Плети, снейки, тотальное доминирование. Роберт и его BDSM-вечеринка

Секс • Андрей Диченко
Мой собеседник скрывает свое имя под псевдонимом Роберт Асприн. Помимо организации БДСМ вечеринок, он основатель тематических каналов с десятками тысяч подписчиков, мечтающий вывести этот тип взаимоотношений между партнерами на принципиально новый культурный уровень. Символично, что менее в ста метрах от нас – кинотеатр «Беларусь», в котором проходит премьера фильма «На пятьдесят оттенков темнее».

С Робертом нас познакомила общая знакомая. Когда вы слышите о человеке, практикующем БДСМ, сразу рисуется образ некоего тирана. На деле Роберт оказывается очень вежливым и тактичным молодым человеком. Он не использует ненормативную лексику в общении, улыбается. Говорить с ним приятно благодаря его искренности. В будничной жизни наш герой работает архитектором. А вот о своем хобби собеседник готов рассказать в мельчайших деталях. Если вы моралист, то дальше этот текст лучше не читать.

KYKY: Говорим БДСМ – понимаем веревки, плети, хлысты, наручники и так далее. Такая вот картинка в голове у большинства. Это миф или нет?

Роберт: Для обывателя пусть так все и будет. Для начала вообще отойдем от слова БДСМ и назовем его просто словом «тема». Так удобнее и ближе к реальности. Так вот, для тех, кто в теме, это не набор каких-то игрушек или сценариев действий. Это, в первую очередь, отношения между людьми. В моем случае между мной и женщиной. Связь и всё, что может из этой связи следовать. Что касается игрушек... Каждый решает сам, что ему нужно и какая практика интересна. Решает то, какая «тема» паре ближе. Лично у меня были сессии, где из девайсов только руки и всё! Ты спросил меня о заблуждении, когда перечислил аксессуары. Так вот, для тех, кто это практикует, такая постановка вопроса говорит о невежестве. Главное не то, что ты держишь в руках, а то, какую модель поведения ты выбираешь и какая эмоциональная связь между «верхним» и «нижним».

KYKY: Можно ли как-то детальнее описать, что такое «эмоциональная связь»?

Роберт: Это, в первую очередь, специфический взгляд на отношения между мужчиной и женщиной. Я ни в коем случае не утверждаю, что «женщина не человек». И что она обязана мне служить, не возражать или вообще молчать в тряпочку. Нет, она должна внимать моим словам и действиям. По большей части я практикую сессионные отношения, нечастые встречи. В эти моменты она становится безвольной, послушной. Иными словами – куклой для меня. Только мне позволено решать, когда и что она будет делать. Разумеется, все это добровольно. Речь может идти про насилие, но ни в коем случае не про изнасилование.

KYKY: То есть в обычную жизнь это не переносится?

Роберт: Скажем так: я реалист и совсем не романтик. Для меня обычное свидание – это что-то занудное. Трата моего времени. Это вовсе не означает, что я потерял трепет и уважение к женщине. Просто оно видоизменилось.

Цветы и подарки конечно же дарю. Но если говорить про сувениры, то это чаще всего что-то из нашей сферы. Например, сбруя для тела, анальные игрушки или украшения.

Даже плеть новая – ведь она тоже для нее! Я садист, и мне важно иметь доступ к телу и мозгу. Последний во время сессии идеальнее всего для нижней отключить. В БДСМ каждая буква несет отдельное обширное направление. Мне подходят только последние две буквы «С» и «М». То есть присутствует необходимость делать больно, видеть страдание и удовольствие от полученных телесных наказаний.

Фото: Helmut Newton

KYKY: Где лежит грань между дозволенным и насилием?

Роберт: Это можно только чувствовать. Вся работа ведется силовыми методами. И чего уж таить. Причинить вред очень легко. Как я определяю грань? Никак! В жизни я не проявляю насилия к близким, детям и животным. Во время сессий могу позволить себе все, кроме реальных увечий. Некоторые мои практики очень близки к насилию. Разница в том, что я делаю это по согласию с нижней. Есть практика ballypunching (удары в живот – прим. KYKY), у меня в группе мы переделали этот термин на «работа руками» – удары кулаком по всему телу. Повторяю, по всему телу. Выглядит как насилие. Но есть нюанс. Нижняя сама просит бить ее, а вот как сильно и куда, решаю я. Грань – это не навредить здоровью.

KYKY: Инцидентов не было, надеюсь?

