«Мужчина склонен к рабу, женщина – к бревну». БДСМ без угрозы для здоровья

Секс • Тамара Колос
«50 оттенков серого» уверяют нас, что БДСМ – это модно, стильно и ванильно. На деле это довольно опасная штука, способная без должных навыков причинить физические и психологические травмы. KYKY расспросил пятерых белорусов, зачем нужно составлять договор перед игрой и почему мужчинам не стоит стесняться делать массаж простаты.

Хозяйка магазина интимных товаров Amor.by Наталья Лапулик относится к сексу как к неотъемлемой части жизни: без лишней скромности и со здоровым интересом. Так, в афише мероприятий ее магазина можно встретить тематические вечеринки в стиле БДСМ, когда однополые пары символически «окольцовываются» наручниками либо надевают страпоны поверх одежды. Задаю Наталье вопрос о том, чего нельзя делать при БДСМ.

«При БДСМ стоит идти от обратного: не что запрещено, а что следует делать. Это целый раздел безопасности, – начинает рассказ Нататья. – Практикующий Тему должен обладать определенными навыками, иначе он (или она) может нанести травму. Но как об этом договориться? Неужели: «Ты меня, пожалуйста, не обижай, когда будешь связывать, хорошо?» Человек не способен предугадать фантазию того, кто сверху. Мне кажется, должно иметься стоповое слово, которое прекращает игру и позволяет добавить свои условия: «Слушай, я поняла, что вот этого не хочу, давай переиграем». Потому что, например, если ты никогда не практиковал анальный секс, как ты поймешь, что он тебе не нравится? БДСМ – это эксперимент. Верхний доводит Нижнего до определенной точки.

У меня есть знакомый, который говорит, что с одной девочкой он мягкий, а другую хочет взять за волосы и конкретно отпороть: «Я чувствую, что ей это надо, хотя я никогда никого не бью. Приходилось начинать есть мясо, чтобы потушить агрессию».

Фото: Toilet Paper Mag

Каждый человек транслирует свои желания на уровне подсознания. БДСМ по сути – всего лишь ограничение движения. Атрибутика часто используется для лайт-варианта. Ко мне приходят клиенты, которые хотят «мягенькие наручники». Или была парочка, что заказала наручники без металла и не из кожи, потому что девушка вегетарианка. По сути, она хотела не боли, а ограничения. Потому что для женщины ограничение – повод ничего не делать, с нее снимается обязанность двигаться. Мужчина ее приковал, и она такая: «О, круто, я бревно сегодня».

KYKY: А если девушка хочет быть в активной роли?

Наталья Лапулик: Тогда мужчину связывают. Но это, скорее, лайт-ограничение. Мужчина больше склонен к рабу, а женщина – к бревну.

KYKY: БДСМ и секс связаны, как утверждалось в «50 оттенках серого»?

Н. Л.: БДСМ – это бондаж, дисциплина, доминирование, подчинение, ограничение с помощью игрушек, ролевые игры и садо-мазо. Но до последнего мало кто доходит. Хотя я замечала у людей, которые закупались у меня на огромные суммы, уровень повелителя. То есть они кайфуют уже от самого акта доминирования, им не нужен секс. При БДСМ нужно написать инструкцию по применению человека: что дозволено, а что нет. В любых отношениях требуется договор: «если у меня будет истерика от плача, меня нужно обнять и покачать», «я люблю мыть посуду», «мне больше нравится картошка, а не мороженое». Потом уже разговор идет в плане секса: какая поза нравится, в какой быстрее получаешь оргазм, есть ли табу, можно ли дотрагиваться до груди, какие размеры предпочитаешь при анальном сексе. У мужчин то же самое. У них почему-то анальный секс ассоциируется с…

KYKY: Геями?

Н. Л.: Зеками. Они по какой-то причине рассматривают самые низшие слои, только потом думают о геях. А на уровне здоровья мало кто мыслит. Поэтому приходится объяснять: «Послушай, я тебя трахать не буду, но могу сделать массаж простаты». В БДСМ – то же самое. Пришла ко мне молодая парочка за наручниками. Я вижу, что девочка – лайт-вариант, всего боится и стесняется, и говорю: «Наверное, металл для вас будет слишком жестко, давайте я предложу вам с мехом, они помягче и удобнее». Но парень отказался: «Нам нужны настоящие милицейские, я ее прикую». А сам девчонку буквально держит, чтобы та не сбежала. Хотя было видно, что мужчина ее очень любит и бережет. Опять же, не все готовы к наручникам и кляпу.

