Как сделать из Минска сексуальный город. План архитектора

Места • Владислав Рубанов
Минчане любят свой город по-настоящему: не за что-то, а вопреки всему. Нам все кажется, что тут есть непаханное поле урбанистических проблем, но как их решать – мы точно еще не решили. Чтобы разобраться, чего Минску не хватает до города мечты, kyky встретился с основателем минской урбанистической платформы архитектором дмитрием Бибиковым. И выяснилось, что крутость города измеряется не количеством граффити на стенах, а Осмоловке нужно самой себя продавать.

Адекватное право собственности

В Беларуси одна из самых больших проблем – право собственности. Квартиры принадлежат людям, дома принадлежат им как группе, а вот территория вокруг домов им не принадлежит. Отсюда все проблемы с ЖЭСом и уплотнением. Когда приходит застройщик, он вполне свободно и совершенно справедливо может купить участок, чтобы построить на нем то, что предусмотрено генпланом. Жители часто возмущаются, но не всегда оправданно: с точки зрения экономики, если они не владеют этим участком земли и не платят за него налог, они не имеют на него прав. Поэтому объект вполне можно строить. Но часто их не строят именно из-за отсутствия здоровой политики в отношении прав собственности. А отдать людям землю в принудительном порядке надо было еще в 90-ые, когда у нас запустился рынок недвижимости. Можно было обговорить размеры участков, которые жильцы готовы взять: скажем, 1000, 2000 или 3000 квадратных метров. ЖЭС тогда превратился бы в оператора: люди заключали с ним отдельный договор и собирали бы деньги. Хочешь, чтобы у тебя был двор в полкилометра, – будь добр, заплатить за него. Не хочешь? Тогда думай: ты согласен продать или сдавать часть двора под площадки. Проблема с парковками решилась бы автоматически. Дом, где много детей? – Давайте поставим там пять горок. Дом, где одни автомобилисты? – Давайте все закатаем в асфальт, если все согласны.

Все решали бы самими жители. Государство не обязано и не должно этим заниматься. То, что оно этим занимается, – связывает ему руки и отнимает огромные ресурсы. Другой вопрос, что у нас сразу бы началась фильтрация недвижимости: все пенсионеры переехали бы в хрущевки, а люди помоложе – в новые районы. Возможно, быстро оказалось бы, что у бабушек нет денег, а их дворы приходят в упадок. Тогда, конечно, государство должно было бы помогать по-настоящему бедным людям. А сейчас у государства есть огромные ресурсы, а у жителей развивается патернализм, мол, «нам все должны, а ЖЭС не может даже лампочку в подъезде поменять». Прошло уже 20 лет с того момента, как мы независимы, но у большинства людей до сих пор в голове СССР. С этим выросли целые поколения, которые совершенно не готовы взять на себя ответственность. Причем тут государство, причем тут город, причем тут даже район к вашему двору или подъезду? Соберитесь и поменяйте лампочку, покрасьте подъезд, поставьте видеокамеру. Никто, кроме вас, выгоду от того, что вы тут живете, не получает – значит, вы и должны этим заниматься. Государство же должно заниматься трубами и доставкой тепла. Все остальное – в руках самих жителей.

Самоуправление в спальных районах

Следующий уровень – это самоуправление. Нам нужно больше избирательных должностей и меньше назначаемых – тогда бы появилась настоящая городская политика. Кандидаты должны были бы более активно удовлетворять потребности жителей и реально выполнять свои обещания.

Спальники вообще надо отдать на уход людям и дать им функционально развиваться. Дать там возникнуть пиццериям, развиваться малому бизнесу. Создать и поддерживать НГО, которые будут помогать людям быть самостоятельными: консультировать их, платить молодым архитекторам, создавать конкурсы на лучший двор. И это должен быть не конкурс дворников, а конкурс самих жителей. Нужно, чтобы спальники буквально эмансипировались, почувствовали себя частью города, обрели визуальную идентичность. Нужно сделать так, чтобы жильцам хотелось голосовать рублем за местный продуктовый и за местный барбершоп.

«Жителям подъезда виднее, где нужно заменить лампочки»

У нас довольно сильная планировочная система. Я вижу единственный вариант ее развития – улучшить обратную связь. Обратная связь улучшится, если у нас больше людей обретут голос. Если мы живем во дворе, то никому и дела не должно быть до того, что мы там делаем: хотим – уложим весь двор в асфальт или, наоборот, уберем все парковочные места. Если все видят, что на уровне района нужен бизнес-центр, – его строят. Если нужна поликлиника – кооперируемся с двумя другими районами, делаем запрос в город и строим ее.

