Женщины имеют право получать удовольствие! Афиша от дуэта «Ландыш и Сахара»

Места • Ирина Михно
Аня Жданова и Маша Лысенко из музыкального дуэта «Ландыш и Сахара» живут по простому принципу: «от серьезности – камни в почках». Девчонки играют в роскошную жизнь, ибо уверены, что даже в шапке из помойки можно чувствовать себя богемой. Специально для афиши KYKY дуэт примерил пять разных луков для событий недели. «Мы являемся проводницами в премиум класс, но при этом помним, откуда каждая из нас вышла», – иронизируют «ландыш и сахара».

Minsk Urban Weekend

Событие, где можно поесть, прикупить одежду и послушать лекцию от человека, который известен своей коллекцией кроссовок – Дмитрия Егорова. Еще ожидается танцевальный батл и безумная афтепати при участии парней из «Бассота».

Аня: Кто такие «Ландыш и Сахара»? Девушки с разной судьбой, сложной судьбой. Сара, например, в прошлом выступала в кабаках, под псевдонимом Инфузория Туфелька.

Маша: Ты меня точно с кем-то путаешь.

Аня: Я нашла ее у подножья казино – Сара валялась в отключке.

Маша: Нас свело вино, слило вино. Мы поняли, что быть женщиной в этом сером панельном мире не так уж и плохо. Более того, если ты не отягощаешь себе голову всякой ерундой, можешь легко начать жить роскошной жизнью. В этом нет ничего постыдного. Об этом мы поем, говорим о желаниях, в которых многие женщины стесняются признаваться.

Наша самая главная черта – искренность. Мы абсолютно искренне признаемся в любви к деньгам.

Аня: К роскошной жизни, пузырькам шампанского.

Маша: Это все не плохо, если не в меру. Мы являемся проводницами в премиум класс, но при этом помним, откуда каждая из нас вышла.

Аня: Перед тем как стать зефиркой, я росла в царстве стекла и бетона, поэтому знаю, что такое суровое очарование Чижовки и Серебрянки.

Маша: Мы свои на любом районе. Однажды я была свидетельницей счастливого секса счастливой семейной пары в парке на Казинца. Рядом стояла коляска – было очевидно, что первая попытка увенчалась успехом, но ребята не хотят останавливаться на достигнутом.

Аня: Мы делали в этом городе самые крутые квартирники. Все начиналось с дружеских посиделок, куда мы звали знакомых, музыкантов, писателей, драматургов. Эти встречи носили характер легкого безумия, там же мы написали песню про бутылку вина.

Маша: Одна из самых лиричных наших композиций. Я уже отправила письмо в офис J.P. Chenet, на французском, потому что мы говорим на разных языках.

Аня: После этого мы хотели стать на путь серьезной музыки. Начать писать песни на стихи Буковски. Есенин был в программе, но ничего не вышло.

Маша: Боги музыки сказали нам: «Не пойте о том, что уже сказано. Пойте о том, о чем молчат». Мы поняли, что все женские «хочу», которые высмеиваются поголовно, на самом деле являются премиум и праймом. Про это надо петь. Мы за права женщин.

Аня: Поэтому у нас в планах организация регулярных встреч с феминистками и элитный бердвотчинг.

Маша: Только сначала надо набойки на ботинки поставить. Феминистки сужают рамки существования женщин. А мы хотим их максимально расширить: если ты хочешь быть красивой – будь, хочешь стать шикарной – становись, нравится называть себя телкой – никто не против. Мы снимаем весь негатив со стереотипов. Все, чего хочет женщина – свято.

Аня: Мы, например, всегда варим макароны в трусах.

Маша: Мне кажется, макароны – это в принципе про секс. Как ты будешь заниматься сексом на районе, не поев? Ребята, в Серебрянке и так трудно!

Аня: Все очень напрягаются по поводу трусов на кухне. Ну а что может быть круче для женщины, чем варка борща на расслабоне?

Маша: Мой борщ вряд ли кто-то борщом назовет, но готовлю я всегда в Agent Provocateur.

Аня: Это все комплексы, чем больше ты будешь говорить о своих правах, тем меньше у тебя их останется.

Маша: Конечно, можно прятаться за длинными словами типа «объективация» «сексизм», они, кстати, напоминают мне гастро проблемы – метеоризм, если быть точной. Господа, не страдайте метеоризмом.

