«Беларуские киберспортсмены – это «БАТЭ» в Лиге Чемпионов». Разговор с профессиональным игроком в Counter-Strike

Культ • Дмитрий Качан
Киберспорт ожил уже и в Беларуси. Мы нашли беларуского киберспортсмена, который больше 13 лет играет в Counter-Strike – Кирилл Царёв с командой много раз выиграл беларуские чемпионаты и уехал пытать счастье на международные. Но что происходит на мировой киберспортивной арене и насколько там котируются беларусы? И вообще, на каких турнирах можно «поднять» самые большие деньги?

Существует множество дисциплин (читай, игр) в которых соревнуются киберспортсмены: командные и одиночные. По Counter-Strike, Dota 2, StarCraft 2 создаются турниры, где «спортсмены» разыгрывают призовые фонды на несколько сотен тысяч долларов – а то и миллионов. Перспективные команды легко обзаводятся спонсорами, выбирают себе менеджеров и даже и психологов, которые следят за тем, чтобы внутри коллектива сохранялся комфортный рабочий климат. Да-да, именно рабочий – ведь теперь компьютерные игры можно считать полноценным бизнесом, а с 2024 года они, возможно, станут и олипийским видом спорта.

Кирилл «hitMouse» Царёв играет в команде Nemiga Gaming. Сейчас ему 27 лет, а играть он начал аж в 2001 году, и в возрасте 14 лет выиграл свой первый LAN-турнир среди команд Беларуси. С 2004 года Кирилл ездит по мировым турнирам с уже седьмой по счету командой. Кстати, для этого разговора мы очень долго искали время: жесткий график тренировок и игр не оставляет киберспортсменам время не то, что на журналистов, даже на собственные семьи.

«Тренировочный день заканчивается в три часа ночи»

KYKY: Игра – это твой главный доход? Как ваша команда тренируется?

Кирилл Царёв: Да, игра полностью занимает все мое время и является главным источником дохода. В среднем за две недели непосредственно в игре я провожу примерно 120 часов. Подъем у нас в 10 утра. Душ, завтрак – и к 12 мы уже садимся за компьютеры. До этого обсуждаем всякие нюансы по поводу прошлых дней, разбираем ошибки, занимаемся теорией. В два часа договариваемся и начинаем играть против команд. В 16:00 обед. Потом опять с командами играем до девяти. Сам тренировочный день заканчивается в три часа ночи. А количество тренировочных дней в неделю варьируется. Все зависит от того, сколько турниров впереди. Примерно, у нас получается один или, максимум, два выходных в неделю.

Команда Nemiga

KYKY: Вы тренируетесь все вместе или сидите по домам?

К.Ц.: В основном, ребята из дома все играют. Бывает, собираемся на бут-кемпы – это отдельный дом или квартира, где все вместе вживую общаемся и тренируемся. Моя текущая команда существует уже 10 месяцев, и за это время мы тренируемся на бут-кемпах три недели через одну: на одну неделю мы разъезжаемся по домам, чтобы немного отдохнуть, а так три недели проводим вместе.

Эта команда собралась из людей, которые до этого были в разных составах, даже по национальности разные: украинцы, русские, беларусы. Так получилось, что в какой-то период времени в командах менялись составы, они решафлились, и игроки оказались свободными. Так мы и собрались. До этого мы уже встречались, доводилось играть друг с другом. В итоге собрали людей, в которых были уверены. Потом нам повезло: нас заметила и подписала организация.

KYKY: То есть, у вас есть спонсоры?

К.Ц.: Да, есть. Они нас обеспечивают всем, чтобы мы не думали ни о чем, кроме игры. Чтобы не было такого, что пол дня ты работаешь и только после работы приходишь поиграть. Потому что для того, чтобы играть на мировом уровне, нужно очень много времени, да и уровень этот нужно постоянно поддерживать.

KYKY: Деньги входят в поддержку от спонсора?

К.Ц.: Ну да, какие-то входят. (смеется) На разных уровнях команд разные суммы. Но вообще, это зависит от аппетитов: начиная от качества жилья и места, заканчивая питанием. Наш спонсор беларуский. Но, к сожалению, пока это секрет – мы не можем сказать, кто он.

Фото из ВК

KYKY: Тогда вернемся к игре. Со скольки лет ты играешь?

К.Ц.: Какое-то время, когда начинал, играл сам по себе. Но в 14 лет выиграл первый турнир выиграл. Это был 2004 год – моя первая команда. После этого было еще команд семь – причем не однодневок. Бывает и такое.

KYKY: Какие цели вы ставите перед командой?

