Сбылась мечта гуманитария. Как я уехала работать в IT-компанию в Москве

Деньги • Алиса Петрова
«Приход в IT можно сравнить с выигрышем грин-карты. С одной стороны, у тебя теперь есть вид на жительство в США, с другой – тебе надо вкалывать, чтобы остаться там и социализироваться в новом обществе». Алиса Петрова – это уже второй журналист KYKY, который уходит от нас в мир IT. Более того, она уехала ради такого дела в Москву, которую каждый полуторный минчанин на дух не переносит. Мы попросили Алису рассказать, каково это – быть гуманитарием в офисе, где в кабинет разработчиков даже заходить запрещено.

Предыстория. Как я оказалась в Москве

Мысли сменить работу у меня появились еще в августе 2016-го. К Новому году я окончательно поняла, что пора. Когда, как не сейчас? Я только закончила университет и проработала два года в модном KYKY. Пора двигаться дальше. Я видела два варианта, как «войти в айти»: записаться на курсы в ПВТ за $1000 или устроиться в IT-компанию на начальную позицию на любую зарплату (но с последующим ростом) и постигать всё в процессе. Первый вариант мне казался проще, но второй – гораздо экономнее и выгоднее, потому что я буду получать и деньги, и реальный опыт работы.

Чтобы вы понимали развитие сюжета, мне нужно немного рассказать о себе. Хоть у меня не было нужного опыта, я никогда не была «законченным» гуманитарием: у меня экономическое образование, да и математику я всегда понимала с полуслова. Начала с общения со знакомыми айтишниками. Прямо спрашивала: ребята, у меня такие-то данные, хочу в IT, что мне делать, что учить? Самой полезной была встреча с постоянным комментатором группы KYKY в Vkontakte Андреем Полищуком – он рассказал, в чем стоит разобраться и как вести себя на собеседовании. Вкратце: надо ознакомиться с HTML, CSS и JavaScript и научиться «читать» код сайта. А на собеседовании, если спросят что-то, чего ты не знаешь, прямо сказать «я не знаю, но если надо будет – загуглю и разберусь».

В Москве я оказалась по счастливой случайности – благодаря доброму другу, на тот момент – внештатному автору KYKY Андрею Диченко. Компания, где работает наш общий друг, искала несколько человек на junior-позиции – я решила попробовать. Поскольку опыта работы не было, решающими стали тестовое задание и собеседование – сначала с моим шефом, затем с гендиректором. Было важно, как у меня работает мозг и умею ли я учиться, и особенно – на ошибках.

Где я работаю и почему всем, кроме уборщицы, нужно уметь кодить

Retail Rocket – это пример успешного стартапа, который запустился пять лет назад. Мы работаем с интернет-магазинами, предоставляя три сервиса: товарные рекомендации на сайтах, триггерные рассылки и платформу для e-mail рассылок. Системы основаны на машинном обучении и работе с большими данными (сейчас модно говорить big data). Сегодня Retail Rocket лидирует на российском рынке, осваивает европейские и даже латиноамериканский: есть офисы в Испании, Голландии, Ирландии и Чили. Любимая шутка среди сотрудников: «Когда мы переедем в офис в Барселону?» И, конечно, Retail Rocket – резидент Сколково, российского аналога ПВТ.

Алиса Петрова

Офис находится не в самом центре, но в пределах московского центрального кольца, в небольшом бизнес-центре. Есть своя кухня с чаем и кофе в неограниченном количестве. По утрам первым сотрудникам достаются фрукты – небольшое поощрение за ранний приход на работу. Каждый месяц всем работникам начисляется определенная сумма на личный счет сервиса, который объединяет почти все доставки по Москве. Хочешь – азиатская кухня, хочешь – итальянская. Но я не выпендриваюсь – заказываю недорогую домашнюю еду. Второй завтрак, обед и полдник обходятся в 200-250 рублей (примерно $3-4) в день.

Время прихода на работу – свободное. Ты должен пробыть в офисе определенное количество часов в неделю и присутствовать на нескольких встречах.

В остальном – как душе угодно. С московскими расстояниями очень удобно. Офис, кстати, открыт круглые в сутки семь дней в неделю. Не просто так: практически каждые выходные кто-то работает, а иногда остается до рассвета. На прошлой неделе, например, трое ребят сидели до трех часов ночи! И с утра снова были на работе – пришли раньше меня.

Ачивка, которую получает каждый сотрудник – все, за исключением разве что бухгалтера, знают HTML и JavaScript. Писать код не надо, но нужно уметь его читать и, если понадобится, находить баги. Например, тем же сейлзам нужны технические навыки, чтобы общаться с разработчиками на стороне интернет-магазина.

Модная должность и коллеги с аморальным юмором. Что я делаю и с кем работаю

Структура московского офиса Retail Rocket отличается от типичной IT-компании в моем представлении – она не состоит на 80% из разработчиков. Почти половина – аккаунт-менеджеры и сейлзы. Вторая половина – email-маркетологи, а/б-тестеры, аналитики, разработчики и администрация (то есть генеральный директор, его зам и два маркетолога). Большинство технарей: девелоперы, администраторы и верстальщики – находятся в Тольятти.

