«Прозападный» менеджер в белорусском туризме. Последний день работы Григория Померанцева

Герои • Ася Поплавская
Во время беседы с Григорием Померанцевым, уже бывшим исполняющим обязанности начальника Национального агентства по туризму, к нему невероятное количество раз приходили сотрудники с документами на подпись. За полтора часа Григорий подписал стопки бумаг и выдал столько разрешений, что закружилась голова. В последний рабочий день самый «западный» человек в белорусской туристической сфере рассказал KYKY о своих достижениях на ответственном посту, о том, почему СМИ пишут не о туризме, а лишь о зарплатах Нацагентства и о том, почему так важно улыбаться туристам.

KYKY: Григорий, сегодня ваш последний рабочий день в должности исполняющего обязанности руководителя Национального агентства по туризму. Давайте сначала о хорошем. Что конкретно было сделано за время вашей работы? Начнем с создания сети туристических информационных центров, которые занимались бы продажей сувениров.

Г.П.: Работа в этом направлении в самом разгаре. Из моих семи месяцев работы здесь полгода ушло на то, чтобы найти и согласовать помещение для первого туристическо-информационного центра на железнодорожном вокзале. Многовато… Было очень много встреч, бумажной работы, писем, согласований… Это стало моим первым вызовом. С первого февраля подписан договор безвозмездной аренды, уже завезена мебель, все готово для работы. Можно было бы начинать, но сейчас есть новая задача – найти креативного и толкового человека, который будет руководить этим инфоцентром. Работа, на мой взгляд, очень интересная. Человек должен иметь опыт в торговле, понимать, какие товары будут ходовыми, закупать, складировать, выставлять, адаптировать линейку, выбирать часы работы в наиболее бойкое время. Нужно знать иностранные языки, быть гибким, постоянно отслеживать, какие товары идут лучше, а какие не пользуются спросом. Найти такого человека непросто, учитывая тот уровень зарплат, который сейчас в Нацагентстве. Но руководитель центра должен быть уверен в том, что на этом деле реально заработать, сделать коммерчески успешный проект. Я считаю, что уже один такой инфоцентр при его успешной работе в состоянии поднять зарплаты не только тех, кто будет им заниматься, но и всех сотрудников Нацагентства. Да еще и себе на развитие заработать.

Мы не ошиблись с местом для первого пробного центра. Вокзал – отличная локация с высокой проходимостью. Этот полноценный ТИЦ может стать образцом, который потом можно копировать и двигаться дальше, создавая такие центры не только в Минске (в столице их должно быть несколько, а не один и не два), и в других городах. В этих новых инфоцентрах будет предоставляться туристам не только информация, но и большой выбор сувенирной продукции. Вся эта продукция актуальна не только для иностранцев, но и для нас, белорусов. Когда мы куда-то летим, хотим привезти подарок из своей страны и покупаем что-то в последний момент на вокзале или в аэропорту. Инфоцентры решат проблему поиска сувенира, напоминающем о Беларуси.

Отдел сувениров в ГУМе, фото: Мария Бобова

KYKY: Создание таких коммерчески выгодных инфоцентров по всей стране – ваша идея?

Г.П.: Многие люди об этом думали и раньше. Но после прихода в Нацагентство я сразу озвучил эту идею, потому что как турист, который часто ездит по миру, я сам пользовался услугами таких центров. В Риге я был председателем Правления рижского бюро по развитию туризма. Там, в маленькой Риге, четыре таких инфоцентра, в Киеве – шестнадцать, в Казани, что меня поразило, в аэропорту ты не выйдешь из терминала, не пройдя через такой центр, наполненный разными информационными туристическими материалами: бери, что хочешь! У коллег из Нацагентсва была идея перевезти ТИЦ из гостиницы «Юбилейная» на вокзал. Я предложил наполнить его содержанием и торговлей. Не только для того, чтобы повысить свои внебюджетные доходы, но и потому, что такой сервис необходим туристам.

В туристической сфере зарплату платит не начальник, а турист. Он – ваш бог»

KYKY: Комментируя свой уход из Нацагентства, вы говорили, что пришли на этот пост, чтобы помочь белорусскому туризму. Какие главные проблемы отрасли? Что нужно кардинально менять?

