Что известно об «убийстве» журналиста Аркадия Бабченко, после которого он остался жив

Герои • редакция KYKY
«Если грохнут, жалко будет, что останутся нерассказанные истории», – как-то сказал Аркадий в интервью. Бабченко – журналист и писатель, который прошёл две войны, никогда не верил в жёсткие режимы и презирал убийства журналистов. Вчера в Киеве на него совершили покушение – почти сутки мир был уверен, что он мёртв. Но оказалось, всё иначе.

Невероятный UPD. Журналист Аркадий Бабченко не умер в результате покушения. Днем 30 мая Бабченко появился перед прессой на брифинге СБУ. Там же было заявлено о задержании подозреваемого в покушении на Аркадия. 

Сам Бабченко извинился, что инсценировал смерть, особенно перед супругой: «Отдельные извинения моей жене. Олечка, прости, но здесь было без варинатов. Операция готовилась два месяца. Меня посвятили месяц назад. По результатам операции, человек взят, он находится под стражей.

Люди сказали, что есть на меня заказ. Уже переданы деньги, 40 тысяч долларов.

Показали документы, мои паспортные данные, мою фотографию, которая есть только в моем паспорте. Стало понятно, что информация идет из России. Мне предложили поучаствовать в этой спецоперации, других вариантов нет. Либо работаем, либо работаем. Парни работали, как буйволы. Оттуда, с той стороны, давили очень сильно. На исполнение заказа дали три недели».

Что было вчера и до этого

Аркадий Бабченко – российский военный корреспондент, писатель и журналист, которого большинство читающих этот текст знает по резонансным репортажам. Его называют «нашим новым Сноуденом и Ассанжем» и основателем новой военной прозы. Само собой, многие соотечественники и даже коллеги публично называли и считали Аркадия национальным предателем. Он резко критиковал кремлевскую власть, аннексию Крыма и, как итог, вынужденно переехал сначала в Чехию, а потом в Украину. Бабченко искренне считал, что настоящую независимость журналисту дает полная свобода от редактуры и цензуры: за свои тексты просил читателей переводить денежные пожертвования, не работал по найму на разные стороны.

Он прошел две войны с локацией в Чечне, побывал во многих горячих точках, видел Майдан и войну на Донбассе. После мобилизационного предписания от Минобороны РФ, которое настигло Бабченко в Чехии, он сказал, что если ему придется воевать еще, то делать он это будет против России. С тех пор семья журналиста не раз подвергалась прессингу и получала угрозы. Сам он писал: «Пока только четыре из пятнадцати бывших республик смогли послать нахрен империю. Но если у стран Балтии есть гигантская опора в виде НАТО, то Украина все сделала сама. И именно за свободой! Украина – ты найкраща. У тебя был Майдан. И это – одно из лучших событий в моей жизни. Чего и всем желаю». 

Фото из FB

Фото из FB

 

Однажды Бабченко написал пост о том, что доверенное лицо президента в открытом доступе размещает предложение о его убийстве. Судя по всему, пост об угрозах со стороны доверенного лица Путина был написан еще в 2014 году, просто репостнул он его себе снова в 2018-м. А посвящен он провластному блогеру Марине Юденич. Она несколько лет назад призывала Рамзана Кадырова «устроить чаепитие» с Бабченко.

У Аркадия есть жена и дочь. Убийство произошло на пороге квартиры на Никольско-Слободской, пока его супруга была в ванной. Она услышала выстрел и обнаружила раненого тремя выстрелами в спину мужа. Из машины скорой помощи сообщили, что Аркадий скончался. Его жена спустя несколько часов из-за шока не могла говорить даже с милицией. Со ссылками на свои источники украинские СМИ писали, что в день убийства полиция заранее извлекла из дома Бабченко записи с видеокамер. Уголовное дело завели сразу в двух странах – Россия тоже решила расследовать убийство, которое еще вчера Нацполиция Украины назвала умышленным. 

Вчера утром Бабченко опубликовал такой пост: «Четыре года назад генерал Кульчицкий не взял меня на этот вертолет. Из-за перегруза. Не было места. Перегруженная вертушка тяжело оторвалась от земли, и, чуть не задев шасси за бруствер, ушла на Карачун. Часа через два после этой фотографии её сбили. Погибли четырнадцать человек. А мне повезло. Второй день рождения, получается». Через шесть часов на него совершили покушение.

