«Вот отсюда мы отправимся на Марс». Экскурсия по американскому космодрому

Места • Павел Сыроежкин
Знаете ли вы о том, что на космодроме во Флориде обитает куча крокодилов? А что NASA тратит миллионы долларов в год, что бы уберечь свое оборудование от молний? А про Илона Маска, который решил экономить, заправляя ракеты и отправляя в космос повторно, слышали? Павел Сыроежкин рассказывает, как праздновал свой День рождения на американском космодроме. Дню Космонавтики посвящается.

Так уж исторически сложилось, что на свет я появился 12 апреля, в День Космонавтики. Лишь в последний момент родители передумали называть меня Юрой, в честь Гагарина. Что ж, и на том спасибо. Но сакральная связь с околоземными орбитами и прочей астрофизикой до сих пор проходит красной нитью через всю мою жизнь. И если в нежном возрасте она выражалась в коллекционировании марок с портретами космонавтов и изображением ракетоносителей, то нынче карты могут так лечь, что свой день рождения я случайно могу справить и на американском космодроме, например. Именно о таком приключении я сейчас и расскажу.

Пацанский road trip на север Флориды

Мой майамский подельник Дэнчик заехал за мной в 5 утра. Езды от Майами до Мыса Канаверал примерно неспешных часа четыре. С остановкой на завтрак, разумеется. Деня взял индульгенцию у супруги на дневной отгул, а потому даже уже в такую рань был бодр и свеж, и сиял аки начищенный самовар, предвкушая классический пацанский road trip. Я запрыгнул в его прокатный «лексус» с термокружкой из Starbucks (собственно, это и был весь мой багаж в эту поездку), и мы взяли курс на север Флориды. А теперь небольшой историко-географический экскурс.

Сам Мыс Канаверал (заросли сахарного тростника – с испанского) – это территория 55 на 10 км, на которой помимо пары десятков стартовых площадок находится еще Космический Центр им. Кэннеди, база ВВС США, обладающая своим телефонным кодом 321 (намек на предстартовый отсчет перед пуском). На протяжении 10 лет он носил имя Джона Кеннеди (объявившего здесь глобальной целью высадку человека на Луну в 1961 году).

К слову, на эту территорию приходится более всего ударов молний в США, и NASA ежегодно тратит миллионы долларов, что бы уберечь свое оборудование от них. Зато выходит отличная экономия на топливе для ракет: чем ближе к экватору находится космодром, тем мощнее центробежная сила Земли помогает «вытолкнуть» ракету на орбиту, что в разрезе космических цифр и объемов топлива весьма недурно.

Подсчитано, что на сэкономленные на этом с 60-х годов средства можно было бы построить еще один Байконур. Кстати, надо будет узнать, насколько последний открыт для посетителей. Сильно сомневаюсь, что так же широко, как его американский коллега.

Американцы на всем привыкли делать деньги. Даже сверхсекретный, поначалу, объект, они превратили в парк развлечений

Учитывая колоссальную дороговизну космических программ, даже небольшая самоокупаемость в этом вопросе – правильное решение. На территории комплекса к вашим услугам все богатство выбора американского фастфуда, достижения кинематографа (в виде суперпередовых кинозалов IMAX), многочисленные сувенирные магазины и еще десятки способов потратить свои деньги.

Вы всегда можете узнать время запуска ближайшей ракеты (обычно, пару раз в месяц) и за отдельную плату забронировать себе место на специальной трибуне, с прохладительными напитками. Но в округе не счесть бесплатных мест, откуда это действо можно лицезреть бесплатно. Романтические парочки купаются в Заливе, а когда ракета стартует, превращая ночь в день на десятки километров вокруг, сливаются в страстных поцелуях – считается, что на удачу.

Как компания Илона Маска посадила ракету в океан

За неделю до нашего визита здесь произошло поистине знаковое событие для всей международной космонавтики: Space X, частная компания Илона Маска (того самого, который является прототипом Железного человека в исполнении Роберта Дауни-младшего) с пятой попытки посадила ракету на платформу в открытом океане. Что это значит на деле? Примерно следующее: «Каждая из наших ракет стоит столько же, сколько и пассажирский авиалайнер. Но авиакомпании не выбрасывают самолеты после первого полета, а вот с ракетами именно так и происходит. Представляете, в каком состоянии находилась бы международная авиация, если бы каждый самолет выбрасывали сразу же после первого полета?» – размышляет господин Маск.

