Новости
20 января

Ваня Усович и Слава Комиссаренко – два комика из Беларуси, которые построили свою карьеру в России, но не перестали быть беларусами. Не так давно мы даже рассказывали вам, как Комиссаренко стал человеком, который работает над отношениями с Россией лучше любых политиков. Сегодня на его ютуб-канале вышел подкаст, в котором он вместе с Ваней снова поднял тему репрессий и пропаганды в нашей стране. Рассказываем, о чем стендаперы говорили друг другу. 

Слава: До этого [участия в шоу ЧБД] я ходил и пытался понять, куда мне слить свою злость на Лукашенко и его омоновцев. Я не знал, что могу с ней сделать. Мы же с тобой постоянно переписывались, очень переживали из-за этого. Деньги отправляли, благотворительные концерты устраивали.

Но все равно не покидало ощущение, что этого недостаточно, что этого мало. Было стыдно перед людьми, которые там, а ты – нет. 

<...> У меня набралось какое-то количество шуток и я подумал – ну а где еще, как не в ЧБД, их озвучить <...> Был веселый эффект со стороны беларуской пропаганды: «ябатьки» начали писать, что юморист беларуского происхождения Слава Комиссаренко больше в страну не въедет. Тогда хотелось сказать: «Слышь, это ты беларуского происхождения, а я – беларус». 

Еще смешной момент, по аналогии с телеграм-каналом *который нельзя называть* у ябатек есть пролукашенковские каналы. Там писали, мол, Комиссаренко позволил себе говорить гадости в адрес Александа Григорьевича, вот его инстаграм – давайте зайдем туда и напишем все, что мы о нем думаем. После я открываю свою страницу, а там комментарии в духе «Ты лучший!», «Очень смешно!» и так далее. 

Ваня: М-да, у провластных телеграм-каналов аудитория 3-4 человека. Мне, кстати, после интервью у Дудя писали жены омоновцев, может, их сестры: «Да ты придурок, ты не знаешь правды. За Лукашенко...»

Слава: Сколько? Не 3, а человек 40? 

Ваня: Видимо, они тоже попадают под волну пропаганды. Придет муж домой, что-то напи***т в уши, а после она заходит в инстаграм и х**сосит всех, кто против. 

Слава: Как будто и нечего уже сказать по этому поводу. Все всё видели и поняли. Может, хорошее тут только то, что пропаганда совершенно не работает – что бы Лукашенко и его приспешники не говорили, этому не верит никто. Даже те, кто это говорит. 

Ваня: Я больше всего в ах*е от того, насколько это очевидная борьба со злом. Я никогда и нигде не видел настолько четкого распределения, где на 100% было бы добро, и на 100% было бы зло. Как кто-то может быть на стороне зла, зная, что там одни пид***ы… Это очень странно. 

Слава: Ситуация действительно очевидная, но, знаешь, все равно важно, что о ней говорят. И шутить о ней тоже важно. Например, в России [после «громкого» монолога Комиссаренко] все поняли, что он [Лукашенко] за человек. Потому что до этого в России многие говорили, мол, у вас там порядок и чисто. Сейчас хоть немножко понимают ситуацию – это прекрасно, что людям стало не все равно. 

Есть такое выражение, подлецы очень любят честных людей – всем же хочется ассоциировать себя с хорошим человеком, с добром. И то, что происходит в Беларуси, – это классическая сага противостояния а-ля «Властелина колец», когда добро борется с ублюдками из Мордора. С черными орками и сатаной, в которых нет ни одного положительного качества. Только деньги, власть, насилие – они олицетворяют все самое худшее, что есть в людях. 

Ваня: Надеюсь, это всё скоро закончится. 

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Наш соучредитель, владелец агентства Vondel/Hepta Саша Василевич находится в тюрьме уже больше четырех месяцев – и проведет там минимум еще полтора месяца, потому что так решил следователь. У Саши, как и у его соседей по камере, – ковид. О том, как его (не) лечат, рассказала жена Саши, руководитель агентства Red Graphic Надя Зеленкова. 

«Когда в камере все заболели, они пишут заявление, чтобы к ним пришел врач. Врач берет кровь на анализ. Результаты никому не говорят, но к этому моменту у половины камеры нет обоняния и сильный кашель, так что диагноз поставьте сами. 

Камеру закрывают на карантин на 10 дней. И разрешают лежать на кроватях днем. Это хорошо, потому что в полубреду сидеть нелегко. За 10 дней врач не заходит, им ни разу не измеряют температуру, не приносят ни одного лекарства. 

Саша пьет антибиотики, которые принесли соседу, потому что наши, переданные в тот же день, принесут позже. Когда мы спрашиваем у врачей снаружи, что передать ему из лекарств, они уточняют: «Какой уровень сатурации?», «Какая температура?». Как-то даже неудобно смеяться в ответ. 