Фото: Susannah Benjamin

KYKY: Может ли быть такое, что процесс перейдет в реальное насилие?

Н. Л.: Смотря в каком настроении партнеры. Если мужчина чувствует эмоции женщины, любит ее, и он в адекватном состоянии, без алкоголя и других допингов, то до насилия не дойдет. Судя по клиентам, для них БДСМ – прежде всего игра: побыть собачкой, убрать в доме с кляпом и в чулках, посидеть прикованным за половой орган к ручке двери и так далее. Кстати, БДСМ-атрибутику можно применять по-разному. Одни используют ее в спортивном зале как фиксаторы к тренажерам, другие – в качестве украшения, а третьи – по прямому назначению, для ограничения движения. Но для этого можно брать любой подручный инструмент, находящийся дома, тот же шарфик. Или вот у нас люди покупают фаллоимитатор, и им отхлестывают.

KYKY: В Беларуси производят БДСМ-атрибутику?

Н. Л.: Можно сделать заказ у мастеров, работающих с кожей.

KYKY: А серийно?

Н. Л.: Серийно наша страна не допустит. Законы в стране скользкие, и трактовать их можно в любую сторону. Идет пропаганда, что секса в Беларуси нет, и даже в средствах массовой информации шутили про налог на секс. Нам не разрешили повесить вывеску на здании, мотивировав таким образом: «Неужели люди сами вас не найдут?». Макет рекламного плаката для метрополитена два месяца согласовывали, все фразы и даже «магазин для взрослых» запретили, оставили только Amor.by и мелкую надпись «18+» в уголке.

KYKY: Почему к БДСМ такое негативное отношение?

Н. Л.: Это, скорее, у старшего поколения, из-за воспитания. Но и в старшем, и в младшем поколении есть абсолютно разные люди. И БДСМ можно преподнести по-разному. Можно как искусство шибари, красоту бабочки в коконе, или как боль. Многие люди любят доминирование и преклонение. Им даже аксессуары не требуются, достаточно сказать: «сидеть», «лежать». А кому-то нужны атрибуты – прищепки, иглы, пирсинг. Или чтоб отхлестали реально по-жесткому, до шрамов. У каждого свой уровень допуска. У многих даже переступить порог секс-шопа – табу. А некоторые женщины даже смотреть не могут на форму члена, их начинает психологически тошнить. Интересно, как они могут спать в одной постели с мужем, отвергая часть его тела?

Фото: Nedda Afsari

KYKY: Сколько лет было вашему самому пожилому клиенту?

Н. Л.: 85 лет. У дедушки три года назад умерла жена, и на этой почве начались проблемы. Врач посоветовал массаж простаты, и дедушка отправился к нам за «расширителем». И знаете, когда он снова пришел к нам через некоторое время за смазкой, его было не узнать: посвежел, даже осанка изменилась. Кстати, в белорусских учреждениях здравоохранения есть услуга вагинального массажа. Я была как-то в санатории «Рассвет» в Любаньском районе и попала на прием к гинекологу-сексологу 1-й категории с 15-летним стажем. Было интересно, как к этому подходит старшее поколение. Оказалось, в медицинских вузах обучают специальному курсу вагинального массажа при застойных явлениях в тазу, недержании мочи, слабом тонусе стенок влагалища или восстановлении после родов. Как все это происходит: массаж проводится вибратором с низкими частотами пульсаций. Необходимо пройти курс 6-8 сеансов каждый день для достижения результата.

KYKY: А не проще ли самой купить вибратор?

Н. Л.: Сексолог в санатории действительно порекомендовал определенные модели с клиторальными стимуляторами и вагинальной вибрацией, желательно с выбором функций пульсаций. И пригласил прийти вдвоем с мужчиной для консультации, чтобы объяснить, что делать с вибратором в паре. Мужчины тоже приходят за игрушками для себя по рецепту от врача. После посещения проктолога часто выписывают массаж простаты с помощью вибратора, вакуумный массаж помпой для улучшения циркуляции крови, мастурбатор для регулярной эякуляции и профилактики застойных явлений в простате.

KYKY: Подведем мораль беседы?

Н. Л.: Мораль в том, чтобы каждый рассказал свою фантазию: что он желает и в каком виде хочет получить. Составить подробную инструкцию по собственному применению. И неважно, БДСМ это или нет. Стоит описать все табу, ограничения, составить сценарий и раздать роли или прийти на тренинг по развитию сексуальной фантазии в магазин Amor.by. И вот тогда все будет в удовольствие и на здоровье.

