом магнатов, король плел интриги, пытаясь урезать права шляхты, отменить привилеи, а Сеймам придать только рекомендательный характер, а не обязательный. К тому же он пытался ввести принцип престолонаследия. Такое стремление к абсолютизму было прямым нарушением «Генриковых артикулов», что давало шляхте право на восстание. В конце концов это и случилось — король своими действиями во внутренней и внешней политике спровоцировал рокаш 1606-1609 года.

На международной арене Жигимонт III тоже удовлетворял личные амбиции. В результате король втянул страну в ряд военных конфликтов. После смерти своего отца Юхана III в 1592 году Жигимонт был провозглашен королем Швеции и попытался объединить три страны под своей властью. Однако вскоре шведы, большинство которых были протестантами, низвергли короля с трона за чрезмерное насаждение католицизма. Во главе Швеции стал Карл IX. Жигимонт III так и не смог с этим смириться и втянул Речь Посполитую в войну за шведский престол, которая длилась почти до самой его смерти и возобновилась при его сыне Владиславе. В результате всех этих конфликтов Речь Посполитая потеряла часть Прибалтики.

Одним из ярких эпизодов войны за шведский трон стала битва под Кирхкольмом 17 сентября 1605 году, когда великий гетман литовский Ян Кароль Хадкевич разгромил в разы превосходящее войско Швеции.

Еще одним авантюрным предприятием Жигимонта III стало развязывание войны с Московским царством. Король  решил воспользоваться Смутой в соседнем государстве и поддержал проект части польско-литвинской шляхты по объединению Московского царства с Речью Посполитой в качестве третьего члена конфедерации. Для этого он оказывал помощь Лжедмитрию I и Лжедмитрию II, а в 1609-1618 году пошел открытой войной на Московию. В результате в 1610 году литвинам и полякам удалось без боя занять Москву, Семибоярщина (временный орган власти в Московском царстве, состоявший их семи бояр) провозгласила царем Владислава, сына Жигимонта III. Война длилась еще восемь лет, в течение которых московиты все же отвоевали свою территорию.

Амбициозный план присоединить Московское царство к конфедерации РП провалился. Единственным плюсом стало то, что Московии пришлось уступить нам Смоленские, Черниговские и Северские области.

В целом внутренняя и внешняя политика Жигимонта III мало соотносилась с интересами Речи Посполитой. Делом всей его жизни стала борьба с протестантами в РП и Швеции и война за шведский престол. Однако его планы не реализовались, а только принесли лишнюю смуту и трату внутренних сил страны. А начатые Жигимонтом войны со Швецией продолжились и после его смерти. Северная война 1655-1660 года получила название Шведского (или Кровавого) Потопа за свое разрушительное действие и сильно ослабила нашу страну, предвещая будущие три раздела Речи Посполитой.

Умер Жигимонт III в 1632 году, а после него на троне еще 33 года находились представители династии Ваза. Два сына Жигимонта Владислав IV (тот самый, который чуть было не стал царем Московии), а за ним и Ян II Казимир побеждали на выборах короля Речи Посполитой.

Август II Сильный как первый пророссийский кандидат

Август Сильный был курфюрстом Саксонии и одним из кандидатов на трон короля Речи Посполитой на выборах 1697 года. Во время той элекции шляхта выбрала королем другого человека – француза Франсуа-Луи де Бурбон-Конти. Но на кандидатуре Августа Сильного настаивала Россия. К тому времени Московское царство еще больше подросло территориально и превращалось в Российскую империю во главе с Петром I. А Петр I на польско-литвинском престоле желал видеть своего союзника Августа Саксонского.

В 1700 году началась Великая Северная война (1700-1721 годы) между Россией и Швецией. Король Речи Посполитой Август II Сильный выступал в этой войне союзником России сначала только как курфюрст Саксонии, но после втянул в конфликт и нашу страну. Неудивительно, что часть нашей шляхты, оппозиционной российскому ставленнику, перешла на сторону Швеции.

