Почему приём детей в школу с 5 лет – это катастрофа для общества

Жизнь • Анна Грановская
Вы знаете о том, что сейчас идет общественное обсуждение нового Кодекса об образовании в Беларуси, который, в частности, предусматривает прием в школы детей с пяти лет? Учитель начальных классов Анна Грановская, автор нестандартных пособий для детей и главред «Полосатой газеты», рассказывает, почему такая инициатива калечит детей. Тем временем, новый Кодекс будет принят уже к 30 июля 2017 года.

Прежде чем меня забросают помидорами, я сделаю несколько оговорок. Во-первых, готовые физически и интеллектуально к школе шестилетки есть. Они учатся успешно, и всем довольны. Но! Таких детей очень мало. По мнению педагогов и врачей – около 5-10%. Не приводите в пример зарубежные школы, в которые дети идут с четырех лет: их программа – это программа наших детских садов. Поэтому я как человек, знающий физиологию и гигиену детского возраста, как детский психолог и как практикующий учитель начальных классов хотела бы вкратце, избегая наукообразных слов, объяснить исторические причины появления обучения шестилеток и высказать своё мнение, почему приём детей в школу с пяти лет – катастрофа для нашего общества.

История вопроса: гипотеза об успешном обучении шестилеток

Современный ребёнок в 10 лет может выглядеть, как 13-летний подросток: тело приобретает очертания взрослого человека, но по интеллектуальному развитию, по социальной зрелости – готовности жить в обществе, 10-летний ребёнок так и останется 10-летним. В ряде случаев будет вести себя, как 8-летний ребёнок. Всё очень индивидуально. Раннее созревание – это акселерация, и она прослеживается не у одного поколения людей.

Так вот, процесс акселерации когда-то подтолкнул советских учёных к предположению, что раннее физическое созревание может идти рядом с ранней интеллектуальной зрелостью. Гипотеза была такова: возможно успешное обучение детей в школе с более раннего возраста, то есть с шести лет.

Именно эту гипотезу прорабатывали физиологи, педагоги, психологи, врачи, были задействованы научные коллективы различных исследовательских институтов. Предполагали, спорили, строили систему, позволяющую успешно обучать детвору с шести лет.

Результатом обязательных рекомендаций для обучения шестилеток стали несколько важнейших условий:

1. Создание «домашней обстановки»: возможность постоянно играть, двигаться, наличие детской спальни, игровых площадок. Поэтому создание первых классов в детских садах – самое подходящее решение.

Фото: Oscar van Alphen

2. Обучение – только в игре. Специальные учебные пособия, позволяющие неокрепшей детской руке не уставать. Специальная мебель, позволяющая сохранять здоровье детей. Специальное продуманное питание.

3. Учителя для шестилеток – знающие особенности шестилетних детей, стимулирующие двигательную активность малышей.

4. Состояние здоровья ребёнка: принимались только здоровые малыши.

Ум ребёнка находится на «кончиках его пальцев», поэтому все задания были рассчитаны на то, чтобы дети как можно больше лепили, рисовали, клеили, перебирали конструктор. Даже игра с машинками и пеленание кукол приветствовались и поощрялись. Ибо моторика рук связана с развитием коры головного мозга. Учителей, прошедших специальную подготовку для работы с шестилетками, не могло раздражать желание детей играть, потому что вся программа была выстроена с учётом данной потребности.

Почему игра результативней, чем учеба

В жизни каждого человека есть особые периоды в развитии, когда определяется, какой вид деятельности будет для него естественен и продуктивен. Это называется ведущий вид деятельности. Так вот, для детей ведущий вид деятельности – игровой. А следующий вид деятельности, который должен стать ведущим, совсем «не родной, не встроенный в психику» – учебный. Это как потребность утолить голод – естественное поведение, а вот потерпеть и не есть что попало с земли – приобретенное, воспитанное обществом.

Поэтому, чтобы перейти к «неестественному» виду деятельности – учебному – нужен переходный период, который так и называется «учебно-игровой». То есть вроде и учимся, но играя. Со временем в процесс образования будут вовлекаться и трудовое воспитание, и физическое, и половое, и семейное – всё будет, но когда ведущим видом деятельности станет учёба. Замечу также, что порой ребёнок может быть умница-разумница, а его тело – тело обычного малыша, который быстро устаёт. Физиологию не обманешь. Как не заставить вырасти зуб раньше времени. Я подчеркну, что все эти исследования и рекомендации по обучению шестилеток были получены ещё в конце 80-х годов путём серьёзных исследований и наблюдений.

Что же стало итогом этого педагогического эксперимента?

В большинстве своём дети справились с интеллектуальной задачей: все были обучены чтению, письму, математике. А вот статистика по здоровью оказалась не радужной: увеличение количества искривлений позвоночника, прогрессирование близорукости, неврозы, увеличилась частота простудных заболеваний, появились урологические проблемы.

Но поскольку эксперимент был педагогический, напротив эксперимента была поставлена галочка «успешно внедрённого», но, во избежание проблем с общественностью, в Закон об образовании внесли строку про то, что детей принимают в школу с шести лет, но по решению родителей (законных представителей ребёнка) можно также и с семи лет. То есть вы родители, вы и решайте. И вроде всё верно. А если родитель сомневается, то всегда можно обратиться за советом к воспитателям и к психологам.