Писем нет, встреч с адвокатом – тоже. Можно позвонить в дежурную часть и узнать, что все здоровы, ковида в СИЗО нет.

Через 2 недели Саша пишет заявление на рентген, врач пневмонии не видит, но вроде бронхит. Вот здесь врач впервые предложит лекарства: колоть антибиотики. К этому моменту у Саши уже были вторые антибиотики, он начинает пить. До 30 января его освобождают от прогулок. Сегодня я получила 8 писем за январь, спасибо цензору, следователю и почте. Из них я поняла, что Саша не писал письма с 4 января по 10 января, а значит, ему было насколько плохо, что он не мог писать. 

В камере все в куртках, Саша в двух байках и шапке, читать неудобно: руки замерзают держать книгу.

У него есть, что читать, но Уголовный и Уголовно-процессуальный кодекс Саше не передают – запрещенка. Всем здоровья!».

Напомним, Сашу Василевича задержали 27 августа – после того, как сотрудники ДФР устроили обыск в офисе Vondel/Hepta. После обыски прошли фактически во всех организациях, к которым Саша имеет отношение. В том числе в офисе агентства Red Graphic, которым руководит жена Василевича Надя Зеленкова. Уже 28 августа для Саши избрали меру пресечения – заключение под стражу. 4 сентября ему предъявили обвинение. 

Каждые пару месяцев Саше продлевают срок заключения под стражей. Редакция уже месяц не получала от него писем. 

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

На прошлой неделе BYPOL опубликовал сенсационную аудиозапись, на которой человек с голосом, похожим на голос заместителя МВД Карпенкова, говорит о создании фактически концлагеря для протестующих и признает, что пытки и убийства силовикам разрешил лично Лукашенко. В эфире «Еврорадио» экс-следователь, представитель BYPOL Андрей Остапович рассказал, что после этого слива происходит в рядах действующих силовиков, а также пояснил, что концлагеря для мирных беларусов – это не просто идея, их уже начали готовить. Далее – цитаты Остаповича.  

«Большинство силовиков боятся президента и его репрессивного аппарата»

«Многие не согласны с происходящим и готовы сопротивляться этой власти. В том числе, и среди действующих сотрудников. Люди не желают такой судьбы для нашего народа <...> К нам [после слива скандальной записи] обращались люди, которые готовы помогать – мирные граждане, действующие и бывшие сотрудники, проходящие службу, имеющие отношение к погонам. В том числе, и те, кто из гражданского сектора <...>

Неправильно думать, что все те, кто [из силовиков] на стороне народа, уже решение приняли и ушли. Многие остались в системе и по-прежнему защищают права граждан. Преступность, не связанная с политикой, никуда не делась. Огромный вал людей занимается расследованием обычных уголовных дел, административных. Но качественных, подготовленных сотрудников действительно все меньше – большая часть из них все же ушла. 

Большинство [силовиков] боятся президента и его репрессивного аппарата <...> Поверьте, уехав из одной страны силовиком (исключение – бойцы «Алмаза», спецназа), ты практически ни в одной стране мира больше не нужен будешь. Да, можно поехать в ОАЭ, стрелять, убивать, но людей, готовых к такому, у нас в силовом блоке мало». 

«Это коснется каждого, кто живет на территории Беларуси»

«Главный момент опубликованной аудиозаписи – готовность властей создавать концлагеря <...> Зажимается все население страны, его хотят сделать покорным – это коснется каждого, кто живет на территории Беларуси, даже иностранных граждан <...> Мы и были на политической арене не особо активны, но если Лукашенко удастся удержать власть, он сделает из Беларуси страну изгоев <...> 

Под концлагеря уже создали базу данных. Назначают сотрудников, даже молодых сотрудниц, которые занимаются не самой сложной работой в отделах. Их просто закрепляют за этими базами. И они будут их вести, даже не понимая, что делают – хотя, все они понимают. Но будут думать про себя, что отношения к репрессиям не имеют, мол, я ж не бегаю с палкой и никого не бью, просто сижу в кабинете и добавляю в базу лица, которые совершили административные правонарушения. Но потом это может вылезти боком, потому что они имели отношение к тому, чтобы людей в концлагеря сажали <...> 

Силовики активно готовятся к потеплению. Возобновляют тренировки со щитами с февраля месяца. Уже исходя из опыта, который они получили в августе, им необходимо тех, кого они задерживают – а это уже больше 30 000 людей… Они хотят этих людей не оштрафовать, а изолировать до того момента, пока люди не перестанут сопротивляться нынешней власти. 

