Андрей Дубинин: «Внутри все кипело и стреляло»

Фотография
Андрей Дубинин – белорусский фотограф, который недавно сделал серию «Письма: мужество и боль» – фотографии о людях, чьих близких посадили в тюрьму после 19 декабря 2010 года. Журналу КУ фотограф рассказал, что является самым простым в мире и как спасают капли гуманизма.

 Сначала с «Зенита», подаренного родителями на день рождения в 1989-ом, а спустя десять лет – с осенних листопадов, уже по-настоящему. Октябрьское небо, закаты над озерами, желтые и красные листья на блестящем после дождя асфальте... Вечерами я любил ходить по городу пешком, побыть с ним наедине, возвращался за полночь. В 2004-ом Иван Муравьев организовал проект «Фотоохота», такой еженедельный фотозабег, с ним из случайного фотографа я стал постоянным. Через полгода попал к Валерию Лобко и Алексею Ильину в студию «Творческие мастерские» при Академии искусств, и уже там нашел компанию такой же увлеченной молодежи, которая питала меня своим азартом, любовью к старым фотопроцессам и какой-то невероятной верой в волшебство. Именно там я стал Андреем Дубининым.

                                                                                                                                      Series 'Crimea86'

На вашем сайте говорится, что вы занимаетесь рок-н-роллом, путешествиями и приключениями. Вы еще и музыкант?

 Музыка у меня еще впереди, собираюсь ей когда-нибудь заняться, но пока на это не хватает времени. Но рок-н-ролл – не только музыка, это образ жизни! Постоянно нужна какая-то самореализация в творчестве; пробую все, но для серьезных успехов этого слишком мало, нужно очень много работать над собой.

Что для вас как для фотографа важно? 

 Важнее всего честность по отношению к себе и зрителю. Не прятаться за фотографией, не врать и не лицемерить, не скрывать свои чувства и переживания, а показывать то, что действительно меня волнует, не гнаться за конъюнктурой, рейтингами и популярностью. Делать «красивую» фотографию – это хоть и непростое, но ремесло; я им владею, но оставляю эти снимки лишь для заказчиков, а широкому зрителю стараюсь показывать лишь то, во что вкладываю себя.

                                                                                                                           Письма: мужество и боль

Когда вы решили сделать проект «Письма: мужество и боль»?

 Ключевой фигурой стал мой друг Тимофей Отрощенков, оказавшийся братом одного из политзаключенных. Он как-то сказал, что может связать меня с почти всеми родственниками, и стал таким проводником,  через который, как электроток, рванули накопившиеся во мне чувства. А после событий 19 декабря было очень тяжело, я просто не мог ничего делать долгое время, руки опускались, внутри все кипело и стреляло. С Тимофеем в тот же день мы и придумали проект, его концепцию и основной костяк.

Как этот проект очутился в Лондоне? 

 Благодаря усилиям многих замечательных и небезразличных людей: Дарьи Корсак, Миланы  Михалевич,  Ирины Богдановой, Елене Эдвардс, руководителя белорусского «Свободного театра» Николая Халезина. В официальной прессе об этом не пишут, но белорусский «Свободный театр» стал обладателем главного приза Эдинбургского театрального фестиваля Fringe-2011! Поздравляю весь коллектив, искренне рад за них! 

                                                                                                                           Письма: мужество и боль

 Какая история у этого проекта? Контекст понятен, а какова была ваша личная мотивация?

 Этим проектом я хочу помочь людям увидеть ситуацию не только с политической, но и с социальной точки зрения. Фотографиями никого не спасешь, и выставка – это лишь капля в море. Но это капля гуманизма, и она, надеюсь, поможет нашей стране перерасти то социальное средневековье, в которое она сейчас погружается.

Как долго выставка проходила в Лондоне? Была на нее какая-нибудь реакция у медиа и общественности?

 Повисела несколько недель в Лондоне и переехала в Эдинбург. Она сейчас путешествует с театром. Выставка нацелена на европейского зрителя, поэтому здесь о ней слышно мало. В журнале «Огонек» вышел разворот с десятью снимками, а остальное только на фоторесурсах и в электронных изданиях.

                                                                                                                           Письма: мужество и боль

Где еще проходили ваши выставки?

 Персональных выставок я еще не делал. С 2005-го по 2008-й активно участвовал в белорусских и международных конкурсах, участвовал в коллективных выставках. В основном все показывалось в Минске, но были Калининград, Севастополь, Париж, Волгоград.

В своем блоге вы как-то написали, что фотографируете, в основном, из-за общения. А когда не фотографируете, что-нибудь меняется?

 Люди – это самое интересное. Ничего более простого, сложного, наивного и таинственного, чем человек, я не знаю. В своих поисках, в путешествиях я всегда обращаюсь  к человеку, его внутреннему миру и взаимодействию с внешним.

                                                                                                         Балетная школа в квартире №6

Что вам кажется интереснее – фотография документальная или художественная?
Они неразделимы. Вопрос лишь в том, насколько субъективно отражать реальность в изображении. Любая фотография – это, в первую очередь, портрет автора. Снимок, в котором не видно автора, его отношения – это пустота. Цифровая или серебряная – уже не важно.

 

photo: http://www.andreydubinin.com/

 

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Учительница. Meetup#1

Фотография
«От идеи к ее реализации: как сделать хороший фотопроект». Бесплатный мастер-класс от фотографов-практиков.
Популярное