Колледж ECLAB: «Ситуация с ЕГУ сыграла на руку: вот они, замечательные преподаватели, которые остались без работы»

Культ
ECLAB — это бесплатные вечерние курсы по модели Liberal Arts Education, на которые можно записаться до 14 сентября. Занятия проводят Ольга Шпарага, Алексей Браточкин, Лидия Михеева и прочие белорусские интеллектуалы, у которых стоит поучиться хорошему. Редакция KYKY побывала на презентации ECLAB, чтобы понять, в чем суть неформального обучения.

ECLAB — это бесплатные вечерние курсы по модели Liberal Arts Education, на которые можно записаться до 14 сентября. Занятия проводят Ольга Шпарага, Алексей Браточкин, Лидия Михеева и прочие белорусские интеллектуалы, у которых стоит поучиться хорошему. Редакция KYKY побывала на презентации ECLAB, чтобы понять, в чем суть неформального обучения.

Основной целью ECLAB, как впрочем, и других негосударственных инициатив, является попытка расшевелить общество. В данном случае это будет европейский колледж с индивидуальным планом обучения и неформальным общением между студентами и преподавателями. Обучение длится год, в группы планируется набрать по 15 человек, которые будут изучать три направления (концентрации): «Массовая культура и медиа», «Публичная история и современное общество», «Этика и политика». Занятия будут проходить по вечерам. Лекции начинаются с октября, а в данный момент в колледже идет отбор студентов, которым нужно заполнить анкету на eclab.by и написать эссе на одну из предложенных тем. Организаторы рассчитывают на хороший конкурс. Скорее всего, так и будет: обучение бесплатное, преподаватели достойные. Один из них — философ и культуролог Ольга Шпарага.

KYKY: Ольга, кем человек станет после обучения? Что в нем изменится?

Ольга Шпараго, фото из FB

Ольга Шпарага: Вообще, Liberal Arts как система не ориентирована на получение узкой профессии. Она ориентирвоана на расширение горизонта и предполагает такую комбинацию курсов, которая позволила бы выйти за пределы профессии. Скажем, если ты занимаешься современным искусством, можешь попробовать писать экспертные тексты о политике или на социальную тематику.

KYKY: То есть человек, который приходит в ECLAB, уже должен быть кем-то?

О. Ш.: Нет, мы берем студентов. Liberal Arts связан, в первую очередь, с экзистенциальным измерением жизни. Когда человек меняется, у него возникает новое представление о том, что такое знание, общество, самые разные области культуры и политики. То есть можно увидеть свою жизнь по-новому, и что-то еще в ней предпринять. Вот это и есть Liberal Arts.

KYKY: Когда мы в KYKY опулибковали пост преподавателя ЕГУ Андрея Лаврухина, о том, что белорусским преподавателям в Литве не продлили контракты, в комменты пришли злорадствовать люди, мол, вы так быстренько после скандалов с ЕГУ открыли новый университет ECLAB. Что вы на это скажете?

О. Ш.: Я читала, конечно. Можно сказать, что так быстренько все не организуешь. Это годичный проект, который мы начали задолго до всей истории. Надо было найти людей, установить контакты с партнерами — мы большую работу проделали. У нас была команда: это и Новая Эўропа, и Центр европейских исследований, наше Европейское кафе, и сеть партнеров. В общем, ситуация с ЕГУ сыграла для нас положительно: вот они, замечательные преподаватели, которые остались без работы, и мы очень надеемся, что будем с ними взаимодействовать, что у них будет возможность делать свои проекты.

KYKY: Может ли с ECLAB повторится ситуация, которая случилась с ЕГУ, когда вузу пришлось эмигрировать?

О. Ш.: Зная ситуацию с ЕГУ, мы просто не планируем как-то здесь регистрировать наш проект. Хотим его делать транснациональным. Пока это неформальное образование, в будущем мы будем ориентированы на регистрацию наших программ в других вузах с Liberal Arts, чтобы избежать этого. Мы ведем переговоры, уже приезжали партнеры из других вузов, но для нас это тоже эксперимент. Будем тестировать, что нужно студентам: эти западные кредиты или им в целом нужно расширить свой горизонт, подтянуть какие-то навыки, найти свое профессиональное сообщество. Liberal Arts направлен на то, чтобы менять культурное пространство. Возможно, окажется, что в Беларуси более востребовано неформальное образование, и не нужно регистрировать такие программы.

KYKY: Когда вы проводили презентацию, одной из заявленных вами тем было «право на собственное тело». Это что? О чем вы будете рассказывать студентам?