Роберт: Никто не идеален. Признаю, что были случаи неприятные. Выбивал челюсть, ломал пальцы и слишком глубоко резал. Но я знаю, как и что делать при этом. Куда везти, как оказать первую помощь. И конечно, больше не повторять своих ошибок!

KYKY: Когда ты вообще пришел к тому, что тебе это нравится?

Роберт: Лет 13 назад. Но интуитивно чувствовал, наверное, что мне это нравится. Впервые что-то такое попробовал... Кажется в 23 года. Секс для меня был каким-то разочарованием. Потом девушку встретил, которая позволяла делать с собой немного больше. Мог душить ее. Или нанести ей удар, и это очень нравилось ей. Когда осознал себя, начал искать людей, читать, изучать. Мне повезло, что рядом оказался человек, который смог высвободить то, чего давно хотелось. Специально такую не искал. Да и при знакомстве ни о чем таком не подозревал.

Роберт: А правда, что те, кто в «теме», своих сразу же узнают?

KYKY: Бывает, но это бессистемно. Люди из нашей субкультуры ничем от других людей не отличаются. Только тараканы в голове больше и жирнее. Другой вопрос, что тех, кому это чуждо, сразу видишь. Трудно не заметить, когда человека что-то отталкивает. Да и это нормально. У всех свои увлечения и страсти.

KYKY: Часто ли доводится слышать фразу «ты больной»?

Роберт: Между нами: слово «больной» скорее комплимент. Мы живем в мире жесткой и очень жесткой морали. Поэтому сторонними людьми все наши девиации однозначно воспринимаются как отклонения. Посуди сам, сможет ли рядовой обыватель одобрить сессию, где женщину обездвиживают, затем порют, а после в таком состоянии используют, и верх может быть не один?

KYKY: Раз уже заговорили про групповые дела. Насколько распространены закрытые БДСМ-вечеринки?

Роберт: Достаточно много вечеринок. Но по большей части это бондажники и шибаристы. Тусовок для садистов и мазохистов немного. В этом плане лидером является Санкт-Петербург и Киев. В Минске все очень печально. В Москве есть свои пару мест, но до европейского шарма им еще далеко. Но люди исключительно все адекватные и близкие по духу.

Фото: Ren Hang

KYKY: Что для тебя сокрыто под словом «мораль»?

Роберт: Лично я считаю себя человеком глубоко аморальным. Но это лишь время, в котором я живу. Мораль у меня такая: не портить детей, вести себя тактично в любой ситуации. Помогать, если могу это сделать. Вроде как все. А нет. Я люблю своих родителей!

KYKY: Замечал ли ты за собой, что можешь что-то осудить?

Роберт: Никого не осуждаю никогда. Да, мне не нравятся педофилия и некрофилия. Ни за что бы на это не подписался.

А еще не могу никак понять суть футфетиша – что в этом находят? Извращенцы какие-то (смеется)!

Но осуждать их – не мое дело. Учитывая, какие практики я испытал, с моралью, наверное, у меня все плохо.

KYKY: В свое время общался с человеком, который занимается бондажем. Говоря иначе – связывает. Познание этого искусства занимает огромное количество времени. Связать партнера быстро и правильно сможет далеко не каждый. Сколько времени на учебу потратил ты?

Роберт: Я тоже немного бондажист. Использую бондаж для фиксации. Вообще, до сих пор учусь. Каждый раз стараюсь усложнять. Это касается всех практик. В свое время посещал семинары по работе с длинными девайсами, плетьми. Опять-таки: все нужно пробовать. Теория всегда останется теорией. И нужно пробовать то, что хочется. Без желания ни одна практика не пойдет. Не лишним будет медицинскую литературу просмотреть. К примеру, для шибариста это очень важно. Сколько, где и как можно пережимать. Очень важно делать все правильно, чтобы не навредить. Лично я из литературы отдельно изучал информацию о местах, где проколы делать нельзя, глубины порезов в медицинской литературе.

KYKY: Как проходят БДСМ-тренинги?

Роберт: Тренинг – это постановка удара, работы с будущим девайсом. Формирование привычки к орудию. Мастер показывает движения, как и куда ты должен быть наклонен. Все это происходит при тебе на твоей нижней. Обычно на такие тренинги приходят парами и со своим «барахлом».

KYKY: Есть ли вещи, которые тебя бесят?

Роберт: К примеру, фильм «50 оттенков серого» и куча неофитов после него. Насмотрятся Голливуда и думают, что это все так романтично. Вреда от таких людей немного, но когда они лезут на форумы и в тематические сообщества, не зная деталей и отличаясь полным невежеством... Это немного раздражает. Я не против сказок про золушек и принцев. Но это немного разные вещи. То есть совсем разные.

