«На Каліноўскага я сустрэў сваё першае каханне». Брутальные мужчины трогательно рассказывают, за что любят Минск

Места • Ирина Михно
Можно бесконечно ругать Минск: деревья рубят, сервиса нет, драники в кафе приносят дорогие и холодные, но уже как-то надоело это делать. Поэтому мы решили узнать, за что люди влюбляются в этот город и устроили суровый мужской опрос. В итоге получили самые нежные рассказы со скупой мужской слезой. Мы думаем, что и вас они растрогают и принудят подумать о том, за что мы все любим этот город.

Историк Игорь Мельников: «На вуліцы Каліноўскага я сустрэў сваё першае каханне»

Люблю Мінск за яго гісторыю і архітэктуру. Другая сусветная, канешне, моцна пашкодзіла горад, але зараз усё роўна засталося шмат цікавых гістарычных будынкаў. І безумоўна сталінскі ампір – гэта тая разынка, якой Мінск можа па праву ганарыцца. Таму ў наш горад варта прыехаць, каб ўбачыць гэта і даваенны канструктывізм – яго нават у іншых гарадах былога СССР не знойдзеш у такой колькасці.

HTML

Горад на Свіслачы – сапраўды светлы горад, бо тут жывуць светлыя людзі. Вельмі люблю Зялёны луг, там, на вуліцы Каліноўскага я сустрэў сваё першае каханне. Таксама падабаецца Плошча Незалежнасці, дзе я вучыўся, і Маскоўская – дзе жыву зараз. На гэтых і ня толька гэтых вуліцах спалучаецца гісторыя і сучаснасць.

Автор проекта «Будзьма» Иван Муравьев: «Был секс на 9 мая в развалинах домов, на месте которых сейчас находится Зыбицкая»

Минск – это город, в котором я родился, живу, и, надеюсь, умру. Здесь мои близкие, друзья. Практически каждый район для меня с чем-то связан, это уже часть меня. Я ездил на трамвае в музыкальную школу, пока шел до остановки, на ходу читал книжки, периодически сталкиваясь с людьми. Они ругались, но не очень сильно. Наверное, я напоминал им Знайку. На стадионе возле старого здания гимназии №6 играл в баскетбол и периодически становился свидетелем разборок ребят моего района с «поселковскими». Это было чудное зрелище, как правило, заканчивалось тем, что из дома выбирался какой-то местный алкоголик и разгонял всех топором. Какой замечательный скверик Котовка – жаль, что частный сектор постепенно исчезает. Там уютно. «Паниковка», «Художка» – беззаботная алко-юность с кучей забавных, а порой и не очень историй. Бомж дядя Женя, который собирал бутылки. Иногда он нам проставлялся, если у нас не было денег на «чернила». Он умер прямо на лавочке, сейчас там стоит памятник Монюшко и Дунину-Марцинкевичу. Для меня это мемориал в память о дяде Жене.

HTML

В «Трубе» (подземный переход ст.м. «Октябрьская») мне порядочно вломили скинхеды, сломали нос. Потом полночи Саша Романова таскала меня по больницам, чтобы его вправили. Поэтому я люблю KYKY. Моя подружка Катя Кибальчич как-то уговаривала поехать поработать в Москве. Я отказался, правда, чуть было не завис в Киеве. Но потом ехал по кольцевой рядом с Сухарево, смотрю и понимаю, что этот спальник невообразимо прекрасен, как я без него буду? Поэтому я люблю и Катю, и Минскую типовую застройку. Мне очень нравилось сидеть на опоре под мостом через Свислочь возле Троицкого предместья, пить вино, встречать рассветы, обнимать девушку. Жаль, что сейчас там все зашили гипсокартоном, теперь не получится свесить ноги и смотреть на воду. Там, где перекинут пешеходный мостик через Свислочь, возле гостиницы Беларусь, река не затянута в бетон. В берегу была нора, в которой жила выдра. Я частенько приходил туда угощать ее сушками. Обожаю гулять по набережной. А этот забавный секс на 9 мая в развалинах домов, на месте которой сейчас находится Зыбицкая… Наверное, сейчас меня бы за такой акт вандализма осудили. Таких историй с каждым годом все больше и больше. Для меня Минск – это люди: со всеми связаны какие-то места города и ощущения от него.

