«Бесит, когда меня называют рыцарем». Разговор с членом сборной по историческому фехтованию

Герои • Сентябрина Астапенко
Клубы исторической реконструкции в Беларуси растут, как наш внешний долг. Несмотря на то что номинально они открыты для всех желающих, до гендерного равновесия там ещё далеко. Девушки, как правило, приходят в клубы в поисках утраченной романтики прошлых столетий: красивые платья, рыцарская честь, «высокие» отношения. Однако есть и те, кто относится к делу серьёзно. Например, наша героиня Дарья Кузнецова – член сборной Беларуси по историческому фехтованию.

Мужчина всё равно сильнее

KYKY: На дворе, конечно, 21 век с его феминизмом и равенством, но мы всё-таки живём в Беларуси. Как получилось, что подростком ты пришла в клуб? Ты ведь могла красить с подружками акриловые ногти.

Дарья Кузнецова: Я выросла на романе Толкиена «Властелин колец». Когда мне было 16, меня позвали в клуб на «экскурсию». Я подумала: почему нет? Так я попала в витебский клуб исторической реконструкции и ролевых игр Talion. В основном мы шили костюмы, участвовали в ролевых играх. Парни занимались фехтованием. Мне тоже хотелось, но девочки... Не приветствовались. Уже в Минске я попала в Historia Viva, где всем было безразлично, девушка ты или парень.

KYKY: Можно ли в таком случае говорить о гендерном неравенстве?

Д.К.: Нет. Можно много говорить о равенстве, но физиологию никуда не деть. Мужчины сильнее, быстрее, у них лучше реакция. Именно по этой причине на многие фестивали дорога женщинам закрыта. Какой бы сильной ни была девушка, она просто не потянет уровень бойцов этого турнира.


KYKY: Получается, что при одинаковом уровне подготовки мужчина с высокой вероятностью победит, потому что он попросту тяжелее?

Д.К.: Не бывает одинакового уровня подготовки. При одинаковой периодичности тренировок, их интенсивности и нагрузках в паре парень/девушка победит парень. Отнюдь не потому, что он тяжелее. Дело в физиологии: строение и объем мышц, свойства организма. Он попросту будет быстрее прогрессировать в тренировках. Мне приходилось побеждать мужчин, но я тренировалась дольше и интенсивнее, чем они. А что делать девушке с парнями, у которых вся осознанная жизнь прошла в тренировках? Так что тут не в тяжести дело, а в разнице физиологий. Да, в Беларуси не так много турниров, в которых женщина может принять участие. Иногда случается, что организаторы заявляют проведение смешанных боёв (парни и девушки), а по приезду выясняется, что допуска нет.

У меня было по девять тренировок в неделю

KYKY: И какой выход?

Д.К.: Участвовать в зарубежных фестивалях. Именно так я и попала в сборную Беларуси. В 2013 году на ежегодном Чемпионате мира по историческому фехтованию «Битва Наций» ввели женскую номинацию. Со мной связалась менеджер сборной, предложила участвовать и перейти в клуб «Люцерн» – на его базе существует действующая сборная Беларуси по историческому фехтованию. Затем пошла активная подготовка, доходило до девяти тренировок в неделю. Приходилось жить в сумасшедшем темпе: я училась, работала по ночам и тренировалась.

KYKY: Результат оправдал вложенные силы?

Д.К.: Да, я заняла пятое место среди женщин. Ещё на моём счету: выигранный профбой (профессиональный полноконтактный средневековый бой с минимальным набором правил) на Кубке старого Таллина, четыре победы из пяти в мужском турнире в Строчицах и второе место в массовых боях среди женщин на питерском фестивале «Доблесть веков».

KYKY: Сколько женщин занимается фехтованием у вас в клубе?

Д.К.: Четыре. Активно занимаются всего две. Это я и моя подруга.

KYKY: Постой, но в реконструкцию сейчас приходит достаточное количество девушек. Наверняка, многие из них пробуют фехтование. Почему вас всего четверо?


Д.К.: Девушек приходит достаточно, но я бы не сказала, что многие пробуют себя в фехтовании. А те, которые пытаются, понимают, что вкладывать нужно реально много и долго: силы, время, деньги. Именно поэтому они не остаются. Это только в фильмах всё так романтично выглядит, а по факту это больно и тяжело. За рубежом женщин, занимающихся историческим фехтованием, всё же больше. Даже в Аргентине есть полностью женские клубы.

Доспехи и оружие стоят несколько тысяч долларов

KYKY: Шить платья и сопровождать парней на турниры – не так травматично, согласна. А что насчёт финансовой составляющей? Моему знакомому из реконструкторского движения одни только пуговицы на котарди (облегающая верхняя одежда на пуговицах второй половины 14-15 века – Прим. KYKY) обошлись в 200 долларов.