К.Ц.: С этой командой мы хотим выйти на новый уровень. Пробиться как можно выше – в «тир 1» команд. Есть разные категории команд, разные дивизионы. Вот там мы и хотим закрепиться. До этого, в основном, у нас были «тир 2» турниры. Но 21 ноября уезжаем в Барселону, там турнир «тир 1».

Турниры устроены сложно: есть категория команд («тир 1»), которые сразу приглашены на турниры. Они получают автоматическое приглашение, так что они просто приезжают. Остальные команды разыгрывают свободные слоты между собой: некоторые команды приглашаются в закрытую квалификацию – «тир 2», «тир 3», возможно, и открытые квалификации, где может участвовать до тысячи команд. Из квалификаций выходят несколько команд, и после встречи друг с другом, они проходят к «тир 1» командам. Бывает такое, что на турнир проходит четыре стадии отборочного тура, и только после этого происходит основной ивент. Чаще всего, если турнир хороший (а таких большинство), все оплачивается организатором турнира: дорога команд, проживание, питание… Практически все.

Фото из ВК

KYKY: Что делают на турнирах игроки, кроме самой игры и тренировок?

К.Ц.: На игру уходит много времени, плюс, надо режим дня поддерживать, чтобы быть выспавшимся, не уставшим. Так что в поездках происходит практически то же самое, что и дома. Обычно приезжаешь, когда до первой игры остается примерно полтора дня. Приехал, отоспался – наступает медиа-день, когда снимают ролики, берут интервью, делают фотографии, а потом уже начинается сам турнир.

Полтора миллиона долларов в призовом фонде

KYKY: Какие призовые на турнирах по Counter-Strike?

К.Ц.: Очень много турниров, где в призовом фонде 20 тысяч. Это на восемь команд. Есть турниры, где 500 тысяч. В Барселоне, например, будет 20 команд, из них 12 выходит в Китай на следующую стадию турнира, который будет уже в марте. На квалификации в Барселоне призовой фонд будет примерно 100 тысяч долларов, а в Китае – полтора миллиона.

KYKY: Самый большой призовой, который вы поднимали?

К.Ц.: Если честно, мы берем планку выше, чем другие команды, не размениваясь на мелкие турниры, участвуем в крупных, но пока не удавалось брать большие призовые. Очень серьезные соперники, очень высокая конкуренция. Пока таких ярких достижений нет. Вот на локальном уровне достижений много. Множество раз мы выигрывали чемпионаты Беларуси. Кстати, Беларусь на международных турнирах начали узнавать, и это не может не радовать.

Фото из ВК

KYKY: На чем вы тогда зарабатываете: на спонсорских или призовых?

К.Ц.: Больше на спонсорских, но, надеюсь, это временно.

KYKY: А самые крутые команды сколько получают?

К.Ц.: Самые топовые команды зарабатывают 10-30 тысяч долларов, помимо денег из призового фонда. И это на человека, а не на команду.

KYKY: В команде же пять игроков, правильно? Входит ли еще кто-нибудь в состав?

К.Ц.: Стандартная структура команды выглядит следующий образом: пять игроков, один тренер, один менеджер. Иногда еще бывают и психологи в штате, но тут у каждой команды по-разному. Конкретно у нас стандартная схема. Самому младшему игроку у нас двадцать лет, а самому старшему – двадцать восемь. А в мире, насколько мне известно, из популярных игроков самому младшему – шестнадцать, а старшему – тридцать два года.

KYKY: Расскажи про членов твоей команды: у вас чисто рабочие отношения?

К.Ц.: С кем-то из команды общаюсь около десяти лет. С кем-то познакомился совсем недавно. Но когда на протяжении долгих месяцев живешь вместе, то грань между рабочими отношениями и отношениями вне игры стирается, мы становимся просто близкими друг другу людьми. Идет ли это на пользу – это очень тонкий вопрос. Все зависит от доверия друг к другу внутри команды. В теории такие отношения должны приносить игре только плюсы. Однако иногда это может быть во вред. Например, могут начаться проблемы в дисциплине. Я имею в виду коллективное нарушение режима и тренировочного процесса. Не в смысле, что игроки прогуливают тренировки. Просто они начинают идти не по плану, начинаются позже, а игроки дольше спят.

KYKY: Насколько вообще беларусы успешны в мире?

К.Ц.: Поскольку у нас появилась конкуренция, по результатам турниров мы занимаем первое место в Беларуси, но в сравнении с «тир 1» командами, если проводить параллели с футболом, то мы просто «БАТЭ» в Лиге чемпионов. Пока уровня не хватает. Но со временем все исправится.