Г.П.: Обсуждая эту тему, одни говорят, что у нас нет туристического продукта, другие утверждают, что у нас хромает сервис. На мой взгляд, у нас есть все: и сервис, и продукт. Вижу три основные проблемы в туристической области, которые нужно решать. Первая: транспортная доступность с точки зрения цены авиаперелета и в целом стоимость туруслуг. Вторая: продвижение, ориентированность на внешние рынки. Мы варимся в собственном соку. Это здорово, ведь это способствует консолидации, обсуждению проблем, развитию внутреннего туризма. Но многие наши разговоры о развитии этой сферы остаются здесь, не получают развитие. Давайте будем это экстраполировать на внешние рынки, развивать событийный туризм. Для этого нужно составлять план мероприятий на полгода-год вперед и понимать, людям из каких стран они будут интересны. И третья проблема – клиентоориентированность. Сотрудники туристических объектов, от рядовых служащих до директоров должны понимать, что зарплату им платит не начальник и не бухгалтерия, а турист. Он – ваш единственный царь и бог. Есть разное и в Европе, там часто есть недочеты в инфраструктуре. Но смысл гостеприимства в радушии. У белорусов часто нет культуры общения. Сказать «нет» можно по-разному, правда ведь? Нужно учиться говорить приятно, общаться с людьми.

Григорий Померанцев, фото: Vitaliy Nesenyuk

Улыбка – это мелочь, она ничего не стоит. Даже если ты не знаешь языка, пятьдесят процентов коммуникации – это body language, то есть язык тела, язык жестов. Говори, будь открыт! Да, наш сервис требует развития, но, по большому счету, у нас все есть. Чтобы это все начало нормально функционировать, нужно наполнять форму содержанием, учиться на практике. Турист сам подскажет, что ему нужно.

KYKY: А как насчет визового вопроса? Являются ли они серьезным препятствием для европейцев посещать Беларусь?

Г.П.: Да, я согласен с этим. Это отчасти относится к первой озвученной мной проблеме – транспортной доступности. Есть туристы, которые пройдут огонь, воду и медные трубы, чтобы сюда попасть, но таких очень мало. Но если говорить про массовый туризм, визовый вопрос для людей решающий. Сам процесс получения визы пугающий. Я всегда говорил, что на выездных семинарах в других странах должен участвовать консул, чтобы ответить иностранным туроператорам (журналистам) на все их вопросы. Консул должен был частью команды, которая представляет страну за рубежом.

Отдыхаешь в Беларуси? Что, трещину жизнь дала?

KYKY: Читатели TUT.by говорят, что никакого развития туризма у нас не будет, потому что у нас закрыта страна. Вы согласны с этим?

Г.П.: В корне неверное утверждение, абсолютно не согласен. Она уже не закрытая страна. У нас много санаториев, сейчас много гостиниц в Минске. То, что у нас мало туристов – относительный постулат. Смотря с чем сравнивать. Но туристы есть, будет еще больше, я в этом уверен. Жители Беларуси, до недавнего времени, включая и меня, полагали, что для того, чтобы отдохнуть, нужно обязательно куда-то ехать. Такие люди и сейчас есть, они просто не знают, что можно прекрасно отдохнуть у нас. Как это так, я никуда не поеду? Неудобно перед знакомыми, непрестижно… Спросят: что, трещину жизнь дала? Есть еще и такая мысль: посмотреть Беларусь я еще всегда успею. Ситуация, которая сложилась сейчас в Египте, Турции, Украине, некоторых европейских странах, вызывает опасения у белорусов и может благотворно сказаться на внутреннем туризме.

Снимок с фестиваля Дажынкi-2013. Фото: Александр Васюкович

Время пришло! Следующий летний сезон будет показательным, маховик начнет раскручиваться.

