Тело как дело #1: ребята из «Good Sign» рассказывают про свою работу

Арт
В серии материалов «Тело как дело» мы будем рассказывать о героях местной тату-сцены, эстетике их работ и взглядах на культуру татуировки. Для первой статьи в серии мы поговорили с ребятами из студии «Good Sign» — Виталием Блашко и Андреем Винтиковым.

Про студии

Всего нас четверо. Минск — небольшой город, как-то нашлись. Один парень у нас из Витебска, с ним познакомились в интернете. Есть еще ученик — он написал Виталику в одной из социальных сетей. Мы увидели огромное желание учиться, огонь в глазах — решили взять парня в студию, сейчас он в процессе обучения ремеслу. У всех нас где-то схожие интересы по стилистике и мы одинаково видим концепцию студии. «Good Sign» существует около полугода, до этого мы работали в совершенно разных местах. 

Примеров функционирования тату-студий в том формате, что нам нравится, хватает, но для Беларуси это новая история, аналогов нет. Большинство студий у нас работают исключительно на зарабатывание денег, без определенной стилистики и идеи. Как правило, чем крупнее студия и больше рекламы, тем хуже сами работы. Так происходит, потому что в стране не развита культура татуировки. Сами тяготяем к традиционной татуировке. Что касается формата, то со временем хотим приглашать достойных мастеров из Европы, чтобы шло постоянное взаимодействие, обучение. Пока студия молодая, мы привозим тех, кого знаем: уже приезжали мастера из Киева, студии «Kingdom Tattoo», Польши. Со временем хотим приглашать к нам известных ребят в формате «guest tatoo artist»:  татуировщик приезжает и, условно говоря, неделю работает здесь. Первого планируем привезти, когда наша студия официально запустится.

                

                                   

                                      Виталий Блашко

                                              

                                               Андрей Винтиков

                                             

                                             Сергей Васькевич

  Как считал Сэйлор Джерри, «наши работы говорят сами за себя».

Лучшая реклама — это качественно сделанные татуировки. Человек приходит в студию не поболтать и потусоваться, а сделать хорошую наколку. Самое главное, чтобы он ушел с татуировкой, о которой не пожалеет потом.

Люди видят наши работы у друзей, кто-то ищет в интернете — те, которым они нравятся, приходят сюда. Так мы не занимаемся активной рекламой студии, случайные люди с улицы не приходят — вы видели хоть одну наружную вывеску, когда шли сюда? Возможно, когда будет больше помещения, будет развиваться другая сторона работа студии, на улице появится указатель, и мы наймем администратора. Хочется, чтобы студия работала в режиме стрит-шопа, но при этом делались кастомные работы, чтобы деньги можно было тратить на развитие. Организовывать все, следить за тем, чтобы всегда были нужные расходные материалы, помнить, когда у тебя запись, рисовать эскизы — это достаточный кусок работы, кроме исполнения самих татуировок.  Изначально мы собирались как группа единомышленников, без назначения кого-то главным, но приходим к мысли, что студии нужен организатор, который будет следить за рабочим процессом. 

 

Про ремесло, татуировщиков, героев

Татуировка больше ремесло, нежели искусство. Многие мастера не умеют рисовать, а берут готовые картинки и срисовывают. Они могут ничего не знать о построении фигур, у них нет академической базы, но при этом они работают, бьют татуировки, не придумывая ничего своего. Еще мало тех, кто хочет стать татуировщиком и готов учиться этому. Многие думают «о, я умею рисовать, у меня самого есть наколки, все просто». Но если ты не готов отдавать все свободное время, ничего не получится.

Если говорить о героях, то в японской татуировке это однозначно Шиге.  Но дело не только в хорошем мастере, но и хорошем человеке с правильным подходом. Есть люди, которые делают крутые работы, но в коммуникации совсем не очень.

В России с этим гораздо сложнее: там развита звездная болезнь татуировщиков, в отличие от Европы, где можно подойти к супер известному мастеру и пообщаться, поговорить, перенять навыки. Он будет только заинтересован в этом. Это про глобальный обмен опытом, в России — история про элитарность мастерства татуировки.

