«Один клиент уже направил документы для запуска криптообменника». Приманил ли Декрет о ПВТ иностранного инвестора

Деньги • Ирина Михно
28 февраля в Беларуси официально вступил в силу Декрет №8, о котором писали многие мировые СМИ, и которому так радовались резиденты местного ПВТ. Спустя полтора месяца жизни в новой цифровой законодательной реальности мы решили узнать у юристов, как приживается документ и вызывает ли он ажиотаж среди иностранных предпринимателей. Оказалось, инвесторы едут почти из всех стран мира, но ПВТ пока не готов принять их всех.

Почему не нужно бояться Декрета и угрозы пиратской гавани для иностранцев

KYKY: Почему вопрос обращения криптовалют заботит МВФ, а некоторые опасаются угрозы отмывания денег и чуть ли не финансирования террористической деятельности?

Специалист адвокатского бюро Revera Елена Мурашко: Вопрос использования криптовалют в преступных целях – это вопрос сродни аналогу использования в преступных целях холодного оружия или любого средства, которое может причинить вред. Абсолютно любой вещью, а тем более технологией, можно навредить. Криптовалюта построена на блокчейне. А блокчейны разные бывают. Смысл системы блокчейн – в анонимности адресатов транзакций при «невыпиливании», невозможности изменить саму транзакцию. Любой человек может зайти на сайт, вбить номер кошелька и увидеть, какие транзакции совершались. Но нельзя увидеть, кто за этим кошельком стоит. Вот эта одновременно прозрачность и анонимность и является угрозой. Завтра может появиться вопрос к тем, кто эти кошельки заводил: а проверили ли они, кто стоит за кошельком, что это за лицо, откуда у него взялись деньги, чтобы купить эту криптовалюту?

Однако всё развивается так, что завтра эта анонимность будет сильно отрегулирована. Вся регуляторика сейчас строится таким образом, чтобы деанонимизировать эту историю, приведя её в прозрачное состояние и сняв эти риски. И Беларусь здесь никуда не выбивается. Все внутренние стандарты и правила, которые делает Нацбанк и администрация ПВТ, соответствуют международным стандартам – Беларусь дорожит своей репутацией. Криптовалютной предпринимательской деятельностью разрешено заниматься только резидентам ПВТ, сейчас это 237 компаний. А что такое 237 компаний? Каждую можно «просветить» вдоль и поперёк и проконтролировать.

KYKY: У Беларуси получится стать электронной Швейцарией?

Е. М.: Да, мы хотим стать Швейцарией или Японией, или Израилем. По нашему опыту Декретом интересуются, в принципе, все: китайцы, корейцы, американцы, европейцы, россияне. Интерес разный. Нельзя просто в одну линейку ставить ICO, криптоплатформу и майнинг – это три совершенно разные истории, с тремя совершенно разными бизнес-моделями и требованиями. А чем Беларусь хороша – она сделала попытку комплексно урегулировать эти вещи. Не взяла отрывками, а подошла к этому комплексно. К нам уже обращались из Европы, США, из России, из Китая, из Кореи, из Израиля.

Декрет – это революционный документ, но при правильной имплементации, что крайне важно. Действительно, всегда есть риск какие-то хорошие начинания испортить нехорошим применением. Но я вижу, что сейчас достаточно много делается, чтобы это не загубить, чтобы не только сам документ был хорошим, но чтобы он и применялся правильно. Эксперты прилагают к этому усилия. Поэтому пока у меня сдержанно оптимистичное настроение, что так нехарактерно для нашей страны. 

Как будут «отбирать» фейковых и нелегальных инвесторов

KYKY: Как проходит процесс регистрации иностранных компаний? 

Специалист адвокатского бюро «Власова, Михель и Партнеры» Алексей Филонов: Процесс регистрации компании довольно простой. Она происходит в тот же день, когда ты предоставляешь необходимый пакет документов в регистрирующий орган. Если принимать во внимание все необходимые подготовительные действия и «пострегистрационные», например, получение печати, открытие счетов в банке и т.п., – в среднем можно уложиться в неделю. А потом уже начинается более сложный этап: компании необходимо вступить в Парк высоких технологий, стать его резидентом. Этот процесс более длительный, и основу его составляет бизнес-проект заявителя, который он планирует реализовать. Непонятно, насколько длительный процесс вступления будет сейчас – с учётом нового Декрета и наличием возможности вступать с видами деятельности, связанными с токенами.

KYKY: Есть подводные камни в этом процессе для иностранцев, которые хотят попасть в местный ПВТ? 