Фото из FB

Что писали о Бабченко люди, пока весь мир думал, что он мёртв

Одной из версий «убийства» журналиста Аркадия Бабченко стали действия российских спецслужб, заявил нардеп от «Народного фронта» и член коллегии МВД Антон Геращенко. Этой же версии придерживается журналист Айдер Муждабаев: «Аркадий Бабченко убит по прямому заказу властей террористичесrого государства РФ. Это все, что я могу сказать. Я люблю тебя, Аркадий, ты был лучшим из всех». 

Колумнист Коля Сулима: «С убийством Аркадия Бабченко Россия сделала ещё один шаг к самоуничтожению. Кровь – штука липкая, знаете, х*й отмоешь».

Программист Александр Володарский: «Сейчас у русских людей будет чемпионат, кто пожирнее плюнет на могилу Бабченко. Покойный запредельно высоко поднял планку посмертного цинизма, трудно сказать о нем что-то плохое, не став плагиатором. За одно это Аркадий Бабченко заслуживает уважения. Он умел парой слов вызывать массовую ненависть и неплохо держался в ее эпицентре, а это само по себе требует таланта и выдержки.

Фото из FB

Аркадий Бабченко и Святослав Вакарчук

Вообще можно было бы пафосно сказать, что смерть Бабченко – приговор непрофессионализму украинских спецслужб и ментов, среди которых и сегодня, после четырех лет войны с Россией коллаборационистов не меньше чем в 2013 (когда ФСБ прикрываемое СБУ открыто хозяйничало на улицах Киева). Но таких приговоров нашим ментам скопилась уже целая пачка. И очередное громкое убийство не меняет ничего. Работники филиала ФСБ надувают щеки, пытаясь казаться патриотами из патриотов. Разводят на деньги майнеров и накрывают студии по производству порно, в то время как русские наемники (часть из них – в украинских погонах) продолжают убивать на улицах Киева. И это чудовищный позор, с которым я не понимаю, что нам делать и как его теперь расхлёбывать».

Галстук Мебиуса: «Пожалуй, он был Новодворской понятной массам. Поняв, что его мечта о скорой революции в России неосуществима, он как капризный ребенок обрушил свою ярость на тех, кого считал виновниками краха мечты, – на россиян. Но превратился не в глашатая кары, а в юродивого, на злые шутки которого грех обижаться. Его даже любили. Все понимали, что он на правой стороне, все понимали, что искреннен, просто очень обижен. Над ним смеялись, его унижали, но его любили.
Но вот те, кого он ненавидел изначально, восприняли его куда серьезнее чем те, на кого он изливал свои проклятия. Глупо обещать месть, глупо говорить о ненапрасной смерти. Это все маловероятно. Ещё один череп под трон злого карлика. Возможно, самый заметный. Бабченко был фигурой куда более яркой чем тот же Немцов, не говоря уж о, например, Литвиенко. Но я не буду больше называть демшизу «аркадиями». Он этого не заслужил».

Радиоведущий Константин Каверин: «Я многих моих современников люблю читать, слушать и смотреть. Но больше всего – двоих: Виктора Шендеровича и Аркадия Бабченко. Потому, что, мне кажется, они всегда честны до конца. Бабченко убили. Для меня это личная трагедия. И, честно говоря, я очень боюсь теперь за Шендеровича. Потому что фашистам, судя по всему, все равно, что цель слишком очевидна. Впрочем, это было понятно, когда убили Немцова. Это всё вообще уже давно настолько понятно и ясно, что мне остается лишь сожалеть, что до сих пор не шлёпнули какого-нибудь Киселёва или Соловьёва. Я не призываю ни к чему такому, боже упаси! Мне просто действительно жаль, что они живы. Таковы сейчас мои чувства. Ещё ж пока не запрещается чувствовать, да?»

