«Если вы решили, что суммами возмещения «ущерба» дело закончится, то вы наивны». Обвинения по делу БелТА глазами участников процесса

Боль • редакция KYKY
«все деньги, на которые государство ограбит журналистов и их семьи, не компенсируют государству и малой доли затрат на ведение этого кафкианского процесса». Журналистам и редакторам, которых обвиняют по Делу БелТА, на прошлой неделе начали выдвигать обвинения. KYKY восстанавливает хронику происходящего и собирает мнения самих обвиняемых и их коллег.

Август. Обыски

Если вы уже и не помните, с чего всё начиналось, поясняем. 7 августа нескольких журналистов и редакторов независимых изданий (в основном TUT.by и «Белапан») задержали. Им вменяли то, что те пользовались платной подпиской БелТА, не платя за неё. В офисы и дома журналистов приходили масштабные обыски – наблюдательные люди замечали, что в офис TUT.by приехало столько специалистов, что автопарк ОМОНа и СК, скорее всего, сильно опустел. Вот список всех задержанных: главред TUT.BY Марина Золотова, редакторы Анна Калтыгина, Галина Уласик и Анна Ермаченок, главред БелаПАН Ирина Левшина и международный обозреватель Татьяна Коровенкова, собкор Deutche Welle Павлюк Быковский и редактор интернет-сайта газеты «Белорусы и рынок» Алексей Жуков.

 

Медиасферу словно парализовало: дело беспрецедентно, а потому никто не знал, чем оно может закончиться. Журналисты и редакторы провели несколько суток в СИЗО, там их допрашивали. Потом всех отпустили, и гражданское общество достаточно преждевременно обрадовалось. Почему преждевременно? Потому что суды еще впереди, а всё это время с августа по начало ноября подозреваемых и их коллег по нескольку раз вызывали на допросы. 

Сентябрь. Вербовка

В конце сентября журналист TUT.by Дмитрий Бобрик признался, что его вербовали: «Именно в здании СК, где меня продержали до позднего вечера, я позволил себе проявить слабость, струсить. Здесь в адрес поступали прямые угрозы — в мой адрес, и в адрес моих родных и близких. Сначала мне пообещали раскрыть детали личной жизни, если откажусь от сотрудничества. А закончилось угрозами в адрес родных, которые могут пострадать. Здесь меня затрясло, мне угрожали самым важным в жизни. Я написал бумагу о сотрудничестве. Еще сидя в СК понял, что не стану этого делать – сотрудничать. Не смогу после этого смотреть на себя в зеркало.

После того как стало понятно, что получить от меня какую-либо информацию не получится, меня сразу же перевели в новый статус — подозреваемый. После этого давление усилилось. Мне противно от того, что мне не хватило мужества, сидя в СК, отказаться от сотрудничества. Немного успокаивает лишь то, что хватило сил по факту не делать этого. Мне пришлось многое выдержать. Но не знаю, какие испытания меня ожидают впереди, и не знаю, хватит ли мне сил все это выдержать, но молчать об этом я уже не могу. Боюсь, что дальше будет оказываться давление на моих родных, близких, друзей».

Марина Золотова после этого написала: «7 августа в моей жизни и в жизни моих коллег изменилось многое. Учимся жить, работать и общаться в новом статусе – статусе подозреваемых. А сейчас вдруг неожиданно добавляется статус «завербованных». Потому что если ты не признался, что завербован, значит, ты завербован. Совершенно точно могу сказать: лично меня никто не вербовал. И не пытался, кстати. То же говорят и все мои коллеги в редакции. Дима выступил. Он все сделал правильно».

Позже был еще один пост с разбором обвинений, вкратце он вот: «Вообще, конечно, неправильно участникам процесса комментировать вот-это-вот-все, когда следствие не закончено и когда не предъявлены обвинения. Но сегодня в Женеве представитель СК заявила, что фигуранты «дела БелТА» «привлечены к уголовной ответственности», а само дело назвала «банальным хакерством». А вечером СК «расширил» и «дополнил». <…>

Ни одна новость БелТА за «расследуемый период» не появилась на TUT.BY раньше, чем в открытом доступе. На TUT.BY не была опубликована ни одна новость БелТА, доступная только по подписке. Что касается «чтения по чужому паролю», то, насколько я понимаю, у каждого фигуранта здесь своя ситуация и комментировать ее (в отношении себя) имеют право только они сами, если посчитают нужным. Пока идет следствие».

Октябрь. Ожидание

Редакция TUT.by обвинения в «банальном хакерстве» старается переводить в шутку. Они даже выпустили мерч на эту тему – правда, только для своих. Hoster.by подарил Марине Золотовой брендированную байку с надписью «Пароль ёсць? А калi знайду?». 

