Герл пауэр. Почему каждый беларус должен поехать в Бельгию и услышать M.I.A

Проекты • редакция KYKY
Что вы чувствовали, когда умер Майкл Джексон? Наверняка сожаление о том, что так и не попали на его концерт. Чтобы не жалеть ни о чем впредь, поезжайте в июле в Бельгию на Dourfestival 2017, хэдлайнером которого является M.I.A, британка индийского происхождения, которая написала ту самую песню про бумажные самолетики «Paper Planes» – если вы ее не слышали, значит, провели последние лет 10 в мешке с картошкой. KYKY анализирует творчество одной из самых ярких и самобытных хип-хоп певиц в мире.

Она борется за права граждан третьего мира, дружит с Джулианом Ассанжем и который год не может въехать в США по политическим причинам. Ее настоящее имя – Матханги Арулпрагасам. В миру известна под псевдонимом M.I.A (аббревиатура расшифровывается как Missing In Action).

Борцы с Трампом? Да ладно. Зажрались они там у себя в Лондоне. Так думает типичный беларус по пути в банк, где нужно перевести 20% зарплаты в доллары, на черный день. Политическая борьба нам кажется мусором, потому что жизнь стоит того, чтобы наслаждаться чашкой капучино на террасе, а не гнить в тюрьме за кого-то, чьи права попирают. Вот почему песня «Paper Planes» с рефреном «Все, что мне нужно – взять твои деньги» у нас чаще звучит на тусовках, где собирается местный гламур, полусвет и золотая молодежь. Но вы не поленитесь, посмотрите официальный видеоклип. По сюжету героиня «Paper Planes» продает шаурму.

Она обычная мусульманская девчонка, которая работает в ларьке со стритфудом, тяготеет к часам из золота и носит невообразимую одежду, которая наверняка заставляет бабушек в мусульманском гетто плеваться вслед. «У меня репутация – быть сложной», – признается Майа журналисту британского журнала Evening Standart. Что означает ее сложность, можно понять, посмотрев другой клип, на песню «Born Free», который был запрещен к показу на канале Vevo. В этом видео самой M.I.A нет, зато есть целый автобус американских военных, которые без видимых причин арестовывают рыжеволосых парней, забирая их утром из родительских квартир, и везут на пустырь убивать. Рыжие несутся по полю, тела разлетаются в клочья, бессмысленная жестокость не понятна – вот такая она, M.I.A. Экзотический цветок, борьба с социальной несправедливостью и воплощение мусульманского хип-хопа одновременно.

Детство Майа провела на Шри-Ланке, где шла гражданская война. Ее отец, инженер по образованию, был членом движения тамильских сепаратистов, который из-за преследования британских властей был вынужден перевезти семью на Шри-Ланку. В Лондон Майа вернулась только в 1986 году вместе с мамой. «Когда мы приехали, вокруг было полно шриланкийцев. Они сводили меня с ума. Мы с сестрами хотели быть крутыми лондонскими тинейджерами, но везде были окружены беженцами». Первое время женская часть семьи Арулпрагасам жила в лагере беженцев. Позже Майа стала учиться киноискусству и моде. Записывала песни. Ее первый альбом 2005 года, названный «Arular» в честь отца, так никто и не заметил, зато второй «Kala», названный в честь матери, получил «Грэмми» в 2007 году, а песня «Paper Planes» попала в 500 величайших песен всех времен по версии журнала Rolling Stone. После такого успеха Майа переехала в Нью-Йорк и стала первой звездой антиглобализма.

Она часто вспоминает совет, который дал ей Канье Вест десять лет назад. «Что бы ты ни делала – не ходи на свидания, избегай беременности и ни в коем случае не влюбляйся. Любовь – это как рак». «Я подумала, что он говорит страшные вещи, а теперь понимаю, что он был прав», – признается Майа. В США у нее случился роман с продюсером Diplo. Они встречались три года, пока в 2008 Майа не вышла замуж за Бенжамена Бронфмана, миллиардера и сына основателя Warner's. Сейчас пара в разводе, их сыну восемь. Майа живет с мальчиком в Лондоне и называет себя не очень хорошей матерью: «Когда сыну было два года, он однажды заявил, что я вторглась в его личное пространство. Личное пространство, подумать только! Я спала в комнате с десятью другими людьми, пока мне не стукнуло десять!»

Все вышесказанное о M.I.A как-то слабо вяжется с ее же клипом на песню XXXO с уже третьего альбома. Золото, розы, леопарды, лебеди, арабская вязь, сабли янычаров и перламутрово-красные губы – если заскучали по отдыху в арабских странах, вам сюда. Кажется, сама M.I.A здесь чуть-чуть привирает: мы знаем, что не такой она пушистый котик, как хочет казаться. Вообще, в музыке она шумная. Как индусы любят поделки из искусственного золота, так и M.I.A любит сэмплы, техно, детские крики, арабские барабаны и панк – смешать все погуще как в карри, чтобы у слушателя отвалились уши. Иногда хочется взять ее записи и почистить от шелухи, чтобы остался только бодрый сексуальный голос и глаза с поволокой, но тогда это уже будет не M.I.A.

В клипе на песню «P.O.W.A» она катается в белом грузовичке, засыпанном желтыми цветами и поет: «I'm not Rihanna, I'm not Madonna, I'm not Mariah or Ariana» (Я не Рианна, я не Мадонна, я не Мэрайя или Ариана). В тексте песни упоминается Трамп со своей стеной против мигрантов, а сами мигранты из клипа носят шапочки как у группы «Грибы», только красные. Когда СМИ фотографируют маленького мертвого мальчика на турецком берегу, от M.I.A будто бы ждут клипа на тему миграции в Европу. Так появляется «Borders», где певица плывет на лодке с уставшими беженцами, во взглядах которых не читается ничего. В своем инстаграме она не перестает писать о том, что отстаивает интересы 65 миллионов беженцев из мусульманских стран. Ее коробит движение Black Lives Matter («Жизни чернокожих имеют значение») в США, за которое выступают артисты вроде Бейонсе. Ведь никто из них никогда публично не скажет о том, что жизни сирийцев и пакистанцев — тоже имеют значение.

На вопрос, что ее пугает, она говорит: «Ничего. Я чувствую, будто должна была умереть много лет назад. И мне удивительно, что все еще жива, если честно. Я – дитя войны. Когда я росла, то реально не думала, что когда-нибудь стану старше 25 лет. Что дорасту до возраста, когда мне можно будет легально водить машину, что у меня будет дом и ребенок. И как и всем эмигрантам, для этого мне нужно работать в десять раз больше».

Увидеть M.I.A вживую можно на Dourfestival 2017, который пройдет с 12 по 16 июля в Бельгии. Купить можно как билеты на все пять дней (от 155 евро), так и на один день (от 55 евро). Более подробная информация – здесь.

В тексте использованы интервью M.I.A для журнала Evening Standart.

Четыре парка, три озера и одно кладбище. По Минску на велосипеде

Проекты • редакция KYKY
Туристический портал VETLIVA совместно с KYKY создал гайд по красивым местам беларуских городов, куда можно добраться на велосипеде. Маршрут экспедиции по Минску нам помогает построить Настя – директор Минского велосипедного общества. Напомним, мы уже проехали по Витебску, впереди – Гродно.