Фото: Виталий Рогулин

Журналист, писатель Андрей Диченко: «Совершенно поразительными, если эта метафора вообще имеет право быть упомянута в контексте военной прозы, были его художественные произведения. Книга «Война» описывает солдатский быт и будни первых двух чеченских кампаний. В художественной прозе Бабченко создает ощущение присутствия. Среди российской дедовщины, солдатской нищеты и несправедливости любой войны. А еще поразительно то, что в этой книге практически нет описаний врага (чеченских вооруженных формирований) – будто, враги где-то далеко, в горах. Солдаты же гибнут в основном от побоев своих, «родных» сержантов и офицеров. Война в текстах Бабченко – это полное несправедливости отречение и густая ханкалинская (Ханкала – военный аэропорт в Чечне) грязь, измазавшая мокрые бушлаты утомленных людей. Когда читаешь – будто бы слышишь рой черных жирных мух, привлеченных тошнотворным запахом бинтов, пропитанных гноем и кровью. Точно так же читались и его репортажи: они были чем-то большим, чем просто журналистикой. И они принадлежали перу человека, который прошел две войны. Напрочь лишенные эмоций, но твердые, как злоба, они были полны детальных описаний невыносимых страданий, учиненных войной. 

На арене противостояния армий мы инстинктивно жалеем и сочувствуем пострадавшим мирным жителям, раненым и обездоленным. Но феномен Аркадия, наверное, в том и был, что он с искренностью влюбленной девочки-подростка мог рассказать о безграничной солдатской боли. Обычно злость вызывает желание справедливого возмездия. Но не в этом случае. После чтения «Войны» ощущаешь облегчение, свет, запах весны. Наверное, он и был человеком из Чистилища, оставившим свою ненависть на войне, далеко в горах. Даже ненависть Аркадия к нынешней власти в РФ – она какая-то детская, наивная и от этого искренняя. Он никогда бы не стал человеком, который начинает войны. Но он был тем парнем из простой семьи, которого родной военкомат послал совершать военные преступления. Бывало, в его ЖЖ наткнешься на какие-то совершенно литературные зарисовки из его детства. Мрачное время: уличная шпана, новая страна, война в горах. Чего там точно не было – так это подлой пули в спину. Аркадия Бабченко будут вспоминать как журналиста, писателя, оппозиционера, мыслителя. Но его идеализм, ставший стержнем всего творчества, делает этого человека прежде всего поэтом, умершим на неравной и длительной дуэли с Мордором». 

Стоит ли говорить, что теперь соцсети взорвались ешё сильнее. Все поздравляют Аркадия с третьим днем рождения, осуждают, что ничего не сказал родным, но очень радуются, что человек остался жив. Все теории о том, почему и как произошло покушение, судя по всему, оказываются верны.

Что писал сам Бабченко

Он написал две книги, и обе – про войну. Издавал журнал «Искусство войны» –знал, о чем пишет, наверняка. Когда речь заходила о философии жизни, Бабченко говорил: «Меня удивительно бесит фраза «выйдите из зоны комфорта». Школа в заводском районе, совок, туалетная бумага по талонам, развал совка, нищета, мамина зарплата раз в полгода, безумные цены, девяностые, бандиты, перестрелки на улицах, киви по шесть рублей штука, девяносто первый, ГКЧП, девяносто третий, Верховный совет, по Таганке ходят танки, маленькая гражданская, девяносто пятый, армия, дедовщина, концлагерь, Первая Чечня, девяносто восьмой, кризис, дефолт, безумная инфляция, девяносто девятый, гексоген, Гурьянова, Каширка, Рязань, армия, Вторая Чечня, преемник, Путин, «Курск», она утонула, журналистика, «Норд-Ост», газ, Беслан, школа, теракты, безденежье, безденежье, безденежье, разгон НТВ, «Новая Газета», Политковская, убийство, Эстемирва, Бабурова, Маркелов, две тысячи восьмой, Грузия, война, горелые люди, две тысячи десятый, Киргизия, резня, две тысячи одиннадцатый, протесты, стратегия тридцать один, автозаки, избиения, обезьянники, суды, две тысячи двенадцатый, донос, уголовное дело, шестое мая, Манежка, избиение, задержание, уголовное дело, Окопный, Леша-улыбка, Крымск, наводнение, две тысячи тринадцатый, Таксим, избиение, депортация, Благовещенск, наводнение, чуть не утонули, национал-предатель, травля, Майдан, две тысячи четырнадцатый, Крым, Донбасс, Славянск, война, плен, расстрел, Немцов, убийство, эмиграция, эмиграция, эмиграция, безденежье, безденежье, запрет на профессию, опять травля, «Тринадцать друзей хунты», посадки, Дадин, Гальперин, Кара-Мурза, Сирия, Трамп, зомбоящик, дебилизация, ненависть, фашизм – и тут тебе такие: для начала выйдите из зоны комфорта. Да ты ох**ел что ли? Удачных всем выходных».