KYKY: Комментируя свой уход, вы сказали, что почувствовали, что не сможете изменить систему, она начинает менять вас…

Г.П.: Не совсем так. Мои слова журналисты вырвали из контекста. Речь идет не о системе, а о самокритичном подходе к собственной эффективности. В госструктуре это мой первый опыт работы. Но и в бизнес структурах есть действия, направленные на реализацию идей и задач, а есть рутинная бумажная внутренняя работа. И ты всегда подсознательно как руководитель должен оценивать баланс. Есть опасность иллюзии: когда ты в течение дня подписал много бумаг и идешь домой с чувством выполненного долга, а потом задаешь себе вопрос, а что ты, собственно, важного сделал? Эта бумажная работа неимоверно затягивает, может наступить потеря компетенции – ты теряешь понимание того, что эффективно, и твоя эффективность заключается в вовремя подписанной бумаге. У меня больше вопросов к себе, а не к системе. Я мог бы быть более эффективным, не находясь в статусе начальника. Да и сам этот статус исполняющего обязанности, связанный с моей ситуацией, когда есть бизнес и счета за границей… Люди все время спрашивают, когда же станешь начальником, и ты вынужден все время объясняться. Смотришь вперед и не понимаешь, как дальше быть.

Вопрос стоял ребром, нужно было определяться. Или отказываться от своей собственности за границей, от фирмы, которую я создавал, вкладывал деньги, или переходить в статус руководителя Нацагентства.

Юношеский задор – это здорово, но у меня есть семья и дети. К тому же, за полгода не пришло понимание того, как можно нарастить внебюджетные средства Нацагентства, не вступая в конкуренцию на рынке – всё же госорган должен сохранять нейтральность по отношению к турбизнесу, а ТИЦы (туристические информационные центры, занимающиеся продажей сувениров – прим. KYKY) только в процессе создания. Это был сложный выбор. И я решил, что хочу сохранить свою компанию.

KYKY: Неужели не было очевидно сразу, что Беларусь не позволит чиновнику иметь бизнес за границей?

Г.П.: Я не только знал, я говорил об этом перед тем, как стать исполняющим обязанности. Антикоррупционное законодательство – совершенно нормальная практика во всем мире. Возможно, я допустил ошибку в самом начале, не знал закона, что, конечно, не является оправданием. Мне компетентные коллеги сказали, что я не работаю в министерстве и поэтому не являюсь госслужащим, чиновником, поэтому все будет нормально. К тому же, пресса сработала очень быстро. Я еще не сказал «да», а журналисты уже все решили за меня и написали, что я согласился на пост, в то время как юридический вопрос не был мне еще до конца понятен. Когда мы все согласовали, я вновь поднял вопрос, связанный с моими счетами и бизнесом за границей. Мне сказали, что в статусе исполняющего обязанности это допустимо, и договор можно не подписывать, а работать можно хоть год. Я дал себе это время, которое могу не заботиться о финансовой стороне дела и заниматься развитием туристической сферы страны.

KYKY: Сначала вас пригласили на должность исполняющего обязанности начальника Нацагентства, не сказав всей правды, а затем выставили требование закрыть счета за границей, явно понимая, что вы на это не пойдете. Вы не видите в этом противоречия?

Г.П.: Я бы оставил этот вопрос без комментариев.

Terra Incognita in the Heart of Europe. Самоирония и пуп земли

KYKY: Вы планировали развивать промышленный туризм…

Г.П.: Эта тема, как мне казалось, на поверхности, востребована и интересна. Но пришлось ее озвучить и начать продвигать. Руководства многих предприятий активно сейчас заняты развитием туризма на своих производствах. Предприятия, которые развивают это направление: ОАО «Лидское пиво», кондитерские фабрики «Слодыч» и «Коммунарка», пивзавод «Аливария». Последний замечательно рассказывает про графа Чапского. Промышленный туризм способствует созданию и продвижению региональных брендов. Чапский – мэр Минска, градоначальник, интересная личность, образец для подражания для многих чиновников, ожившая история: ведь люди живут и не знаю, что было в городе сто лет назад.