Режиссер, продюсер и пиарщик Владимир Максимков: «Еды хватает. Повсюду чисто. На тротуарах, кстати, не срут»

Пожалуй, расскажу о том, почему я люблю Минск, в стихах:

Париж, говоришь? Ну, был я в Париже:
Башня ажурная. В голове аккордеон.
Но против родной столицы – пожиже,
Уж больно французский, не нашенский он.
У нас и чище, и поспокойней,
И люди встречаются в разных местах.
Есть, кстати, курсы шитья и кройки
И не везде посылают на «х».
Еды хватает. Повсюду чисто.
На тротуарах, кстати, не срут –
Собак имею ввиду, не туристов,
Которых девушки наши ждут.
А девушки точно француженок круче:
Юбка, каблук, лицо, макияж.
Вслед им восторженно думаешь: сучки!
Вы – гордость столицы и антураж.
Да, кстати, вспомним: библиотека –
Знаний алмаз сверкает в ночи.
Арены две (если без велотрека),
Больницы есть. А в них есть врачи.
Музеи имеем. Театры тоже,
А казино просто не перечесть.
У девушек, кстати, гладкая кожа –
И чистые. И берегут нашу честь.
Отели, правда, не все готовы,
Но стройки повсюду ударно идут.
Так что Париж какой-то не клёвый,
А в Минске чисто. И девушки ждут!

HTML

Как-то так. А вообще, мой любимый район Минска – тот, что в своё время имел в народе название «нижняя Абиссиния». Я заканчивал там школу, прогуливался по набережной Свислочи и пользовал парк Горького во всех мыслимых смыслах. Пару раз даже в драках участвовал, вынужденно. Предпочитал переговорный процесс, в чём весьма преуспел. Причём эти навыки до сих пор сильно облегчают мне жизнь, хотя тогда я ещё не знал о стратегии Win-Win.

Сергей Календа, писатель: «Меня радуют старые парки, но хотелось бы, конечно, больше зелени на проспектах»

Минск прекрасен своими парками и небольшими речками, а вот его спальные районы оставляют желать лучшего: они похожи на бетонные муравейники, но атмосферу всегда создает детство… Мой детский район – это улицы Заславская, Танка, Короля и Мельникайте. Когда я нахожусь далеко от родины, мне всегда хочется вернуться и искупаться в Птичи или слепить снеговика у себя во дворе, в районе метро Михалова. Вдалеке всегда грустишь по своему городу, и сказать, что грустишь по какой-то конкретной улице, нельзя – скорее хочется вернуться в место, где вы с друзьями в детстве играли в баскетбол: дворы улицы Карла Маркса, или, где играли в сокс и пили пиво возле манежа на проспекте Машерова.

Я люблю свой город не за что-то положительное в нем, потому что автомобили и неудачные строения давно его испортили, я его люблю за то, что это мой дом. И как по мне, самая лучшая пора года у Минска – это осень. Она часто радует своей теплой погодой, и мне как-то приятно быть дома именно осенью.

Помню, мы с другом раньше любили ходить пешком вдоль рельс в сторону станции «Минск-северный». Начинали поход примерно там, где сейчас стоит «Корона» на Кальварийской. Один раз мы забрели очень далеко, почти вышли из города, когда решили, что пора сходить с путей и искать знакомые улицы.

HTML

Так вот, когда перелазили рельсы под здоровенным груженым товарным поездом, он неожиданно тронулся. В общем, если бы это произошло хотя бы на секунду раньше, я бы остался без ног: тогда на дворе стояла осень, моросил дождь, и я просто поскользнулся на рельсах, хорошо, что ноги быстро под себя подтянул. Вообще мы любили так гулять. Идешь, куришь себе, давишь на рельсах монеты и гвозди, превращаешь их в лепешки, пиво пьешь. Хорошо было. А еще по осени мы любили сидеть компанией на замороженной стройке на проспекте Машерова, что была возле магазина «Ромашка».

Слушали хип-хоп, гранж, хард-кор, носили широкие штаны, длинные волосы, играли с мячиками для сокса из носков и крупы, пили недорогое вино, курили дешевые сигареты и слушали компакт-диски в плейерах. А сейчас на этом месте высокое офисное здание.