Специалист адвокатского бюро «Власова, Михель и Партнеры» Александр Веремеев: В основном это касается вопросов составления бизнес-проекта резидента ПВТ – например, чтобы создать криптобиржу или криптообменник, необходимо стать резидентом ПВТ, так как осуществление таких видов деятельности вне рамок ПВТ запрещено. Соответственно, требуемых для отражения в бизнес-проекте текущих финансовых результатов, коэффициентов платежеспособности, достижений компании и т.п. не может быть до вступления в ПВТ и начала такой деятельности (или они будут нулевые/убыточные). В этом контексте немного надо скорректировать закон. Надеемся на упрощение этих требований хотя бы на практике.

Горизонт планирования результатов бизнес-проекта – 3-5 лет. Но бизнес с токенами – это абсолютно новый вид деятельности для всего мира, поэтому такие «советские» пятилетки – как пальцем в небо. Нужно менять подходы.

KYKY: Есть риск того, это будет какой-то эксклюзивный вид деятельности, разрешенный только избранным?

А. Ф.: Думаю, это из-за того, что криптобизнес – рискованная вещь. Может быть, поначалу поток и часть криптобирж действительно ограничат. Во-первых, потому что технология ещё не до конца отточена, во-вторых, очень много мошенничеств, взломов. Недавно статистику читал: при проведении ICO 10% проектов взламывались из-за брешей в безопасности – средства просто выводились. Очень многие ICO изначально мошеннические. Создатели просто исчезают, поэтому здесь действительно очень важно проводить хороший отсев. 

А. В.:  Да, бывают фейковые проекты, в которых все описывается очень красиво: «У нас будет большой бизнес, завоюем другую планету или сделаем какой-то ультрасовременный прибор, которого нет в мире». Собирают под это деньги, а потом просто исчезают. Рисков много, и с ними нужно будет работать и контролировать, в том числе ПВТ. Актуален и вопрос отмывания денег, полученных преступным путем через криптовалюты.

А. Ф.: Чтобы подстраховаться от легализации и отмывания, надо чётко идентифицировать всех участников транзакций. Сейчас это мировой тренд – стандарты ужесточаются: если раньше можно было более-менее анонимно «перегонять деньги», то сейчас очень чётко идентифицируют и владельцев счёта, и бенефициаров.

KYKY: Майнингом криптовалют смогут заниматься физические лица – нужно ли будет регистрироваться в технопарке этим гражданам?

А. В.: Нет, физическому лицу не нужно. Даже как ИП не нужно регистрироваться, ведь майнинг исключен Декретом из понятия предпринимательской деятельности. Грубо говоря, вы можете у себя дома или в гараже заставить всё компьютерами и заниматься майнингом. Полученный вами доход, в том числе, когда вы обменяете добытые токены на беларуские рубли в ближайшем криптообменнике, не подлежит налогообложению до 2023 года.

KYKY: К вам обращались физлица по вопросам майнинга?

А. В.: Такие запросы были. Здесь важно понимать, что если масштабы вашей «майнинг-фермы» выросли до такого размера, что вы вынуждены нанимать работников, которые помогают вам следить за оборудованием, то это уже предпринимательская деятельность и нужно рассматривать регистрацию ИП или ООО и вступать в ПВТ. На встречи, как правило, приезжают уже довольно состоятельные бизнесмены, которые на каком-то этапе вошли в бизнес, связанный с майнингом, и у них уже есть свои компании в разных регионах планеты. Порой у них тысячи аппаратов по всему миру. Но с учётом того, что, как правило, регулирование подобной деятельности в их странах отсутствует, то максимум, на что они могут рассчитывать, это что государство будет лояльно к этому относиться и не трогать их, т.е. в этих странах они ведут свою деятельность, как на пороховой бочке, потому что завтра это могут запретить. Узнав, что в Беларуси такая деятельность законна и условия ее осуществления экстремально льготные, они начинают интересоваться, как перенести бизнес, как стать резидентом ПВТ. Они понимают, что если их бизнес будет действовать в рамках закона, то это огромное преимущество перед их конкурентами и гарантия стабильности и светлого будущего у такого бизнеса.

Ажиотаж вокруг Декрета: какие иностранцы хотят войти в беларуский ПВТ

KYKY: Когда иностранный инвестор заметил Декрет №8?