Граффити-портрет графа Чапского на ул. Октябрьская. Фото: Анастасия Рогатко

Это еще и событийный туризм, ведь день графа Чапского – событие. И бренд пива получает дивиденды. Это абсолютно беспроигрышный вариант, который нужно поддерживать. Почему раньше не все бренды отзывались на предложение развивать производственный туризм? Потому что существует стереотип, что эта деятельность предполагает обязательное посещение цехов экскурсиями и делегациями, которые мешают работать. Нужно понимать, что экскурсионная программа на производстве может быть построена таким образом, что в цеха вообще не нужно будет приходить. Может, на каком-то одном отрезке за стеклом показать процесс, а все остальное – дело креатива. На каждом производстве есть музей, который можно адаптировать для туристов. Это совместная работа заводов и креативных сотрудников туроператоров, которые имеют опыт того, как это делается в других странах. Для накопления такого опыта мы провели выездной семинар с посещением восьми производств в Польше и Германии. Завод Volkswagen, стекольная компания, пивоваренный завод... Они давно реализовали и успешно развивают производственный туризм. Почему для Беларуси это направление особенно актуально? У нас нет общепринятой экзотики: горы и теплое море, но у нас в отличие от многих стран сохранены уникальные предприятия. К тому же, это выгодно и самим предприятиям. Брендинг, маркетинг – все это спряжено с узнаваемостью продукта. Тебе даже не нужно никуда ехать, люди придут сами! Они увидят, как производится продукт, восхитятся процессом и станут поклонниками бренда. После того, как я попал на завод Heineken и увидел, как производится и разливается пиво этой марки, я на всю жизнь стал фанатом этого бренда, просто потому, что увидел, как в цеху 19 века работает современная хайтековая линейка, тебя незаметно фотографируют автоматические фотокамеры, а потом ты по почте можешь получить уникальные фотографии, напоминания про эту экскурсию. Тебя таким образом вовлекают в свою «религию».

KYKY: Что из задуманного вы не успели довести до логичного завершения?

Г.П.: Одна из основных статей расходов из госфинансирования для маркетинговых нужд Нацагентства – зарубежные туристические выставки со стендами в ключевых странах, откуда мы ожидаем туристов. Это выставки в России, Украине, Литве, Латвии, Польше, Германии, Англии, Азербайджане, Казахстане и Израиле. Как перспективный рынок мы включили Китай. Когда я пришел сюда, задался вопросом: а как стенды, на которые мы тратим приличные средства, должны выглядеть? Ты тратишь деньги на застройку стенда, который пропадет через три-четыре дня проведения турвыставки, на аренду площади, а еще нужно потратить деньги на перелёт, проживание в другой стране и так далее. Летом у нас не было времени провести дебаты на тему, каким должен быть туристический бренд Беларуси. У меня был такой план, но не получилось. Василек – это рабочий логотип, в нем есть концепт, но хочется посмотреть какие-то другие варианты, привлечь людей для создания туристического бренда страны, это же такая хорошая тема! Но на это нужно время. Эту тему стоит начать развивать.

У нас намечалась выставка в Лондоне WTM-2015 и коллеги показали, что будут оформлять стенды так же, как это было в прошлом году… Я спросил: вам это нравится? Соломенные шляпы и все остальное.

Конечно, можно было и с этим поехать. Времени мало, денег на новое оформление нет. Что делать? Я обратился в агентство SATIO, сказал: ребята, наверняка, у вас есть креативные партнёры, которые не могут спать по ночам, потому что у них есть классные идеи, а они не знают где их реализовать. Сказал честно, что у нас денег нет, может, мы как-то сможем посотрудничать иначе. Они обратились к дизайнеру Александру Демидюку из Бреста. И он буквально за неделю разработал новый дизайн, а я предложил концепт Terra Incognita in the Heart of Europe.

Стенд Беларуси в Лондоне на WTM-2015, фото: Евгений Апанасевич

Когда я работал в airBaltic, мы позиционировали хаб, базовый аэропорт Риги как центральную, выгодную точку в Центре Европы. Все пути идут через тебя. Этакий «пуп земли». Это фишка для Беларуси характерна даже в большей степени. Если мы не можем выделить что-то одно: агротуризм или деловой туризм, давайте делать упор на наше географическое месторасположение. Знают ли те же европейцы, где находится Беларусь? Нет. В европейских языках почти не употребляется слово «Беларусь», это часто какая-то «Руссия» (Baltarusija, Weißrussland, Wit-Rusland и так далее). Для европейцев все страны, которые были в составе Советского союза, – единое целое за железным занавесом. Я как-то столкнулся с мнением, что Рига находится возле Урала… После распада СССР позиционирование стран начиналось с карты. На выставках, на всех встречах нам нужно показывать, что мы – в центре Европы. Эта тема может быть долгоиграющей. И нужно дальше это развивать. В слогане Terra Incognita in the Heart of Europe есть некий вызов, легкая самоирония. Мол, вы про нас не знаете, но мы в центре. Если ты на западном рынке будешь говорить: мы самые-самые, люди будут относиться скептически. В европейцах есть дух Марко Поло: как же это так, я везде были, а в Беларуси – нет? Нужно побывать!