Поэтому больше мы так не гуляем. Сейчас с другом любим ходить по улицам Маркса, Интернациональной и Ленина и выпивать по две рюмки в каждом встречающемся на нашем пути баре. Получается очень даже.

Пока что Минск выгодно отличается от многих других крупных городов своей дорожной инфраструктурой: я легко могу добираться с любой окраины до центра за 15 минут, даже пробки не особо влияют на трафик. Еще меня радуют старые парки, но хотелось бы, конечно, больше зелени на проспектах. И вот от чего я бы обязательно избавился – это две здоровенные свалки возле МКАДа. Позор какой-то, давно всё можно было начать перерабатывать в энергию и пластик, а не строить дурацкую АЭС.

Блогер Максим Мирович: «Люблю минские районы, построенные в 50-е годы, есть в них какой-то послевоенный оптимизм»

Я больше всего люблю Минск поздней весной, когда в городе много солнца и появляются первые листья на деревьях. В это время по Минску очень приятно гулять: ещё нет летней жары, светит солнце и дует ветер. Гулять хорошо по проспекту — от Ботанического сада и Академии Наук до площади Победы, которую я вслед за своей бабушкой иногда называю старым названием — Круглая площадь. От Дома печати до площади Коласа проспект спускается вниз, и мне очень нравится это ощущение уходящей вдаль широкой дороги, залитой солнцем.

HTML

Я не встречал городов, которые сильно напоминали мне Минск, но что-то неуловимо похожее можно встретить в некоторых районах Варшавы и Берлина — которые так же, как и Минск, были практически полностью перестроены после войны. Можно долго спорить, было ли правильным решение не восстанавливать, а фактически заново отстроить город — но лично мне кажется, что получилось как минимум не хуже. Люблю минские районы, построенные в 50-е годы, есть в них какой-то послевоенный оптимизм, который был тогда повсеместным в Европе — «из пепла и праха былого мы выстроим новую быль».

Депутат Мингорсовета Юрий Воскресенский: «Будучи студентом, я жарился в троллейбусе до ГУМа, ждав, пока проедет кортеж главы государства. Теперь я пересекаюсь с ним в качестве автолюбителя во время его хоккейных тренировок»

В Минске постоянно черпаю силы и вдохновение: в любую пору года, в любой день, в любое время. Когда возвращаюсь из зарубежных поездок, подмечаю малейшие положительные изменения и рад, что с каждым разом их становится больше. Например, электронные табло на остановках, значительные улучшения в безбарьерной среде, новые современные единицы общественного транспорта – наш город в принципе имеет отличную транспортную инфраструктуру – расширение метро и запуск его третьей ветки.

Я минчанин в третьем поколении, вся моя жизнь, семья, работа связана с двумя проспектами: Победителей и Независимости. Бывают некоторые неудобства. Например, будучи студентом, я постоянно жарился в троллейбусе до ГУМа, ждав, пока проедет кортеж главы государства. Теперь я пересекаюсь с ним уже в качестве автолюбителя во время его хоккейных тренировок. Но эти неудобства минимальны и, надеюсь, временны.

HTML

Вообще, в Минске хорошо. Но лучше всего – в Уручье: это самый лучший район столицы. Качество воды и воздуха на высоте, есть метро, выход на МКАД и Московскую трассу, парк камней и ПВТ, стройрынок и «МакДональдс», продуктовый рынок и торговые центры, магазины, банки, аптеки – все это буквально на каждом углу. Очень советую. Мы, кстати, часто ходим на местный рынок за овощами. Моя шестилетняя дочка все время находит там бесхозные копейки, валяющиеся прямо под ногами. Теперь это у нее называется: «Папа, пошли за моей премией». Ни разу не было, чтобы ушла без монетки. Вырастет – пойдем в казино, или ударимся в «Форекс»!

В Минке появилась Zara и все её родственные бренды. Как это выглядит, сколько стоит и кому это нужно

Места • Настя Рогатко
Любителям массовой культуры и недорогих модных трендов в Минске сегодня стало легче дышать – не прошло и ста лет, а к нам наконец приехали бренды Zara, Pull & Bear, Bershka, Massimo Dutti, Oysho и Stradivarius. Рассказываем, что там можно найти и почему не стоит сильно обнадеживаться.