Я застал времена, когда еще не было дома ни интернета, ни компьютера. Все сидели в компьютерных клубах. И не было соперников, чтобы играть и развиваться. Просто каждый сам по себе играл. Сравнивая с тем временем, сейчас все прекрасно: интернет хороший, у каждого компьютер, хотя, конечно, должен быть неплохой компьютер, чтобы комфортно играть. Но мне кажется, любой имеет все шансы – было бы желание.

KYKY: Если необходимы только компьютер и желание, то почему беларусы – это «БАТЭ» в рамках Лиги чемпионов?

К.Ц.: Очень большая пропасть была изначально. Приходится догонять коллективы, кто уже давно в этом деле. Просто со временем разрыв уменьшается, и мы рано или поздно «выстрелим».

«Перспективы огромные, поэтому семья терпит и поддерживает»

KYKY: Как вообще стать киберспортсменом? Что для этого нужно? Как попасть в киберспорт?

К.Ц.: Если ты ставишь перед собой задачу, ищешь команду, играешь, то ты уже в нем. Просто тогда надо играть не по часу в день после работы, а реально работать. Вообще, киберспортсмен – это человек, который выступает на соревнованиях и тренируется, готовится к ним. При этом, мне кажется, не важно, в составе организации он или нет. Мы вообще начинали на чистом энтузиазме, и выиграть какие-то призовые было чем-то нереальным. Что-то получали, но этого едва хватало, чтобы играть, стараться и расти дальше.

Когда я начинал, мне казалось, что просто нужна реакция, соображалка и память. Минимум тактики, максимум стрельбы. Но в свое время столкнулся с проблемой психологии: на важных турнирах бывают нервы, нужно готовиться, в том числе и психологически. Если этого нет, то все твои тренировки – коту под хвост. Да и фактор таланта присутствует. Но часто таланты просто гаснут из-за нехватки трудолюбия. Поэтому сейчас больше решает настрой на игру и отсутствие страха перед соперником. Но, когда сидишь дома, кажется, что это проще простого, но в самой игре нервные сбои иногда и приводят к провалам и проигрышам. Руки можно натренировать, но не стоит забывать про мозг. Это долгий и кропотливый процесс.

Зрение, кстати, у меня хорошее, не портится. Основное влияние игра оказывает на позвоночник. Но и этого можно избежать.

KYKY: Ты же женат? Как твои близкие относятся к твоей работе?

К.Ц.: Да, женат. Все хорошо, они понимают и все поддерживают… Может быть, они привыкли. Или просто видят, что я занимаюсь любимым делом. Ситуация идеальная, хотя, конечно, есть нюансы. Мы всегда в режиме сбора. Перед важными турнирами приходится уезжать на целый месяц. Да и вообще, у нас сборы, получается, каждый месяц. Приходится чем-то жертвовать, времени меньше уделяется близким. Но перспективы огромные, поэтому они терпят, поддерживают.

Фото из ВК

KYKY: Помнишь ли ты, как сказал родителям, что будешь киберспортсменом? Объявлял официально: «Мама, папа, я играю в Counter-Strike»?

К.Ц.: Это получилось автоматически. Сначала это была какая-то детская забава. Все ходили раньше в компьютерные клубы, прогуливали школу… Конкретного вопроса «кем ты хочешь быть?» не было. Это было видно по горящим глазам, по времени, которое я на это тратил, по переживаниям от неудач. Само собой было понятно, что я выбрал то, что нравится.

KYKY: Почему именно Counter-Strike?

К.Ц.: На то время, когда начинал играть, было немного дисциплин. Были StarCraft, WarCraft – соло дисциплины. Но мне нравились именно командные игры, а такая была одна. Никакой Dot`ы не было еще. Так что командный фактор, дух, чувство плеча – вот что повлияло на мой выбор.

KYKY: Тебе 27 лет. В каком возрасте киберспортсмен выходит на пенсию?

К.Ц.: Если есть возможность и желание, то такого возраста нет. Конечно, до 40 лет я не буду рубиться. Возможно, останусь в этой сфере, но буду заниматься чем-то другим. Но пока уходить не собираюсь.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

«Богемы и элиты» ходят везде и без гонорара. Сколько стоит беларуский блогер

Культ • Диана Вашкель
Катерина Раецкая – Event-продюсер, PR-менеджер, консультант по продвижению брендов и событий, солистка группы «DaVinci». По профессии коммуникатора ей не раз приходилось приглашать людей на ивенты и самой быть приглашенной персоной. Кому, как не ей, задавать вопрос «сколько стоит блогер в Беларуси?»