Аня: Женщины имеют право получать удовольствие. Нам вообще нужно завести свое сестринское комьюнити, где мы могли бы все нормально общаться.

Маша: Мы против мизогинии. А вообще, от серьезности камни в почках появляются. Это мне сказала мой феншуйолог. Зачем идти на компромиссы, если можно на них не идти? Чем выше каблук, тем ниже компромисс, мы так считаем.

Аня: Для остального есть такси. Если ты можешь спать на шелке, зачем спать на хлопке?

Маша: Расскажу про наш первый лук. Вообще, мы собирались прийти на фотосет для KYKY в нашумевших в баре «Свобода,4» халатах, которые мы засветили там на концерте первого января. В чем Новый год отмечали, в том и пошли – мы не считаем, что должны себя утруждать, невыносимая легкость бытия – наше все. Так вот, нам позвонили и сказали, что жена Абрамовича тоже встречала Новый год в халате. К чему я это все? Мы создаем тренды. Просто наш охранник Володя, или Валера – постоянно забываю, как его зовут, – плохо работает. Он вовремя не пресек утечку информации, и наш космический тренд был пойман Москвой. Казалось бы, так далеко от Минска, а что-то понимают. Понятно, что это не самая модная песочница планеты, их реально спасает только близость к центру Европы – к Минску. Кстати, собираемся скоро прокатиться в «Олимпийский», чтобы немножко поднять уровень, напомнить ребятам, как надо работать.

Аня: На фото мы в дизайнерских робах, которые привносят в жизнь креатив и хорошую вентиляцию.

Маша: Ткань дышит, дырки в рукавах позволяют открыть душу и изгонять метеоризм. Плюс в сочетании с другой одеждой хорошо трансформируются под любой ивент. Это как жизнь на районе – она подходит под все случаи жизни.

Вегетарианство в беларуских условиях

Большая часть страны уже перестала думать, что «вегетарианство» – мат или страшное заболевание. Многие беларусы осознанно отказались от мяса и других продуктов животного происхождения. Правда, быть веганом в наших условиях – непросто. О том, как выживать и добывать в Беларуси растительную пищу, расскажут на этой неделе в ЦЭХу.

Маша: В этом луке мы придерживались стилистики Роберто Кавалли. Он больше всех модельеров любит животных – практически в каждой коллекции использует анималистические принты. Зебра, леопард, золото – бессмертные тренды.

Аня: Если хочешь чувствовать себя городской хищницей, носи все это.

Маша: И ешь стейки из ламинарии. Кстати, в свой образ я добавила немного ковбойской темы, они же тоже как-то связаны с животными, да?

Аня: Смотря в каком фильме.

Маша: Думаю, на этом событии можно будет выпить смузи и поговорить ни о чем. Ребята, да вегетарианство у нас в крови! Как рифмовал Володя: «Мой дед был партизан, поэтому я веган». Хотя, в Беларуси нелегко быть вегетарианцем: здесь же только картошка растет, а на одном крахмале сидеть невыгодно, кожа портится.

Аня: Мы очень эко-френдли, но опять-таки: питание, как и все в жизни, должно быть на расслабоне. А попадая в компанию увлеченных вегетарианством людей, ты чувствуешь долю напряга. Да и в принципе, когда люди собираются, чтобы обсудить еду, это попахивает…

Маша: Ароматизатором, идентичным натуральному. Смотрите: вот животное может съесть тебя, и ты можешь съесть животное. А растение никого съесть не может. Дисгармония получается.

Фильм «Рождество, опять»

Меланхоличная история об одиноком продавце рождественских елок в Бруклине, от которого ушла девушка. День за днем он без энтузиазма продает свои елки, пока однажды не находит в парке девушку, потерявшую сознание.

Маша: На фильмы про неудачников мы стараемся не ходить. Это всерьез расходится с нашей идеей о том, что человек может быть счастлив и успешен даже в шапке с помойки. Поэтому для этого события лично мне было крайне сложно подобрать одежду, ибо обычно подобные вещи я отдаю бедным. Как вы заметили, в луке мы использовали елочные игрушки – все в тему. В фильме рассказывается о парне, которому якобы разбили сердце, – это не игрушка, а податливая мышца, которая многое терпит, ее невозможно разбить. Я выступаю за гибкость сердечной мышцы.

Аня: А я пойду в «Ракету», чтобы попкорна поесть, органического.