«Я не ожидал такого внимания прессы к моему уходу»

KYKY: Читатели СМИ, комментируя новость о вашем уходе, обсуждают в основном не вопросы туризма в стране, а вашу зарплату. Вас это не расстраивает?

Г.П.: Безусловно, расстраивает. Может быть, нужно было этот аспект опустить?.. Я, честно говоря, не ожидал такого внимания прессы к моему уходу. Многие люди покидают свои посты, что тут особенного?.. Возможно, я не совсем был готов к выверенной формулировке причин своего ухода для общественного доступа. Но шило в мешке не утаишь. Конечно, я бы хотел, чтобы очередной всплеск внимания к этой теме был посвящен перспективам развития туризма. И – обязательно! – в позитивном ключе. Многие знакомые и друзья, узнав о моем решении, писали: «Очень жаль!» Не стоит печалиться и переживать. Я не собираюсь уходить из сферы, я буду рядом, так или иначе продолжу этим заниматься, как делал это на протяжении пятнадцати лет, когда не работал в Беларуси.

Меня замучили вопросами: почему ты не перевезешь семью в Ригу или в Америку, где уже двадцать лет живет мама, когда же вы наконец уедете? А зачем?

Ментально я никогда не уезжал из Беларуси. Я международник по сути, окончил инъяз и всегда мечтал увидеть мир, быть связующим звеном между многими странами. Мир – это многокомнатная квартира, где каждая из них выполнена в своем стиле. Ты ходишь из одной в другую, и тебе везде хорошо, ты восторгаешься не разностью людей, а их общностью.

KYKY: Как собираетесь быть рядом и продвигать туризм в Беларуси?

Г.П.: Вернусь к своей латвийской компании, к вопросам консалтинга. В Беларуси я наработал очень много контактов, узнал о большом количестве интересных стартапов и с ними хотел бы продолжить сотрудничество. Делать можно то же самое, что на протяжении последних семи месяцев, только в другом качестве.

KYKY: Давайте завершим нашу беседу на приятной ноте. Расскажите про ваши любимые места в Минске.

Г.П.: Я люблю парк Победы, Комсомольское озеро, гуляю там часто, живу недалеко. Вообще, это направление в сторону аквапарка мне очень нравится, приятно ездить на машине в ту сторону. Люблю Ботанический сад. Я поучаствовал в Сырном фестивале, который там прошел этим летом, и увидел Ботанический сад совершенно иначе: он и так хорош, но он академичный, а во время фестиваля он наполнился жизнью, ожил.

Григорий Померанцев на сырном фестивале, фото: Relax.by

На улице Карла Маркса много хороших заведений: «Грюнвальд», пироговая Stolle, News cafe… У меня много мест, которые я до сих пор люблю, из прошлой жизни. Район площади Победы, где я учился пять лет в инъязе, парк Горького – с этими местами связано много приятных воспоминаний. Для меня стал открытием совсем недавно Лошицкий парк и усадьба. Первая реакция: стыд, что не знал об этом! Как? Ты же в туризме, ты что? Я родом из Новосибирска, приехал в Минск в одиннадцать лет, и мне показалось, что эти города очень похожи. Сейчас уже в меньшей степени, они по-разному развивались. Минск – полноценный город, в нем есть все. В Риге, например, нет метро, а в Минске – все виды транспорта. Культурная жизнь, рестораны, заведения – все что хочешь, на любой вкус! Минск так меняется, прямо на глазах. Это здорово…

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter
По теме

Как будет выглядеть ваш пост в Facebook в 2020 году

Герои • Ирина Михно
Курс доллара перевалил за 22 000 рублей, вот-вот появится запрет на расшар музыки «Вконтакте», контролеров Минсктранс оснащают видеорегистраторами. Такие новости встречают белоруса, который заходит в соцсети в январе 2016 года. KYKY попросил видных блогеров представить, как будет выглядеть их статус через четыре года.
Популярное