Кадр из фильма «50 оттенков серого»

KYKY: Позеры часто встречаются в твоей сфере?

Роберт: Позеры есть везде. После популяризации БДСМ их стало и в теме много. Деться от них никуда не получится. Остается только избегать встречи с ними. Тут как в обычной жизни: всегда есть риск нарваться на человека, играющего роль совсем не ту, к коей он имеет отношение. Панацеи от этого нет. Просто нужно думать головой и не бежать в объятия к первому встречному. Реальное знакомство перед сессией очень помогает выяснить намерения.

KYKY: Доводилось тебе объяснять человеку, что это «не его сфера»?

Роберт: Я все поиски провожу на тематических ресурсах. Поэтому времени обычно уходит на понимание не так много. Но часто получается, что человек хоть и свой, да не мой. Где-то можем не сойтись по практикам. Или женщина слишком слаба для практик. Много нюансов.

KYKY: И все же вернемся к тому, с чего начинали. Сколько денег уходит на аксессуары?

Роберт: Трачу немало. Люблю дорогие и хорошие вещи. В месяц где-то на них уходит в среднем 100-200 долларов. Столько обычно стоит один «снейк» или «кошка». Метал и «электричество» заказываю только в kink-шопах. Чаще всего американских. Что касается игл и ниток, то подойдет магазин по продаже медицинского оборудования. Ничего и никогда не куплю себе с AliExpress. То же касается и обычных секс-шопов. Веревки покупаю исключительно ручной работы и покраски. Я очень избирателен в этом.

KYKY: Качественную вещь от барахла сразу же отличишь?

Роберт: Ну а ты если сядешь после немецкой машины в российскую, почувствуешь разницу? Пойми, я все это держу в руках постоянно. И знаю, что мой мастер кладет в сердцевину. А что туда китайцы пихают... Представить страшно. У меня есть несколько человек, к которым обращаюсь. С ними давно знакомы, давно работаем. Других поставщиков не искал и не ищу. Это можно сравнить с поисками хороших антикварных вещей. Если бы ты был в теме, то прекрасно ощутил, как летит «снейк» ручной работы и китайский. Китайским чуть глаз себе однажды не выбил, потому что летит он, как хочет.

KYKY: Про «50 оттенков серого» мы выяснили. Давай к литературе: что посоветуешь прочитать по теме?

Роберт: Книгу «Палач» Эдуарда Лимонова. Книгу «Путь плети». Произведения Чака Паланика. Конкретно что у Паланика, хоть убей, не помню названий.

KYKY: Часто ли люди клеймили тебя извращенцем и советовали «полечиться»?

Роберт: Не держу в тайне мое увлечение. Мы ведь с тобой о нем говорим, верно? На показ тоже не выставляю. Людей темных, грубых и хамоватых сразу видно. Друзьям и подругам все равно, чем занимаюсь. Если кто-то говорит, что я извращенец... Это мне приятно, если честно. Комплимент.

KYKY: Как вы находите друг друга?

Роберт: Сейчас через интернет. Раньше как-то знакомые знакомых всегда были. Но эти времена давно минули, и лично я их практически не застал.

KYKY: Платные сессии доводилось делать?

Роберт: Многие их делают, но не я. Мне не платят. Я не плачу. Мы делаем это не ради денег. От процесса ты получаешь вещи намного более значимые, чем просто деньги.

KYKY: И последний вопрос: банальный классический секс тебя вообще интересует?

Роберт: Послушай, я ведь тоже человек (смеется)! А вообще, мне все интересно, что можно делать с женщиной. Сексом, как и многие другие люди, конечно же занимаюсь. Но признаюсь, 30 минут в миссионерской позе и потом тут же засыпать... Для меня это жуть как скучно! Другое дело, если мы трахнемся днем в парке, или в уборной ресторана. В таких случаях и классика сгодится!

«Сидел дома, орал, получил нежное прозвище «сатрап». Четыре невыдуманные истории про браки с иностранцами

Секс • Ольга Родионова
По просьбам комментаторов KYKY завершаем «неделю экспата» рассказом о беларуских девушках, которые вышли замуж за иностранцев. Все четыре истории записала Ольга РОдионова: «Это просто истории Лично знакомых мне женщин. Я бы никогда в них не поверила, если бы они не случились на самом деле. Уж больно трешовые».