При этом основная часть потраченных на запуск средств уходит именно на строительство ракеты. Таким образом, стоимость пуска можно сократить с $20 млн до всего $200 тысяч – заправил ракету, и снова в путь! И следы массового отмечания этого недавнего события преследовали нас в ту поездку по всему Центру.

HTML

А еще реально здорово было испытать настоящее киношное дежавю и увидеть воочию, например, гигантские траки-платформы, которые доставляют ракеты из ангара на стартовую площадку и одной из которых управлял герой Брюса Уиллиса в «Армагеддоне», или умопомрачительную первую ступень «Аполлона», которая превращалась в Оптимус Прайма в «Трансформерах», или самый что ни наесть настоящий шатл «Атлантис», который можно потрогать своими руками в Космическом Центре.

Одним словом, если вы мужчина, то неважно сколько вам лет – ваш «внутренний мальчишка» будет визжать от радости при виде всех этих колоссальных штуковин и навороченных механизмов! Только опасайтесь крокодилов (я серьезно) – их шумы ракетных двигателей не беспокоят абсолютно, и они там повсюду.

Время на космодроме пролетает незаметно. Большая его часть уходит на автобусный тур по стартовым площадкам. «С этой мы отправились на Луну, а вот с этой был запущен первый шатл, отсюда мы послали миссию за пределы нашей Солнечной Системы, а с этой полетит наш новый телескоп на смену «Хабблу», а отсюда мы отправимся на Марс в следующем десятилетии» – ненавязчиво и буднично вещает экскурсовод. «А у нас зато уже третье десятилетие все стабильно, и даже озимые в этом году у «крэпких хазяйственникау» не пропали» – вот где уровень проблемы, а не ваши «марсы-сникерсы» разные.

О вкладе СССР в общее дело покорения космоса

Время на космодроме летит совершенно незаметно – так много интересного вокруг. Практически все можно потрогать, везде разрешается фотографировать, и все максимально удобно для туристов. Русскоязычных здесь много, и бравировать тем, что «да без наших движков вы бы с батута в космос летали бы», право, не стоит. Американцы – люди, в большинстве своем, добродушные и гостеприимные. Заслуги русских инженеров и космонавтов здесь представлены на каждом углу. Местные и не скрывают, что без этой жесточайшей конкуренции между двумя сверхдержавами во времена холодной войны, сегодняшних успехов и достижений элементарно не было бы. Освоение космоса выходит далеко за политические рамки каких-либо отдельных стран, оно требует тотальной аккумуляции усилий всей передовой части человечества, ибо речь идет именно о человечестве, а не об отдельных странах. И уже, возможно, именно на нашем веку мы станем свидетелями эпохальных свершений и событий, связанных с открытием новых миров, первыми межпланетными перелетами, и чем черт не шутит, нашими «соседями» по Галактике.

HTML

Прощально-торжественный ужин в виде гамбургера и куриных крылышек (один раз в год можно) состоялся в тамошней столовой. И вот, одними из последних мы покидаем космодром, оставляя там, впрочем, 13 тысяч его постоянных сотрудников. Дорога домой проходит в мучительных раздумиях о жизни во Вселенной, «черных дырах», Дарте Вейдере и «случился ли, все-таки, сексуальный опыт у г-жи Терешковой на орбите, или нет». Надеюсь, что на все эти загадки мироздания мы все-таки скоро узнаем ответ.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Пешеходная зона, скамейки, беседки. Что бразильские урбанисты установят на улице Октябрьская

Места • Дмитрий Качан
В Минске пройдет четвертый фестиваль стрит-арта Vulica Brasil. 7 апреля дуэт кураторов урбанистической секции «Вулицы» (Лаурэнсо Жименес, бюро «FGMF», Сан-Пауло, и Георгий Заборский, архитектор, Минск) презентовали Генеральный План фестиваля на 2017 год. И это сильно.