Как он [голос на слитой аудиозаписи] говорил, загонять людей как скот в эти концлагеря, чтобы забирать человеческий ресурс у сопротивления. Пропадут люди, которые активнее всего в этом участвуют, а остальные будут бояться туда попасть. Это уже делается – все ресурсы вкинуты именно в это. Подготовка ведется к разгону, лагеря уже определены, базы уже ведется, туда уже вносятся лица». 

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

События августа 2020-го стали самыми жуткими днями в истории современной Беларуси. Более 33 тысяч мирных беларусов были наказаны за то, что хотели перемен – но до сих пор за преступления против человечности не наказан ни один беларуский силовик. Более того, нет ни одного начатого уголовного дела против сотрудников МВД. Адвокат Сергей Зикрацкий рассказал, что придумали «власти» страны, чтобы по «закону» не расследовать преступления «правоохранителей». 

«Когда мы консультировали наших клиентов в связи с избиениями и пытками в августе 2020 года, мы рекомендовали им подавать заявления в следственные органы о возбуждении уголовного дела. Мы понимали, что следственные органы могут затягивать принятие решения о возбуждении уголовного дела. Но мы были уверены, что однажды они все-таки вынесут решение – ведь по УПК у них есть три месяца на проверку. 

Да, мы помнили и о том, что проверка может быть приостановлена в ряде случаев (например, для проведения экспертизы), но срок приостановления также не может превышать трех месяцев. Поэтому по итогам шести месяцев мы надеялись получить либо постановление о возбуждении дела, либо об отказе. Даже решение об отказе в возбуждении дела давало нам определенные механизмы – ознакомление с результатами проверки и обжалование такого отказа.

Мы не учли одну деталь – правила могут измениться во время игры.

Мой коллега Михаил Боднарчук проанализировал изменения в УПК от 06.01.2021 года Одно из изменений в УПК: предусмотрено право приостанавливать проверку на срок свыше трех месяцев (при этом максимальный срок не установлен). Вишенкой на торте Михаил называет порядок вступления в силу изменений в УПК. Абсолютное большинство изменений в УПК вступает в силу с 14 апреля 2021 года, а вот норма, дающая права приостанавливать проверку на срок более трех месяцев – уже вступила в силу 14 января 2021 года. Чтобы вы понимали: шестимесячный срок с момента событий 9-11 августа 2020 года должен был истечь 9-11 февраля 2021 года.

Ну и еще одна важная деталь. По мнению правоохранительных органов заявители не вправе знакомиться с материалами проверки до ее окончания (именно поэтому маму Романа Бондаренко и ее адвоката до настоящего времени не ознакомили с материалами проверки). Выводы делайте сами».

Фото обложки: инициатива «Фотографы против»

Читайте по теме: «А мы ещё кричали «Милиция с народом!»: как соцсети восприняли слив, доказывающий, что Лукашенко разрешил силовикам убивать. 

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Избранный президент США Джо Байден должен встретиться с лидером беларуской оппозиции Светланой Тихановской. К этому призвал профессор Стэндфордского университета, бывший посол США в России Майкл Макфол, материал которого опубликовало авторитетное американское издание Foreign Affairs.

Ранее встретиться с Тихановской Байдену предложила редакция крупнейшей газеты столицы США The Washington Post. Вскоре после этого советник Светланы Франак Вячорка подтвердил, что «приглашение из Вашингтона есть, и оно ждет». Но Франак уточнил, что речь не идет о личном приглашении от Байдена: «Официального приглашения от Байдена нет и быть не может — по законодательству США это запрещено, потому что президент, которого избрали, до вступления в должность не может вести зарубежной политики». 

В свежем тексте на Foreign Affair Майкл Макфол пишет, что встреча Байдена и Тихановской нужна, чтобы четко показать, что с новым президентом Соединенные Штаты не будут выстраивать отношений с Лукашенко. Ученый убежден, что администрации Байдена следует наказать всех, кто продолжает издеваться над мирными демонстрантами в Беларуси, а также экономических игроков, которые поддерживают эти преступления и извлекают из них выгоду.

Причем действовать американскому лидеру, по мнению Майкла Макфола, нужно неожиданно для Лукашенко — то есть сфокусироваться необходимо не на беларуских судьях и на низшем звене сотрудников силовых структур, а на тех, у кого есть настоящая власть над процессами в Беларуси.

Напомним, 28 декабря 2020-го Дональд Трамп подписал «Акт о демократии, правах человека и суверенитете Беларуси». В течение 90 дней с момента принятия документа министру финансов США, госсекретарю и главе разведки поручено подготовить доклад об имуществе Лукашенко. В нем будет содержаться информация о банковских счетах, инвестициях и других бизнес-интересах Лукашенко и членов его семьи.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter