Десять стереотипов о россиянах в Беларуси

Герои • Сергей Иванов
Мыслить стереотипами — это, конечно, плохо и очень неполиткорректно. Но куда от них денешься? Тем более, русский турист в Минске в данный момент уставляет автомобилями улицу Комсомольская в три ряда, причем, триколоры на них замазанны грязью, потому что мыть машины в Москве не комильфо. Сергей Иванов разобрал жителей разных регионов России по существующим стереотипам их поведения в Беларуси.

Питерцы

В соседней маленькой стране ведут себя осторожно, дабы не быть спутанными с москвичами. При каждом удобном и неудобном случае питерец повторяет, что приехал из Питера, что он коренной ленинградец, что Санкт-Петербург — это государство в государстве (такое же, как Москва, но не Москва). Примерный диалог с жителем этого культурного города складывается так:

Привет, как дела?
Привет, нормально, я из Питера.
Как тебе погода?
Нормально, как у нас в Питере.
В гости приехал?
Да, из Питера прогуляться. А то мой Питер уже мне надоел.

На беларуский язык реагируют сдержано и к тому же, изо всех сил пытаются хоть немного понять, о чем речь. Помню, был поставлен эксперимент, когда коренного жителя оного мегаполиса поместили в кошерную беларускамоўную среду, и через два часа эмоционального щебетания он так и не понял, о чем говорили. Но научился расшифровывать трасянку во всем ее многообразии, что как бы намекает на небезнадежность питерца.

Москвичи

Даже если родители москвича еще тридцать лет назад были лимитой, или двушка в Москве перепала от непосильного труда на буровых русской Арктики, новоиспеченный житель столицы будет бить себя кулаками в грудь и кричать, что он москвич. Еще попадаются экземпляры из Истры, Подольска и Серпухова, с пеной у рта доказывающие, что они и есть самые настоящие истинные москвичи (это как если бы житель Молодечно или Борисова всем говорил, что он минчанин). В общем и целом москвич ведет себя в Беларуси как в своем личном крепостном владении. Обижается, когда его напыщенную «Белоруссию» поправляют на верную «Беларусь», взывая к нормам литературного языка и произведениям Толстого-Достоевского-Тургенева (которые читал максимум в школьной программе в кратком хрестоматийном содержании). Если же с ним и вовсе заговорить на беларуском — сочтет за величайшее оскорбление, равносильное только замечанию по поводу не совсем правильно припаркованного автомобиля возле самого входа в магазин, или ровно посередине тротуара. В последнее время москвич в Минске испытывает крайние неудобство из-за превращения российского рубля по отношению к баксу в горстку бумажных фантиков.

Жители центральных регионов

Ведут себя скромно, много не покупают, в заведениях не шумят. Чаще посещают музеи и крышу национальной библиотеки (из-за более низкого уровня доходов, да и потому, что стоит недорого). Делают рейтинг 86% не только Путину, но и Александру Григорьевичу, искренне мечтая, чтобы он пришел в их родной Бряснк-Псков-Белгород, подмел все улицы, посадил чиновников, засеял бесхозные поля картошкой и заставил женщин рожать по трое и больше.

В Минск едут любоваться в основном на чистоту улиц, жаловаться на Путина и идеализировать Беларусь, чтобы потом дома рассказывать, как нам хорошо тут живется, и что у всех свои холодильники, трактора и молочная продукция.

Туляки

Выделяются в отдельную группу из-за своего практически беларуского «Г», не характерного для остальных западных регионов России. Туляка запросто можно спутать с беларусом или украинцем, но чаще он и сам рад шифроваться под местного. Очень переживает, когда из-за географической близости его оружейную столицу уравнивают с каким-нибудь Южным Бутово. Впрочем, сами жители Бутова туляков считают колхозниками (опять же из-за упомянутого «Г»), а туляки отвечают, что их город был помянут в летописи аж на год раньше Москвы, что в Беларуси их считают братьям, «а вас называют маскалями».

Кенигсбергские подданные

Самый пафосный регион. Когда беларусы говорят, что они настоящие европейцы — калининградцы будут до хрипоты доказывать, что по сравнению с ними беларусы — это азиаты, а европейцы среди всех бывших советских — только они. По уровню сепаратизма жители оного региона могут сравниться только с Северным Кавказом. Ведь как же так, у нас есть янтарь, из которого делаются бумы, у нас есть остатки советских курортов близ холодного Балтийского моря, а еще и нефть — зачем нам Россия? Вместо фразы «поехать в Россию или Беларусь» употребляют «поехать на континент». Когда Лукашенко заявил, что не прочь возглавить область, то вызвал крайне негативную к себе реакцию. По этому же случаю отдельные личности города вышли на пикет, ибо беларуский президент у них воспринимается так же, как и Путин. На Минск и беларуские города смотрят с удивлением и не могут найти консенсус между своей убитой прусской архитектурой и городскими панорамами остальной России.

Сибиряки

Житель какого-нибудь Новосибирска невзначай может спросить: «Минск — это Россия или нет?» Причем, безо всякого умысла оскорбить. Впрочем, из-за громадности этой территории, среди местного люда встречаются действительно феерические кадры. Например, коммунист и патриот Михаил Вавилов из города Чита, который тщательно следит за деятельностью беларуской оппозиции и вызывает политика Андрея Санникова на кулачный бой. На другом фронте — в городе Иркутске, существует кружок беларуских националистов, чего не встретишь больше нигде в России. Если сибиряки приезжают в Беларусь, то чаще всего просто бухают. Местная политика им по барабану из-за срачей вокруг Казахстана, Китая и коалиции всех мировых стран, «ждущих мгновения слабины для покорения великой России». К Беларуси относятся хорошо или, в крайнем случае, просто безразлично. В качестве сувениров везут местные клюквенные и брусничные настойки, потому что считают, что они хорошего качества и недорогие. Была бы Сибирь ближе — везли бы молочку.

Дальняки

Как ни странно, но это один из самых осведомленных регионов касательно беларусов их, привычек, традиций и чаяний. Дело в том, что относительно малонаселенный регион Дальнего Востока еще во времена СССР был плотно укомплектован этническими беларусами (инженерами, строителями, прочими вольнонаемными работниками). Также частым явлением (особенно во времена перестройки) была раздача квартир жителям какого-нибудь Благовещенского района в беларуской глубинке. Так что если вы из Минска прилетите во Владивосток и плотно начнете общаться с местными, то наверняка узнаете, что их родственники будут скорее из Украины и Беларуси, нежели из российских регионов. Впрочем, жители этой страны в качестве туристов в нашу страну выбираются редко, а если попадают, то частенько сами становятся инфоповодами для отдельного материала.

Жители Урала

Самая реакционная часть населения России. Здесь от жителя этого региона легко можно услышать фразу в духе «Вы имеете права максимум на автономию». Это притом, что жители Перми и Екатеринбурга и близко не знают ни менталитета, ни особенностей Беларуси. Русскую пословицу «Ты что, с Урала?» еще никто не отменял, поэтому воспринимать такие заявления надо спокойно. Отдельно забавляет местный уральский говор, на котором геополитические угрозы звучат еще более потешно.

Пьют на Урале много, но пить абсолютно не умеют — каждый раз уделываясь в полные сопли. Все попытки насадить в этом крае идеалы современного искусства Маратом Гельманом были полностью провалены во многом и по этой причине.

Впрочем — общее у беларусов и уральцев все же есть. А именно — упования на засекреченные «Советским Чекистом»™ факты истории, по которым Христос приземлился в Гародне, а Заратустра родился на берегу Камы. А еще древний город Аркаим — такой же великий, культурный и значимый, как когда-то Великое Княжество Литовское. На ниве этого можно уболтать пермяка с улицы Якуба Коласа (она у них тоже есть) на то, что Москва угнетает его народ и неплохо было бы претендовать если не на независимость, то хотя бы широкую автономию в рамках федерации. От таких советов условному пермяку сорвет башню и он будет долго думать и упрекать себя, почему же раньше ему это в голову не пришло.

Северяне

Типичные герои беларуского анекдота про парэчку: «Едут в поезде беларус и украинец. Беларус собрался обедать и кладет на стол первым делом огурец.

— Цэ шо? — спрашивает украинец.
— Гэта? Гэта агурок. — отвечает беларус.
— Агурок? Во агурок! — и украинец достает огромный огурец. Беларус промолчал и следующим делом достал кусок сала.
— А цэ шо, сало?
— Да, сало…
— Во сало! — и в ответ украинец достает огромный кусок сала с прослойкой. Беларус обиделся и достал из сумки большой красный помидор
— Ну, а цэ шо такэ?
- А цэ парэчка! — отвечает беларус».

Так вот, богатые ягодами и грибами северяне могут отметить бедность (по их меркам) наших лесов такими продуктами. Но в этом же кроется и общее: не чуждый возделыванию земли беларус запросто найдет общий язык с жителем Севера, который фуражом и прочим сельским хозяйством промышляет на уровне всего региона. Тут же можно вспомнить и историю, как средневековую Беларусь поработили вместе с Новгородским Княжеством, которое когда-то состояло аж в Ганзейском Союзе, и что такое вылизывание сапога татарскому Хану — знать не знало.

Поэтому с северянами хорошо пить и грустить о том, какие великие страны мы потеряли 550 лет назад практически на наших глазах.

Кубанские южане

Любители рынков и дикой езды на Жигулях, от которой шарахаются даже коренные жители Кавказа. Главная достопримечательность для них — Ждановичи, ибо в модных торговых центрах особо не поторгуешься за килограмм помидор или майку. Еще — православные церкви (ибо казачья история). На национальные распри жителям русского юга в принципе без разницы, ибо Дон открыт для всех во все времена. Казачья кровь сказывается только на степени отмороженности отдельных экземпляров (в которой глупо искать религиозный или национальный подтекст).

Еще их очень роднит с беларусами кумовство, вдоволь отработанное на чиновничьем аппарате Синеокой.

Если вдруг окажется, что у тебя какой-нибудь троюрдный брат родился или живет в деревне под Ростовом, то ты моментально станешь хорошим другом для прибывшего в гости казака (конечно, если ты не католик или, не приведи Господь, иудей). Южанам практически невозможно объяснить, что в Беларуси православная церковь, католический костел, синагога и мечеть могут находиться на одной площади, а служители оных культов спокойно могут ходить друг к другу в гости и обсуждать вполне себе житейские вопросы.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

«Я очень хочу, чтобы Беларусь стала свободной». Борис Немцов убит в Москве

Герои • редакция KYKY
Бориса Немцова застрелили в ночь на 28 февраля на Большом Москворецком мосту. Семь выстрелов из проезжающей мимо машины, как будто 90-е никуда не уходили. Вспоминаем цитаты самого яркого российского оппозиционера о Беларуси.