Центр города мы все создаем сообща, потому что помимо того, что там живут местные, туда съезжаются люди со всего города. И, значит, метро мы строим сообща – таким образом оно и должно развиваться. Пригород – соответственно: например, Борисов приходит в Минск, и говорит: «Давайте подумаем, как нам наладить сообщение. В Минске есть рабочие места, а в Борисове есть дешевое жилье». Минск строит быструю электричку, и из Борисова на работу начинают приезжать люди. Конечно, это есть и сейчас, просто это может быть лучше, если принимать решения будут люди на местах. Жителям подъезда виднее, где нужно заменить лампочки, жителям дома виднее, когда им нужно что-то изменить во дворе, жителям района виднее, нужна ли им школа и хватает ли им одной поликлиники. Конечно, некоторые жители могут быть эгоистичнее других, а какие-то – более активными или агрессивными. Поэтому государство не должно полностью уйти из управления – оно должно оставить за собой некую контрольную рамку, следить за выполнением законов. Но, в принципе, люди должны и могут сами за себя решать – тогда все будет куда более интересно. Без каких-то структурных реформ в управлении городом я не вижу его будущего. Да, можно пойти к Шорцу, порекламировать ему граффити и раскрасить весь Минск, но это не решит ключевую проблему.

Конечно, всё меняется, приходят новые люди к власти. Но если на улицах появляется Тесла, а в руках людей – новые смартфоны, не нужно думать, что прогресс автоматический. Меняются поколения, приходят чиновники помоложе, часть из которых бывала в Европе. Но в какой-то момент нужно приходить к реформам. Когда-нибудь надо будет прыгнуть, нельзя все время ползти – это не пандус, это лестница, и нужно делать шаг. Нам придется совершить фазовый переход, чтобы стать по-настоящему классным европейским городом, к чему у нас есть потенциал.

Преподавать урбанистику школьникам и чиновникам

Многие воспринимают город как данность. Вот его насадили – и он стоит. В школе же нас учат ОБЖ, учат природоведению, устройству государства, общества, природы. Детей даже учат проблемам, которые несет глобальное потепление. Но им надо рассказывать, как устроен город, какие у него проблемы. Например, что произойдет, если все пересядут на автомобили или если мы все уедем жить за город. Рассказывать, как управлять городом, что такое быть гражданином и горожанином – давно стоило бы учить этому детей. В СССР были образовательные мультики о том, что такое город, как он строится, зачем он строится, какие цели преследует развитие городов. Это однозначно необходимо, иначе повсюду становится заметна необразованность жителей и чиновников. Да, это неглупые люди, обладающие какой-то компетенцией – они на что-то учились, были в целевых департаментах. Но когда человек становится депутатом горсовета или председателем горисполкома, он должен пройти курс, который объяснит ему юридические, градостроительные, транспортные аспекты существования города. Депутаты исполнительной власти не имеют права находиться на уровне бытового представления о городе, потому что они принимают решения за всех нас.

Район должен быть выгодным

Каждому нужно обращать больше внимания на свой собственный двор, а потом уже смотреть на Осмоловку. Да, Осмоловка – это интересно. Но проблема Осмоловки абсолютно та же, что и у любого другого дома и района в Минске: квартиры и дома принадлежат людям, а земля – нет. Город и бизнес интересует только земля, потому что она стоит, условно, миллион долларов (на самом деле, гораздо дороже). А жители за эту землю не платят и хотят оставаться жить там же. Единственный шанс для развития Осмоловки – если она превратится в культурный центр для всего города. Жителям придется потесниться. Если она останется районом городских вилл, но ничего не будет давать городу, я не вижу причин, почему город должен за нее платить.

Фактически мы за нее платим. Если бы мы продали эту землю, можно было построить пять детских садиков для Каменной Горки.

Вопрос, что именно мы защищаем: местное сообщество или дома? Если дома, то почему? Если сообщество, то какое? Я не говорю, что это плохое место. Было бы досадно, если бы ее снесли, – с этим не спорю. Я не говорю, что его не нужно защищать. Надо просто понять, зачем мы его защищаем. Давайте представим, что там может быть.

Так, как она существует сейчас, она не кажется особо интересной частью города. Вы серьезно поведете туда туристов? Что же вы там им покажете – хатки? Без переосмысления она не очень достойна сохранения. Но факт в том, что у нее огромный потенциал. Там действительно есть сообщество. Там можно сделать художественную резиденцию. Давайте устроим там маленькую галерею. Давайте устроим конкурс идей на Осмоловку. Давайте спросим у самих жителей, что они хотят там видеть. Сейчас это выглядит, как спор, но давайте переводить спор в диалог. Давайте спросим у бизнеса, что там могло бы окупаться. Там есть бомбоубежище – давайте откроем в нем гей-клуб. Давайте сделаем там что-нибудь смелое, такое, чего в Минске еще нет. Можно внести ее в памятники культурного наследия, но это будет размытием понятия наследия. Конечно, тогда люди получат капремонт за счет города. Допустим, мы дали им капремонт, но что город получил от этого? Надо быть взрослыми людьми, которые считают свои деньги и свободное время.