Моя должность звучит красиво, но непонятно и загадочно – Growth Hacker. Я провожу А/Б-тестирование товарных рекомендаций на сайтах наших клиентов, чтобы определить, какой из алгоритмов выдачи или вариант дизайна принесет наибольшую выручку клиенту. В какой-то степени, это похоже на менеджмент проектов – я «веду» тест от начала и до конца: от разработки плана до анализа результатов и составления отчета для клиента. Постоянно взаимодействую с аккаунт-менеджерами – по вопросам, которые касаются сайтов магазинов, и верстальщиками – они делают верстку, которая показывается сегментам, на которые делятся пользователи во время теста. Звучит сложно, а на деле – интересно.

Да, вам не показалось, со мной работает человек в шапочке из фольги

Мой шеф – человек-мозг. Он старше меня всего на два года – и у него уже есть в подчинении целый отдел. Но это не все. Он закончил бакалавриат и магистратуру МФТИ (физтех). А еще он знает минский боксерский клуб «Патриот» – и даже не от меня. Ну, и работает как вол, при этом обучая меня и моего напарника, терпеливо отвечая на дурацкие вопросы. Первое время у меня были пробелы в технической терминологии, и мы одну и ту же вещь могли объяснять по-разному.

Общение с шефом тогда напоминало старый скетч из «Наша Russia»: где Равшан и начальник выясняют, как правильно говорить: «подоконник» или «пакалодник».

Сотрудники работают в трех опенспейсах. Самый большой, с двумя переговорками – для аккаунт-менеджеров и сейлзов. В «среднем» работают ребята, которые занимаются продуктами компании: e-mail маркетологи и а/б-тестеры. Самая «священная» комната – та, где работают аналитики и разработчики. Туда практически никому нельзя заходить, чтобы не отвлекать от работы.

Это дверь в комнату разработчиков, я туда действительно не буду заходить, потому что боюсь

Сначала я думала, что это шутка, но это действительно строгое внутреннее правило. Вокруг ее неприступности ходят легенды – если бы комнату охранял дракон, я бы не удивилась. Когда-то на их двери висел комикс с содержанием, мол «не отвлекайте разработчиков, они думают».

Наши девелоперы и аналитики держатся немного особняком. Аккаунты – их слишком много, и они слишком разные, чтобы всех под одну гребенку причесать и описать вкратце. С ними я много общаюсь по работе. Первые две недели боялась лишний раз побеспокоить – писала ведь три часа назад, зачем надоедать? Сейчас же такого слова на работе в моем лексиконе нет. Во внерабочее время общаюсь с ребятами из отдела e-mail-маркетинга. Этот отдел имеет репутацию ребят «с придурью» за специфический и аморальный юмор, часто ниже пояса. Кстати, у компании есть неформальный стикерпак в телеграме: фото сотрудника и его коронная фраза. На меня пока стикер не сделали, ни у кого нет времени их обновлять.

Что делать дальше, когда ты уже в IT

Получается, что одна моя мечта – влезть в IT, будучи гуманитарием, исполнилась. Главред Настя Рогатко спросила меня: «О чем ты мечтаешь дальше?» Но мечтать мне некогда – надо работать и ставить четкие цели. Я могу сравнить свой приход в IT с выигрышем грин-карты. С одной стороны, класс, у тебя теперь есть вид на жительство в США, с другой – тебе надо вкалывать, чтобы остаться там, жить в нормальных условиях и социализироваться в новом обществе. Новичок в IT попадает в похожую ситуацию. Во-первых, нужно дополнительно учиться. Во-вторых, есть жесткие KPI, которые необходимо выполнить. С работы я прихожу около девяти часов, а на выходных, как правило, учусь. Но это именно то, чего я и хотела, потому что теперь каждый мой день – выход из зоны комфорта. И это круто.

Многие задавали непонятный мне вопрос – не страшно ли было ехать? Не страшно. Гораздо страшнее – сидеть на одном месте и бояться перемен.
Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

«Мы вводим безвиз, ждем иностранцев, но ограничиваем режимы работы». Ресторатор Алексей Садовой о том, как спасти Зыбицкую

Деньги • Ирина Михно
Зыбицкая – феноменальная улица, которая смогла выжить в беларуской экономике и стать неплохой достопримечательностью Минска. Даже во время всепоглощающего кризиса здесь тратятся деньги. Но как? Пару лет назад многие кривили носы при одном ее упоминании. О том, как произошел городской бум, почему появляются бары-однодневки, из-за чего власти ограничивают время работы заведений и что нужно сделать, чтобы и бизнесу, и власти было удобно, KYKY рассказал опытный ресторатор, владелец баров «Курилка» и «El Pushka» Алексей Садовой.