А теперь следите за руками: на протяжении десяти лет мне пишут и звонят родители, которые не хотят вести своих детей в школу с 6 лет. Но их обязывают забирать документы из сада.

Аргументируя это тем, что в саду нет групп для семилеток (или давят на то, что «все пойдут в школу, а ваш ребёнок что ли хуже всех?»). Но ведь по Закону об образовании родители определяют, когда идти в школу.

По Семейному праву также – приоритет у родителей (выбор методов и форм воспитания и образования), но из разрешительного возраста обучение с шести лет было сделано обязательным. Почему же так произошло? На мой взгляд, самый простой и честный ответ – это низкая материально-техническая база дошкольного образования. Попросту говоря: у нас нехватка детских садов, отсутствие квалифицированных педагогических кадров, знающих и могущих вести в садах группы семилеток. Сейчас в садах остались единицы квалифицированных сотрудников, основная задача за такую зарплату – быть «пастухами», смотреть, чтобы дети были живы и целы.

Что же получается? Научные данные официально зафиксированы, но по факту родителей всеми силами вынуждают не оставлять несчастного шестилетку в группе малышей в саду, где он будет деградировать. Под таким психологическим прессингом многие забирают документы детей из сада и несут в школу.

А теперь давайте соберём мозаику воедино:

Во-первых. Учителей, знакомых с особенностями обучения шестилеток, остались считанные единицы. Более того, такие циничные меры как сокращение отпуска учителям и воспитателям, у которых происходит самое большое эмоциональное выгорание за год, низкие зарплаты и рабочие субботы с принудительными мероприятиями, привели к тому, что у нас некому обучать шестилеток, как должно. Уничтожены специальные учебные пособия, созданные ещё в те времена и апробированные под руководством специалистов, все первые классы переведены в помещения школ. Нет специальной мебели, нет специального продуманного питания, даже отдыха от звонков для старшей школы – тоже нет.

Во-вторых. Министерство образования заявляет, что разрешение обучать детей с пяти лет позволит сократить бюрократическую проволочку, когда родители пятилеток вынуждены были обращаться в само министерство за разрешением. Простите, но я не верю. Да, есть дети-вундеркинды. Но сколько таких ребят вы знаете? Вы слышите о массовой гениальности детей? Волна вундеркиндов? Нет.

Компетентно решить судьбу малыша-звёздочки в индивидуальном порядке для Министерства – под силу. Чем им ещё заниматься, если не участвовать в жизни будущего Эйнштейна?

В-третьих. Даже изменения в Кодексе, который сейчас вынесен на общественное обсуждение, обнаружить трудно. Они не подготовлены так, чтобы любой родитель мог открыть документ и увидеть, где новое, а где старое – нет выделения другим шрифтом, цветом. На днях меня пригласили высказаться на ток-шоу Егора Хрусталёва по проблеме нового Кодекса об образовании. Я пришла, чтобы донести до чиновников мысль: несмотря на то, что обсуждение вроде как публичное, предполагается, что любой простой смертный родитель, у которого нет юридического образования, может прочитать 400 страниц Законов и Положений в старой редакции, а потом – столько же страниц в новой редакции, сличить их и высказать своё мнение, с чем не согласен и почему.

Мне кажется, это абсурд. Я получила резкий ответ чиновников: «Ну, если уж вы прочитали, то другие тоже смогут».

Но так быть не должно. Мы имеем дело не с ошибками в штамповке гаек. В наше время плохой экологии и сидячего образа жизни, перегрузки учебных программ, единственно правильными и разумными изменениями должно стать внедрение педтехнологий, сберегающих здоровье. Чтобы молодые люди выходили из школ умными и здоровыми, а не «хрониками».

Вместо вывода

Уважаемое Министерство и иже с ним, ваши новшества: пятилетки, отказ в праве родителям быть в курсе программ, новые скороспелки-учебники и сокращение групп для семилетних детей – это вредительство и некомпетентность. Такие решения даже предлагать нельзя, потому что они непрофессиональны, они вредны для детей, которые через 15-20 лет сменят нас. И это будет поколение сломанных судеб». Я – против.

Сегодня первые классы изгнаны в школьные стены. Где нет специальной мебели. Нет специальных апробированных учебников. Растерян золотой запас квалифицированных педагогов и падает престиж профессии педагога (низкая зарплата, шестой рабочий день). Но если молчать об этой проблеме, то все мы автоматически становимся по ту сторону баррикад против детства и здоровья наших детей.

Автор текста, Анна Грановская, является главным редактором «Полосатой газеты»

Лайфхак: как правильно использовать возмущение беларусов действиями милиции

Жизнь • редакция KYKY
Блогер Антон Мотолько задал у себя в Facebook людям вопрос «что делать дальше, после Дня Воли?» и получил около 200 предложений – часть из них и правда дельные. KYKY систематизировал конструктивные идеи в список. Чтобы мы все могли не депрессовать, а совершать конкретные действия.