Про людей и татуировки

Чаще всего люди знают то, что хотят набить. Большинство видят красивую картинку и не прочь увидеть ее на своем теле. Сложно выделить какие-то модные наколки. У всех мастеров, которые здесь работают, свои предпочтения. Их можно объединить названием «традиционная татуировка», но все же есть различия. Мне ( Виталий Блашко, прим.ред) нравятся простые мотивы — например, моряцкие сюжеты, восходящие к 20-м годам, Андрею — интригующие картинки, за которыми может стоять какой-то тайный смысл.

Еще есть такая история: барышни очень сильно парятся, когда видят на улице другую барышню в одинаковой с ними одежде, но почему-то их совершенно не парит делать такую же татуировку, как у подружки.

Все же разные, почему не придумать что-то свое? Нет осознанного подхода, есть желание наделать побольше наколок, чтобы понравиться кому-то. Не все понимают, что не любой рисунок можно делать. Татуировка проверена временем — уже давно понятно, какие хорошо сохраняются, какие — нет. Чем проще рисунок, тем дольше он живет. Традиционная татуировка поэтому и традиционная, потому что проверена временем. Все началось еще в Полинезии, как бизнес процесс стал развиваться в 50-х.

Про изобретение татумашинки, которая может быть отпечатана на 3D-принтере, и каждый сможет сделать себе татуировку с помощью неё

Татуировка — очень непростое дело, кожа у всех разная. Сомневаюсь, что такая машинка сможет контролировать натяжение кожи, ее тип. Вряд ли в татуировке технологии заменят авторскую работу — то же не всегда стандартный трафарет, набитый за двадцать минут. А технология может улучшить качество красок, иголок.

Про тренды в татуировке

Сейчас мало что изобретается в татуировке. Есть сто образов, которые перерисовывают и немного модифицируют на протяжении последних 50 лет. Все же люди похожи, соответственно, схож и символизм, который хотят передать татуировкой. Популярны эротические мотивы, комедийные — ножи, пантеры. Мотивы людей схожи, есть какие-то идеалы, которые выражают в татуировке. Самая лучшая татуировка — простая, которая говорит сама за себя, а не супер оригинальная работа.

Сейчас модно забивать лица: уже в России все начали делать себе татуировки там, особенно популярны над бровями. Это освоение новых мест, видимо, татуировкой на лице еще можно кого-то удивить. Те, кто говорят, что делают татуировку только для себя, лукавят.

Популярно течение «homemade work» — особая DIY-культура. Например, иглу можно засунуть между двумя палочками для суши. Так сложнее работать, чем машинкой. В Европе популярен жанр «russian criminal tattoo», уже вышло три тома иллюстрированной энциклопедии. У них все остальные мотивы проработаны, а это что-то новое.

Про татуировку как мэйнстрим

Татуировка становится очень популярной из-за масс медиа, шоу вроде «Miami Ink» или местных тату-фестивалей.

Самые популярные ссылки в интернете —  либо порнография, либо татуировка. Иногда они совмещаются в одной: можно и член увеличить, и наколку сделать.

С одной стороны, популярность татуировки — круто, это обеспечивает мастеров работой, появляется больше холстов, люди становятся более раскованными. С другой стороны, пропадает маргинальная составляющая татуировки: раньше люди дистанцировали себя от общества с помощью татуировки. Та же традиционная, японская татуировка — удел особых социальных групп. Люди знали, что если у них татуировка на шее, про официальную работу можно забыть. А сейчас на концертах видишь публику по 16-18 лет и у них самые забитые места — шея и руки, чтобы в свитере все наколки видно было.

Татуировка не для всех. Каждый получает ту татуировку, которую заслуживает. Кто-то хочет авторскую работу, кто-то портак. Это дань моде, но мода проходит. Надо думать, что делаешь. А если уже сделал, то сделай хорошую татуировку.

Good Sign

Фотографии: Наталья Камлюк

 

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Художник Сергей Селецкий: «Мы — поколение Ikea»

Арт

Сергей Селецкий — художник, который отказался от всего серьезного в искусстве, давно и надолго. В собственной мастерской, за работой, он рассказал нам про грязно-розовый цвет, поколение Ikea и почему все самое интересное — за стенами выставочных залов.

Популярное