О. Ш.: В первую очередь речь о темах, которые обсуждаются в рамках гендерных исследований, например, аборт, но не только. Это и продажа органов, например. В философских кругах ведутся большие споры между так называемыми либералами и коммунитаристами: теми, кто за индивидуальную свободу и теми, кто считает, что общество формирует отдельного человека. Важно понять, где граница свободы? Или же свобода настолько безгранична, что право на собственное тело заключается в том, что родитель, чтобы отправить ребенка в университет, может продать собственный орган. Он умирает из-за этого, и ребенок может учиться дальше. Есть такие примеры, и эти вопросы нужно обсуждать.

Самое интересное обсуждали, как водится в кулуарах. Посетители презентации ECLAB выразили мысль о том, что главной целью курсов является вырастить белорусскую элиту. По крайней мере, именно этот мотив преследуют «те-кто-дает-им-денег». Мы спросили: «Может, пусть бы в Бобруйске презентацию провели, тут же явно и так элита пойдет». Вопрос остался без ответа. Поэтому было решено поговорить с историком Алексеем Браточкиным, еще одним преподавателем колледжа ECLAB.

KYKY: Алексей, что вам лично даст участие в этом проекте?

Алексей Браточкин, фото из FB

Алексей Браточкин: Сегодня я посчитал, что я в белорусской системе образования работал более 16 лет. Часто понимаешь, что ни ты не можешь выбирать, ни студенты. Многие белорусские преподаватели теряют вкус к работе и жизни, впрочем, как и те, кого они обучают. Поэтому для меня, если говорить о персональном интересе, это будет попытка реализовать свои личные профессиональные интересы к публичной истории. Если говорить о проекте и его значимости, то я считаю, что чем больше образовательных проектов будет здесь, тем лучше, тем более если они предлагают что-то новое и перпендикулярное традиционном системе образования.

KYKY: С какой дисциплиной связан ваш печальный опыт?

А. Б.: Это не настолько печальный опыт. Просто я историк, и после завершения учебы в университете работал в обычной школе, потом в частной, потом в белорусских вузах. История всегда несет серьезную политическую нагрузку, и поэтому процесс обучения контролируется еще и идеологически. То есть имеет место не только плохое качество преподавания, но еще и специфика политического контроля.

KYKY: А невозможен ли контроль здесь?

А. Б.: Возможны любые вещи. Но нас нельзя называть политическим проектом, это проект образовательный, а поэтому мы пытаемся просто реализовать поценциал. Многие люди хотят просто обсуждать исторические темы, даже если они и не имеют политической нагрузки. Нет публичных площадок для этого, чтобы, допустим, свободно собирались 10 человек и говорили, например, о том, что такое 90-е годы в белорусской истории, или что такое 1930-е годы, и что происходит с памятью об этом времени.

KYKY: Во время презентации вы подняли интересную тему: это Линия Сталина, которая превратилась в площадку для корпоративов «Варгейминга» и мальчишников. Почему так произошло, на ваш взгляд?

Wargaming празднует День танкиста на Линии Сталина, фото Onliner

А. Б.: Белорусское общество, конечно, называют постсоветским, предполагая, что объем ностальгии по советской эпохе достаточно велик. И Линия Сталина — не что иное, как проявление специфической ностальгии или попыток власти контролировать ситуацию. Очевидно, что есть такое понятие, как историческая культура общества. То, какую конфигурацию эта культура принимает в Беларуси — для меня загадка. С одной стороны, мы говорим, что люди мало знают историю, с другой: наоборот, из истории сделали фетиш, но потому попытка создать Линию Сталина как объект памяти может превратиться в самопародию.

KYKY: Вы заинтересованы в людях, которые закончат колледж? Что с ними будет происходить?

А. Б.: Идея была вот в чем: нам нужно сообщество, ассоциация выпускников. Я отношу то, что будет происходить в нашем заведении, к нэтворкинг, то есть созданию социальных сетей, когда люди знакомятся между собой, коммуницируют на определенные темы. Мы еще не знаем, как будет складываться наша коммуникация, какие будут мотивы именно у тех людей, которые к нам придут. Но у нас уже много проектов в Беларуси было, и люди опознают друг друга, что способствует новым социальным связям и социальному капиталу.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Назад в Mirum. Смотрим красоту на видео

Культ • редакция KYKY

В этом году Mirum Music Festival посетило две тысячи человек. На сцене были Нино Катамадзе с группой Insight, Нина Карлсон, Shuma и другие музыканты. Пока зрители выкладывали инстаграмы с места события, Никита Шатер снимал роскошное видео про фестиваль в Мире. Если смотреть долгими зимними вечерами — захочется в лето.

Популярное