Король Швеции Карл XII был молод, но оказался очень талантливым полководцем. Когда шведская армия вошла на территорию Жамойтии и стала продвигаться вглубь ВКЛ, Август II сбежал в свою Саксонию, а Карл XII добился новых выборов в Речи Посполитой. Швед лично рассматривал возможные кандидатуры, и вот в 1704 году новым королем и великим князем был объявлен Станислав Лещинский, сторонник Швеции.

Так в Речи Посполитой появилось формально два короля — ставленник России Август II Сильный и шведский ставленник Станислав Лещинский.

Кто из них в какие годы был королем Речи Посполитой, не особо важно. То Август II отрекался от польско-литвинского трона в пользу Станислава Лещинского, то Станислав снимал с себя корону, признавая правителем Августа. Всё зависело от успехов и неудач российских и шведских войск в Северной войне.

Одним из ярких эпизодов Северной войны стала битва под Полтавой. Победа в этом сражении привёла к перелому в конфликте пользу России. Денис Мартен «Полтавская битва», 1726 год.

Шляхта ВКЛ и Польши словно не замечала, что их страну рвут на части шведы и московцы. Наши предки в это время были заняты, отстаивая «золотые шляхетские вольности», свои права и привилегии. Часть шляхты объединилась в союз против Августа II, потому что тот стремился к авторитаризму и хотел отменить некоторые их права. Вторая часть объединилась в союз против Швеции и шведской интервенции, опираясь на поддержку Августа II и России.

Это гражданское противостояние внутри Речи Посполитой открыло двери для прямого российского вмешательства. Немой сейм 1717 года подтвердил права шляхты в управлении Речью Посполитой и нанес серьезный удар по авторитаризму Августа II, но также установил протекторат России над Государством Обоих Народов и делегировал часть управленческих функций Петру I. Также было принято решение про сокращение армий Польши и ВКЛ до минимума. Согласно постановлению Немого сейма, войско ВКЛ должно было составлять не больше шести тысяч человек, а войско Польши — не больше 18 тысяч. Само собой, такие решения были приняты под военным давлением — в Речи Посполитой в то время стояла 60-тысячная российская армия, а заседание сейма «охранялось» российскими солдатами. С этого момента начался отсчет последних лет существования Государства Обоих Народов.

Российскому царю было выгодно, чтобы в Речи Посполитой отсутствовала сильная централизованная власть, а управление страной было в руках противоборствующих группировок магнатов. То, что широкие права шляхты ослабляют государство и играют на руку внешним врагам, наши предки осознали слишком поздно. «Рейтан. Упадок Польши», картина Яна Матейко, 1866 год

Август II Сильный оставался королем польским и великим князем литовским до самой своей смерти в 1733 году, но на самом деле мало интересовался Речью Посполитой. Все его мысли и заботы были в основном о родной Саксонии. Еще он любил исккуство, покровительствовал художникам и архитекторам, собирал художественную галерею в Дрездене. Речь Посполитая волновала его только как инструмент достижения своих целей. Он был готов отдать часть нашей территории России за поддержку Петра I и укрепление собственного положения.

Вместо вывода

Речь Посполитая в 16 веке была одной из самых прогрессивных стран Европы. Принципы веротерпимости и шляхетской демократии с выборностью короля существовали в РП, пока в Европе была эпоха абсолютизма и религиозных войн. На трон Государства Обоих Народов могли претендовать даже иностранцы, а наша шляхта выбирала себе короля, исходя из предвыборных обещаний, репутации и возможных выгод для страны. Но такая система таила в себе опасность: не все выбранные короли-иностранцы добросовестно выполняли свой долг и пеклись о новой родине. А нашим предкам не хватило мудрости, чтобы вовремя отказать от своих широких прав в пользу укрепления государственной власти.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

30 фильмов, которые надо смотреть, когда всё и все достали

Культ • редакция KYKY

Осень многих вводит в состояние апатии или вызывает стойкое чувство агрессии ко всему окружающему миру. Чтобы подавить в себе «желание убивать», мы собрали большой список самых разных фильмов: от добрых и успокаивающих, до сатирических. Смотреть рекомендуется сразу, как только чувствуете, что горите.

Популярное