В 2016 году он написал вот такую колонку: «Я понимаю, когда убивают за журналистские антикоррупционные расследования. Когда в результате твоей работы кто-то может лишиться с таким трудом награбленного бабла, потерять место у кормушки, остаться без домика на Лазурном берегу. Я понимаю, когда убивают за журналистику, расследующую преступления властей. Похищения, пытки, убийства, бессудные казни. Когда можно из кресла с высокими погонами уехать в Белый лебедь на пожизненное. Я понимаю, когда убивают адвокатов, защищающих жертв нацистских группировок и журналистов, об этих группировках пишуших. Понимаю, когда убивают свидетелей, политических конкурентов, оппозиционеров. Это все можно объяснить логикой. Да, звериной логикой, но – логикой. Устранен человек – устранена опасность, которую он мог нести. Но я не понимаю, зачем убивают общественно-политических журналистов.

Ну вот убили вы политического журналиста Павла Шеремета, и что? Я не знаю, кто именно «вы», но вот и что теперь-то? Какую опасность вы устранили? Что изменится?

Общественное мнение как-то поменяется? Что, свобода, которую он отстаивал, станет менее ценной в глазах тех, в чьих она является чуть ли не главнейшей ценностью? Диктатура, которую он ненавидел и с которой боролся и у себя в Беларуси, и в России, и в вынужденной эмиграции в Украину, – что, приобретет в чьих-то глазах какую-то привлекательность? Поменяется вектор развития страны что ли? Да, что-то мы лоханулись с этой Европой, давай, братцы, опять обратно под вассальство Московии – так что ли? Что, у кого-то в мозгах щелкнет выключатель и читатели и слушатели Павла, которые разделяли его мнение о том, что свобода, права человека, демократия, честный бизнес, конкурентноспособный рынок, независимые суды, гражданское общество, верховенство закона, равенство, антиклерикализм, антифашизм, достоинство, честь, честность, совесть – все то, о чем он писал и адептом и проповедником чего он бы – что, все это потеряет, что ли, в глазах людей свою ценность и они решат, что рабство, покорность, шовинизм, кумовство и воровство лучше что ли? Вы зачем Пашу убили, уроды?»

И что теперь?

Скриншот: Meduza Live

Сейчас Бабченко жив. Оказывается, о покушении на убийство он знал за месяц. По делу подозревается гражданин Украины, которого завербовали российские спецслужбы. Ветерану АТО за Бабченко обещали гонорар в 40 тысяч долларов. Потенциальный киллер пока в следствии считается свидетелем.

 

Над МИДом России уже шутят. Мария Захарова из МИДа высказалась: «То, что Бабченко жив, — лучшая новость. Всегда бы так. Жаль, в других случаях маскарада не получилось». А вот глава секретариата Союза журналистов России Денис Токарский очень постарался выступить правильно: «Всё это похоже больше на провокацию украинских властей, поскольку смысла в покушении в отношении Бабченко не вижу никакого».

Как говорят друзья Аркадия, жена все-таки знала про эту аферу, а вот друзья – нет. В редакции «Новой газеты», с которой работал Бабченко, женщинам подарили по цветку из его похоронного букета. 

 

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

«Cимвол эпохи беларуского предпринимательства начала 21 века». Каким мы запомним бизнесмена Сергея Метто

Герои • Ирина Михно
24 мая умер беларуский бизнесмен, основатель компании «Онега» Сергей Метто. Уже известно, что предпринимателю около года назад диагностировали рак легких, но, кажется, болезнь никто не замечал: Сергей еще в апреле строил личные и бизнес-планы. Чтобы понять, каким был этот человек, мы поговорили с близкими ему людьми и бизнесменами, которые не знали Метто, как друга, но ценили за ведение бизнеса.
Популярное