Нужны смелые жесты

Минску не хватает разнообразия. Отражения минчан на Минске. Минск хороший, ухоженный город, но в нем не хватает самовыражения. Даже этот несчастный ТЦ Galleria кажется интересным, потому что он черный – это хотя бы смелый архитектурный жест. У нас есть смелые архитектурные жесты: библиотека или Дом Чижа – но такие жесты, конечно, нам не нужны, это просто фак городу.

Фото: Сергей Гудилин

Неплохо было бы, если бы Минск был более амбициозным городом, может быть, менее уравновешенным, но привлекательным. А то сейчас, при всех прочих равных, выбор Минска – не выбор по страсти: в Киев можно влюбиться, можно влюбиться даже в Вильнюс (хотя мне очень трудно представить, во что там влюбиться). Наш город не вызывает страсти. Минску нужен более сексуальный образ, а то город такой средний, что просто тошнит. Хочется чего-то более спорного, чтобы кому-то нравилось, а кому-то – нет.

История с граффити «Ангел смерти» – это нормально, этот мурал реально неоднозначный. По крайней мере, интересный, сильный жест.

Давайте покрасим какой-нибудь дом в черный или красный цвет. Давайте поставим интересную огромную скульптуру. Необязательно какой-то супер-дженерик, можно обойтись без Джеффа Кунса и без карликовых Эльфовых башен. Не нужно звать крутого чужеземного архитектора – было бы круто распиарить своего местного. Мы очень большой город, размером с Варшаву, но пока этого не видно, этого не чувствуется.

Офисные здания выстроить вдоль метро, а не за МКАДом

Мы не только пьем в барах или едим пиццу, мы все где-то работаем. Надо очень внимательно работать над тем, чтобы вдоль метро было как можно больше офисных пространств, потому что их явно недостаточно. Это важная задача – решить, насколько тебе в городе нужна машина, чтобы удобно перемещаться. Сейчас реальность такова, что если в семье оба супруга работают в бизнесе, то им нужно две машины. В Минске и так по одной машине на домохозяйство, и если появится еще больше, городу станет очень тяжело.

Есть такая концепция Минскградо – «города городов». В Минске по ней, по-моему, семь или чуть больше городов. В городах, которые работают над своим пространственно-функциональным характером, есть система стимулов: если ты хочешь построить бизнес-центр у метро, платишь чуть меньше, если строишь дальше – цена растет. Правда в том, что построить бизнес-центр возле метро однозначно сложнее: строить в сложившейся застройке дольше и труднее. Если не будет этой системы ценностей, то бизнес-центры будут строиться у черта на рогах. Посмотрите на ту же Варшаву – там есть бизнес-район Служевец, так вот его кличка офисный «Мордор». Здесь важно, чтобы все было сбалансировано.

Давайте зарабатывать на городских приложениях

Надо разработать приложение, где люди из разных районов могли бы ставить метки, чего им конкретно не хватает, и голосовать за это. Бизнес видел бы, что тут нужна веломастерская, и шел бы туда с уверенностью, что он будет окупаться. Различные порталы масштаба ЖЭСа, района и города очень нужны. Этим могут заниматься организации, частные фирмы, сообщества. Единственная проблема в том, что у нас старое общество, и не везде есть смартфоны или интернет в доме, а если и есть, то не все пенсионеры умеют ими пользоваться. А их у нас много, они, возможно, нуждаются в новых в каких-то изменениях больше молодежи. И хотя это самая бедная часть нашего общества, забывать о них нельзя.

У нас есть ПВТ, Epam и Viber. Я думаю, они все охотно вошли бы на рынок городских приложений. Самая актуальная тема сейчас – это городские приложения. Думаю, ни одна из этих компаний не отказалась бы от возможности воспользоваться Минском как полигоном.

Давайте Горисполком придет в Epam, и они придумают приложения для горожан. Сделают их для Беларуси, продадут Беларуси дешевле, а потом продадут в Киев и Чикаго. Почему нет?

У нас есть умные люди. Есть БГУИР, где эти умные люди учатся, есть ПВТ, где они работают. Давайте помогать стартапам на тему города. Они здесь откатают свои идеи, а продадут их в другом городе – и принесут в страну деньги. Очевидно, что это ресурс, который стоит использовать. Нужно искать сильные стороны города и пытаться на них капитализировать. Наша сильная сторона – компактное, сильное, образованное население. Оно еще молодое, так давайте быстрее заработаем денег, пока мы еще не стали старым обществом. Самое большое поколение беларусов (наше) через 30 лет выйдет на пенсию, и их надо будет как-то кормить – это будет очень дорого. Поэтому нам пора зарабатывать на себя деньги.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Приключения беларуски-волонтера в Эквадоре: Ленин, ворующие дети и морские свинки на тарелке

Места • Ольга Родионова
Хотели бы вы встретиться с живым Лениным? А с настоящими индейцами? Попробовать неведомые деликатесы и попасть на Станцию Чарльза Дарвина на Галапагосах. KYKY встретился с минчанкой Катей Позняк, которая летом уехала не отдыхать на сказочном Бали, а решила полтора месяца работать по волонтерской программе в Эквадоре.