Д.К.: Основу затратной части составляют расходы на поездки. У беларуской сборной нет спонсоров. Иногда, конечно, организаторы фестивалей оплачивают дорогу или проживание. А иногда приходится надеяться только на призы. Победа может, как минимум, окупить затраты на поездку. Но чаще всего мы выходим «в ноль». Например, несколько побед в Питере в прошлом году стоили мне травмы колена. Выигрыш ушёл на дорогу, проживание и восстановление после травмы.

KYKY: Часто случаются травмы?

Д.К.: Смотря, что считать травмами. Серьёзные, слава богу, редко. А вот крем от синяков – постоянный гость в моей косметичке.

KYKY: Больно?

Д.К.: Больно, но в процессе учишься не замечать. Полученный удар (даже если очень больно) – не повод прекращать бой.

KYKY: Возвращаясь к финансам – сколько стоит комплект «железа» – доспехи и оружие?

Д.К.: Около двух тысяч долларов. Но нужно понимать, что комплект собирается постепенно. При сильном желании любой работающий студент за несколько лет способен собрать комплект. И это именно мой случай. Стоимость ещё зависит от других факторов: реконструируемая эпоха, степень новизны, износа (если покупать вещи б/у, будет, очевидно, дешевле).

KYKY: Что скажешь по поводу аутентичности «железа» и оружия? В сети частенько можно встретить высказывания: «У них доспехи в стиле «Марс атакует», «Да не было у европейского рыцаря 14 века таких латных перчаток».

Д.К.: Оружие и доспехи максимально приближены к оригиналу. Однако стоит понимать, что «железо» всё-таки адаптировано под удобство, безопасность и современные реалии.

KYKY: То есть мечом нельзя убить?

Д.К.: Убить можно и голыми руками. Но да, оружие не заточено.

«В сознании обывателей мы сильные, кровожадные и странные»

KYKY: Существуют ли какие-нибудь поблажки в правилах состязаний для женщин?

Д.К.: В основном – нет. Иногда организаторы просто сокращают время поединка с трёх до двух минут. А в смешанных боях вообще отсутствуют всякие привилегии.

KYKY: Перейдём к личному. Тебе 24, ты замужем. Хобби не мешает?

Д.К.: Нет, муж положительно относится к моему хобби. Он сам состоит в клубе исторической реконструкции «Вольны птах». Предугадывая вопрос о детях, отвечу сразу: планируем, но только в очень отдалённом будущем.

KYKY: Почему вы не в одном клубе?

Д.К.: Мы изначально состояли в разных клубах, когда познакомились. Это не та ситуация, когда один человек привел второго с собой. Более того, у каждого клуба своя специфика. В любом случае, нам это нисколько не мешает.

KYKY: Кем ты работаешь? По образованию ты преподаватель иностранного языка.

Д.К.: После обязательной отработки по специальности я пошла на курсы тестировщиков. Сейчас ищу работу, параллельно шью на заказ платья, поддоспешники – на жизнь хватает.

KYKY: Часто тебя называют женщиной-рыцарем?

Д.К.: Меня бесит, когда меня называют рыцарем. У людей сложился стереотип: если ты надеваешь на себя доспехи, то автоматически становишься рыцарем. Рыцарь – это дворянский титул в средневековой Европе. Я – боец в первую очередь, а историческое фехтование – это вид спорта. Такой же, как волейбол, бокс или футбол. Именно поэтому я стараюсь не говорить малознакомым людям о моём хобби. Как только обыватель слышит «меч» или «доспех», тут же вешает на меня ярлык «с ней лучше не связываться, а то ещё долбанёт клинком по голове». В их сознании мы сильные, кровожадные и странные. Действительно, кому в 21 веке в голову придёт надевать на себя 25-ти килограммовый доспех ради развлечения?

KYKY: Пригодились ли твои умения бойца в жизни?

Д.К.: Да. Я стала крепче не только физически, но и морально. На меня почти невозможно надавить, крайне сложно испугать. Тренировки закаляют характер: учишься не только терпеть боль от ударов, но и справляешься со страхом – ведь тренироваться приходится с мужчинами.

KYKY: Что ты чувствуешь, когда побеждаешь мужчину?

Д.К.: Да ничего особенного. Я не испытываю чувства превосходства после победы над мужчиной, если ты об этом.

KYKY: Да ты совсем не оголтелая феминистка!

Д.К.: Нет, это точно не про меня.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter
По теме

«У беларусов очень низкая самооценка». Как американские коммунисты нашли в Беларуси свою Мекку

Герои • Мария Русинович
Братья Бланк – это два американца (но по крови – еврея), которые когда-то решили, что коммунистам, которые ненавидят полицейские государства, лучше жить в Беларуси – и переехали сюда. Они ходят на марши с советским флагом, считают, что одежда в Беларуси лучше, чем в Литве или Польше, и не пользуются мобильными телефонами. KYKY расспросил Джеффри и Джейсона, из-за чего им нравится социализм и не нравится Сталин, почему драники – это еврейское блюдо и чем тяжела жизнь в Нью-йорке.
Популярное