Наш главред делала интервью с основателем TUT.by Юрием Зиссером в октябре – сайту как раз исполнялось 18 лет. Зиссер рассказывал, что настроение в редакции подавленное: «Конечно, потом мы собирались на общие планерки. Надо было поднимать дух – люди были в стрессе. Они и до сих пор в стрессе, потому что под следствием. Каждый день кого-то допрашивают. Но это и есть цель власти – запугать. Что делать, раз мы живем в стране, где нами все недовольны? Но это нормально для медиа: ими должны быть недовольны все, кроме читателя. Потому что медиа – для читателя. Когда критикуют и справа и слева, а мы в центре – значит, мы всё делаем правильно. <…> Меня это совершенно не удивляет, не ужасает. Так нас благодарит государство за то, что мы охраняем беларускую медиасферу от иностранных медиа».

Ноябрь. Обвинения

5 ноября некоторым подозреваемым по делу БелТА наконец начали предъявлять обвинения. Пункт закона, который по мнению следователей нарушили журналисты, остался тем же: это вторая часть статьи 349 Уголовного кодекса (несанкционированный доступ к компьютерной информации). Сумма ущерба, которое нанесло агентству БелТА использование этой подписки, отличается и варьируется от трёх до 14 тысяч рублей. За их права выступают  Евросоюз, Совет Европы, США и международные правозащитники.

6 ноября БелаПАН сообщил, что их обозреватель Татьяна Коровенкова также получила обвинение по этой статье, лично ей вменяли ущерб до пяти тысяч рублей. 8 ноября обвинение предъявили главному редактору БелаПАН Ирине Левшиной – ущерб оценили в 12 тысяч рублей. Ирина рассказала, что ей вернули забранные ранее вещи − блокноты и тому подобное. «Я не прызнала сваёй віны, на некаторыя пытанні адмовілася адказваць. Агулам сёння была хутчэй размова са следчым. І я яшчэ раз пераканался, што следчыя ўсё разумеюць, і што да іх было даведзена, што трэба рабіць. Усім усё зразумела».

В тот же день выдвинули обвинение редактору БелаПАН Галине Уласик. У неё сумма ущерба выше − 17 тысяч рублей. Корреспонденту Deutsche Welle Павлюку Быковскому выставили другой счёт – четыре тысячи рублей.

В комментарии БАЖ Быковский сказал, что признал свою вину и уплатит компенсацию: «Я сразу выбрал такой вариант поведения, это моя тактика. Естественно, я никого не склоняю к таким решениям».

TUT.by писал, что обвинение предъявлено и главреду Realt.by Владиславу Кулецкому с ущербом — почти пять тысяч. На тот момент без обвинения остались только Марина Золотова и еще один работник TUT.by. 

Лунинецкие журналисты поддерживают коллег, которые проходят по Делу Белта. Фото из FB Barys Haretski

Вечером 11 ноября Юрий Зиссер написал пост: «Если вы решили, что астрономическими для журналистов суммами возмещения «ущерба» по делу БелТА дело закончится, то вы наивны. Это только начало. Государство еще может обложить большими штрафами, а также может выставить девочкам стоимость экспертиз компьютеров и мобильных телефонов, отобранных при обыске. В том числе, например, Золотова заплатит за экспертизу ноутбука сына, подаренного ему на день рождения ровно накануне шмона, а также тринадцати изъятых из шкафа много лет не используемых старых телефонов всей семьи. Суммы будут для журналистов очень большими, это их зарплата за много лет вперед: власть из кожи вон лезет, чтобы изобразить перед телезрителями БТ (потому что все остальные всё понимают) дело вселенского масштаба, а журналисты – враги народа, поэтому заставить их и их семьи «поделиться с государством» – с точки зрения любого суда благое дело.

Впрочем, все деньги, на которые государство ограбит журналистов и их семьи, не компенсируют государству и малой доли затрат на ведение этого кафкианского процесса. А о финансовых потерях страны из-за ухудшения инвестиционного климата и говорить не приходится. Вот такая экономика процесса на текущий момент.

Впрочем, государству не поздно потерять еще больше денег и имиджа в случае назначения грядущим судом нефинансовых наказаний вроде условных сроков или лишения права на профессию. Долго ли умеючи!»

Остаётся добавить, что после выставления обвинений начнутся судебные процессы. Но надежды на либеральные приговоры становится всё меньше. Пока все обвиняемые журналисты находятся под подпиской о невыезде и «надлежащем поведении».

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

«Мне писали: «Морда жидовская, куда ты лезешь? Едь в Израиль и живи там». Интервью с Израилевичем до его ареста

Боль • Анастасия Баренцева
Журналист и радиоведущая Анастасия Баренцева запустила на Youtube еще один проект с видео-интервью, но начала с очень хайпового гостя для пилотного выпуска. 17 октября она взяла интервью у бизнесмена Аркадия Израилевича, когда он уже участвовал в скандалах, связанных с Куропатами, но еще не был арестован за подозрение в даче взятки. В самом конце видеоинтервью есть кадр после титров. Ведущая сидит в кресле Аркадия, бизнесмен задает вопрос: «Если бы не было Куропат, вы бы были здесь? Я вам обязан этим?» Анастасия отвечает: «Думаю, что да». Редакция KYKY публикует полную расшифровку этого видео на правах людей, которые уговорили Анастасию стартовать именно с этого героя (создатели обещают новые выпуски по четвергам).
Популярное