Александр Веремеев: Мы заметили ажиотаж буквально на следующий день. Все понимают, что хоть Декрет и установил привлекательные базовые принципы ведения подобного бизнеса, но этого регулирования недостаточно для государства. Если же говорить о классическом ИТ-бизнесе, нужно отметить, что иностранные инвесторы и раньше активно интересовались преференциями ПВТ и открывали в нашей стране центры разработок своих материнских компаний. Новый Декрет будет только дополнительным мотивирующим фактором для них, чтобы окончательно решить, что беларуская компания им нужна. А снятие барьеров для продуктовых ИТ-компаний и вовсе может повлиять на то, чтобы крупные ИТ-гиганты перенесли в Беларусь часть своего основного бизнеса, не ограничиваясь наличием только центра разработки.

KYKY: Из каких стран прослеживается заинтересованность после публикации Декрета?

А.В.: География очень разнообразна, сложно даже выделить конкретные страны: от подозрительных no name-запросов из арабских стран до серьезных инвесторов из западных стран – например, Великобритании. Интересуются ПВТ и инвесторы из ближайшего зарубежья. Речь про Украину и Россию, жители которой порой страдают от ограничений властей в цифровой сфере. Как шутят в интернете, Беларусь может даже стать центром цифрового туризма: принимать из Украины гостей, которые забыли, что такое чатиться в заблокированном у них «ВКонтакте», и граждан России – чтобы они обменивались их любимыми стикерами в заблокированном у них «Телеграме». Выделить явного лидера среди стран по запросам нельзя, все достаточно равномерно. Быть может, чуть больше виден интерес из стран СНГ, до которых информация о Декрете дошла быстрее, чем до остальных.

KYKY: Что способствует ажиотажу? Низкие налоги для резидентов ПВТ?

А.В.: Декрет устраняет барьеры, которые могли служить препятствием к этому раньше и приводили к тому, что большинство сделок проходило за пределами нашей страны. Например, специально создавалась кипрская компания, на которую переводились все активы, и уже в нее инвестор вкладывал деньги, применяя общепризнанные инструменты для сохранности инвестиций. В итоге инвестиции проходили «мимо» нашей страны.

С появлением Декрета у инвестора есть все основные правовые инструменты, которые помогут ему обеспечить безопасность своих вложений в беларускую компанию.

Это конвертируемый заем, безотзывная доверенность, соглашения о непереманивании и неконкуренции и так далее.

KYKY: Вы сказали, что уже поступают запросы. Как это происходит?

А.В.: Я бы выделил три этапа «ознакомления» с новым Декретом. В первую очередь клиенты обращаются за пояснениями по самому тексту Декрета: иностранцы хотят получить дополнительную информацию или уточнить, что означает то или иное положение Декрета, как это будет работать на практике. Второй этап – создание беларуской компании, которая в будущем станет резидентом ПВТ. Третий этап – подготовка бизнес-проекта и тесная работа с отделом регистрации ПВТ вплоть до момента официального рассмотрения документов претендента.

KYKY: Кто-то из инвесторов уже дошел до третьего этапа?

А.В.: ИТ-компании активно направляют бизнес-проекты в ПВТ, в том числе и по новым видам деятельности. Если говорить о деятельности с токенами, то такие компании тоже есть. Один из наших клиентов уже направил документы для начала деятельности криптообменника, однако они пока не проходят на рассмотрение из-за отсутствия конкретных «правил игры» для подобных резидентов ПВТ. Надеюсь, что все необходимые правила будут согласованы и приняты в ближайшие пару месяцев. Что в них будет – сказать сложно. Возможно, их пропишут в непривлекательном для многих инвесторов варианте, но мы надеемся, что все будет сделано в соответствии с духом Декрета.

KYKY: Есть ли желание у иностранных стартапов закрепиться за минским ПВТ?

А.В.: Я бы не сказал, что условный стартапер-американец начал мечтать открыть бизнес не в США, а в беларуском ПВТ. Это скорее возможность для наших местных ребят, в том числе для тех, кто хочет привлечь иностранные инвестиции в свой стартап. Беларусь и ПВТ ждет новых иностранных инвесторов, желающих перенести цифровую часть своего бизнеса в Беларусь или открыть здесь свой центр исследования и разработки. Посмотрим, что в итоге получится.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Как выйти на ICO и из какой страны выгоднее вести криптобизнес. Опыт голландца Мартайна Хогевена

Деньги • Саша Романова
Мартайн Хогевен из Амстердама в нулевые создал необычный бизнес – голландскую компанию Icecat, которая занимается техническими описаниями продуктов на разных языках. За эти описания платят вендоры вроде Sony и Philips, а также крупные порталы типа Яндекса. Среди клиентов компании – около 265 беларуских интернет-магазинов. Недавно Icecat вышел на ICO и заявил о выпуске криптовалюты Icury. Разбираемся, зачем это надо, и почему голландец в момент ощутимого падения рынка занимается криптовалютами.
Популярное