Истории практикующих Тему

1. Сухой закон. Опыт Искателя

Мужчина, называющий себя Искатель, использует в основном техники ограничения подвижности: «Это способ усилить ощущения, сделать их гораздо ярче, а контакт с партнером – глубже. Важно обсудить перечень допустимого до, а не во время процесса, потому что требуется доверие к Верхнему. Нижний отдается, расслабляется, доверяет себя. И чтобы это произошло, надо знать, чего делать не стоит. Если ваш партнер, к примеру, причинит боль или начнет щекотать, то удовольствие сразу испортится. Вы от расслабленности перейдете к защите, от восприятия – к блоку. Вот поэтому и надо знать табу – чтоб не навредить. Какой бы жесткой ни была Тема, в ней есть гармония. Что касается секса, то БДСМ его как раз предполагает. Практики высокосексуальны – это факт. Однозначно не стоит использовать при Теме: алкоголь, непроверенные практики и все, что связано с физической и психологической небезопасностью».

Фото: Sarah Piantadosi

2. «Овцы, которые не знают, о чем говорят». Опыт Мэтью

Мэтью Трэйн – путешествующий профессиональный мастер по боди модификациям, который переехал из Минска в Даллас, штат Техас. В своих практиках он использует психологические, ролевые игры, унижения: топ, футфетиш, латекс, воск, смену ролей. «Самая неудачная история – это девочки, которые видят мои татуировки и пишут, – говорит Мэтью. – Их представления о БДСМ – это тизер «50 оттенков серого». Ждут, что все понарошку – а оно на самом деле не понарошку. Проблема «50 оттенков» в том, что это БДСМ для домохозяек с недотрахом и больше ничего.

Неловкие ситуации случаются только с овцами, которые не знают, о чем говорят. Кто их привязывает? Они сами на хрен бросаются, вот честно! Мне не интересно вставлять-вынимать гениталии, тут самый сок – добраться куда-то поглубже. Понятно, почему они меня находят – умный парень с сексуальным акцентом, который следит за собой. Но я такие отношения заканчиваю, потому что скучно, нету там ничего, кроме каких-то стереотипов вроде того, что БДСМ – это жестко, плетки и прочая чушь. Такие дурные сами закапываются, когда на дороге знаки: «Не трогать друг друга за интимные места во время вождения».

3. Сила ветвей. Опыт Павла

Павел понял, что ему нравится подчинение, шесть лет назад: «Мой «первый раз» прошел относительно удачно – с подругой, для нее это тоже было впервые. Здесь, в принципе, ничего сложного нет. Нетрудно найти ремни, провода или прутья – их можно сорвать с любого дерева и, при желании, обработать антисептиком. Можно и не полировать: порой даже приятно, когда проводят сучками по избитой заднице. Главное, по-моему, правильно пороть: не сильно, но и не слабо, чтоб оставались легкие синяки. Хотя иногда и жести хочется – чтоб сидеть было больно. Все под настроение. Но вообще, по порке существуют целые мануалы. Например, нельзя бить по одному и тому же месту. Такое однажды со мной случилось: Верхняя была неопытной. Но потом все стало окей – когда она наловчилась. Хорошо, что следы на заднице не особо нужно прятать.

Еще опасно входить в сабраш или сабспейс – желание боли в момент ее получения, когда тебя бьют, а ты хочешь еще и еще.

Если Верхний не контролирует ситуацию, то может нанести Нижнему сильный вред по его же просьбе. Я однажды в такое состояние вошел, но тогда девушка остановилась, ибо дошло до крови. А вот чего точно не стоит делать, так это порезов. Ну и использовать стеклянные анальные игрушки».

Фото: Toilet Paper Mag

4. Hапоследок: всегда запирайте двери

История Анны короткая, но трагичная: «Однажды мы играли с моим молодым человеком у него в квартире. Я лежала связанная, с прищепками на сосках, и тут услышала, как открывается входная дверь. Это пришла мама парня. Всегда запирайте двери».

Как одевается креативная молодежь. Заветы глянца и сила эротического капитала 4.2

Секс • Андрей Тетёркин
Какой смысл в современной моде? Или же никакой тут логики нет, и верен диагноз социолога Г. Зиммеля о жизни в больших городах? Каждый чувствует себя ничтожной пылинкой и поэтому превращает себя в эпатажного чудилу, «чтобы быть непохожим на других, выдвинуться и тем стать заметным?» Философ Андрей Тетёркин – о дресс-кодах современной горожанки, которая читает глянец.