Маша: Если бы нам предложили снять фильм, это была бы автобиография – ведь наша жизнь интереснее, чем у семейства Кардашьян.

Аня: Или реалити-шоу. Это был бы сериал с элементами мюзикла и вставочками в стиле программы «Ревизорро» – мы бы ходили по заведениям столицы и разносили их репутацию в пух и прах.

Спектакль «Местачковае кабарэ»

Пьеса, действие которой происходит в 30-е года на сцене кабаре, где-то в Слониме или Барановичах – как вам будет приятнее думать. За два действия спектакля вы услышите много веселых и поучительных песен на мове, прослушаете еврейскую мудрость, полюбуетесь на блестки, перья, стразы – и все это под живую скрипку, виолончель и гитару.

Маша: Для похода на это событие я выбрала Great Gatsby лук. Он остался у меня после съемок фильма: Лео как-то подошел ко мне, спросил, не хочу ли я забрать эти вещи – ну, я нехотя согласилась.

Аня: Она играла роль второго плана, доставала оливку из мартини руками.

Маша: Вообще неважно, в чем вы идете в театр. Главное, чтобы в руках был модный клатч. В моем случае это винтажная вещица – беларуский словарь. К сожалению, слов в нем оказалось мало, поэтому в клатч вместился только айфон. Хотя, в идеале туда еще должна была влезть фляжка.

Аня: И корзиночка белковая, с кремом. А деньги можно в туфли класть.

Маша: Так что мне нужна расширенная версия, словарь 2.0. Либо два клатча, что тоже возможно. Все нужно брать с собой, чтобы не есть в буфете – обычно их не проверяют на сальмонеллы. Лучше потом в ресторан сходить. Ну, а на случай если очень захочется чего-то непременно из него, надо брать с собой охранника или некрасивую подругу, которые будут вместо тебя в очереди стоять.

Аня: Лайфхак, как можно не платить в ресторане. О нем я узнала, когда мы сидели с подругой в кафе и на стеночку аккуратненько выполз таракан, собственно, он – это и есть лайфхак. Неплохая идея для тех, кто хочет приобщиться к роскошной жизни: носите в сумочке таракана и выпускайте его, когда ваша трапеза будет подходить к концу, а, когда подойдет официант, изображайте полуобморочное состояние. Главное – надрессировать таракана, чтобы он потом к вам возвращался.

Маша: Можно ли одеваясь в секонд-хэнде быть премиальной? Мне кажется, в Серебрянке все так думают.

Аня: Модная одежда из Европы на развес. Почему колбасы можно купить развесной, а одежды – нет?

Маша: Мы за фэшн без границ. Одежда – это не лакшери, ты – лакшери. Хоть в газетку заворачивайся.

Концерт «Ляпис 98»

Сергей Михалок – герой, который долгое время не мог выступать в своей стране. В прошлом году лед тронулся: в Гомеле прогремел первый концерт новой группы Brutto. В декабре произошло еще одно чудо: ностальгическое шоу «Ляпис 98», где поклонники Михалка кайфовали под «Я верю», «Котик» и «Яблони». По многочисленным просьбам страждущих действо было решено повторить.

Аня: Из всех песен Михалка мне нравится только одна: «Когда яблони цветут».

Маша: А мне нравятся его обещания увезти меня в Сочи. Думаю, если бы он предложил мне эту поездку сейчас, я бы согласилась: Сергей в хорошей физической форме.

Аня: Раннее творчество Михалка было самым светлым и вдохновляющим. Оно было без границ.

Маша: Поэтому мы выбрали стилистику 90-х. Мы очень ностальгируем по этому времени, считаем его золотым.

Аня: Немного кожи, легкая помятость – у нас все, как в то время.

Маша: Морщины могут быть только на льне, потому что лен не гладят.

Аня: И напоследок: проветривайте свои нижние чакры, а верхними ловите космический вайб.

Маша и Аня: Голова должна быть легкая, как зефирка!

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Увидеть и умереть: по трассе через океан в городок Ки-Уэст

Места • Павел Сыроежкин
Самый южный город США. Место, тесно связанное с творчеством Эрнеста Хемингуэя и президентом Гарри Трумэном. Здесь расположен американский «нулевой километр». Остров регулярно выступает площадкой для голливудских съемок, а его жители слывут самыми веселыми и жизнерадостными во всех США. Вместе с Павлом Сыроежкиным KYKY запускает рубрику «увидеть и умереть» о самых красивых местах на планете.