Мазохизм, украденный бас и плафоны. Музыканты о сумасшедших фанатах

Культ • Алиса Петрова
Рок-н-ролл и безумие – практически синонимы. Часто – благодаря фанатам. kyky попросил белорусских музыкантов рассказать необычные и сумасшедшие истории о своих поклонниках, которые случались на концертах. Группы J:Морс, «Без Билета», «Нейро Дюбель», «Кассиопея», AKUTE, «Дай Дорогу», а также Александр Солодуха и Дмитрий Войтюшкевич – у всех были фанаты, которых просто так не забудешь.

Владимир Пугач, солист группы J:Морс

Атмосфера наших концертов не располагает к трэш-эстетике, но странные истории случались. Пять лет назад мы играли в Могилеве на День города на площади. После через эту же площадь ехали на микроавтобусе, медленно пробираясь через толпу людей с пивом. Было лето, жарко, поэтому у водителя было открыто окно – в него по пояс влезла женщина лет пятидесяти и начала объясняться нам в любви. Причем, она загородила водителю обзор, и мы были вынуждены остановиться и достать её, потому что не могли ехать дальше.

После концертов всегда дарят всякие штуки вроде цветов. Я помню, в Пинске подошел к автобусу парень и дал нам пачку сырых пельменей. Бывает, люди после концерта хотят попасть в гримерку, но их не пускают. Один мужик показал гб-шную корочку и его вынуждены были пропустить. Он зашёл, сразу спрятал её и сказал: «Ребята, я просто захотел с вами поздороваться» – и ушёл.

Виталий Артист, солист группы «Без Билета»

Как правило, все безумства сводятся к одному – кто-то ломится на сцену, вырывает микрофон и просит спеть «Вахтерам». Дело в том, что наш гитарист похож на гитариста Бумбокса... Помню наш последний концерт в клубе «Реактор», как раз перед его закрытием. Один раз человек вылез, чтобы прыгнуть в толпу, а у нас публика оказалась к этому неприспособленная – он с двух метров упал на бетонный пол. Но количество выпитого ему не дало покалечиться – встал и пошел.

Группа «Без билета»

В тот же день с этим парнем был другой инцидент, когда он со сцены свистнул бас-гитару. Концерт закончился: мы раздаем автографы и буськи, инструменты стоят на сцене. Бас-гитару закрыли в кейс – парень под шумок подошел и тихонечко слямзил её. Бас-гитарист вышел покурить – смотрит, хлопчик идет, качаясь, с бас-гитарой. Она бешеных денег стоила, $3 000 – Саша четыре года не мог себе позволить вареную колбасу.

Саша трогать того парня не хотел – он просто вытянул руку в кулаке, и тот ударился раз семь и лицо себе разбил.

У нас ещё были истории когда на концертах вещи пропадали. Положили айфон под плейлист, пару песен сыграли, смотрим – айфона нет. Может, это он возвратился и отомстил. Но мне кажется, это был акт прекрасной любви – у человека забрали смартфон, и он обратил внимание на окружающий мир. От гаджетов уже деваться некуда, идет глобальное отупение, когда читаешь только заголовки коротких статей и предложения в твиттере.

Александр Куллинкович, вокалист группы «Нейро Дюбель»

В 1992 году в Доме учителя проходил фестиваль «Рок в защиту музыкальных меньшинств», где мы выступали. По-моему, это был первый и последний концерт там, потому что весь зал разгромили. Один человек, у которого не было денег на билет, пробирался через крышу. Перекрытия оказались очень слабенькими – видимо, не были предназначены, чтобы люди там ходили – и крыша провалилась во время выступления группы «Шабаш». Этот человек повис на руках, и часть людей смотрела на выступление группы, а часть – на него. Он довольно долго висел, барахтался, а помочь ему нельзя было, потому что было непонятно, как подняться на крышу. Но каким-то образом он залез обратно и все-таки проник в зал.

В 1998 году была презентация альбома «Охотник и Сайгак» в кинотеатре «Октябрь». А внизу, в холле, в то время были всякие заведения – и было одно гламурное кафе, где заседали новые русские во время нашего концерта. Там была перестрелка. Потом газеты писали, что на концерте «Нейро Дюбель» была перестрелка, кого-то ранили – хоть это никак не относилось к группе.

Есть еще одна не трэшовая история, но вещь, которая запомнится мне на всю жизнь. Она тоже связана с презентацией альбома «Охотник и сайгак». До концерта мне позвонил в стельку пьяный парень, еле говорил: «Очень хочу пройти на ваш концерт». Я не привык отказывать людям, поэтому предложил встретиться около бокового перехода во время репетиции. Он подошёл – было видно, что он стоял, держась за стенку. Я говорю: «Извини, парень: иди домой». И он куда-то ушёл, а наутро мне звонит его мама и говорит, что он умер. Его нашли ночью, а у него в телефоне был мой номер. Я думаю, что было бы лучше: если бы он умер у меня на концерте? Или, может быть, он вообще не умер бы. Это очень трагичная ситуация для меня.

Юрий Стыльский, солист группы «Дай Дарогу»

Юрий Стыльский был краток. К его истории нечего и добавить: «На песне «20 сантиметров» один псих выбежал и начал лупить членом по тарелкам».

Илья Черепко-Самохвалов, солист групп «Кассиопея» и «Петля Пристрастия»

Группа «Кассиопея», фото: musecube.org

Группа Кассиопея сама вытворяет такие странные вещи, что за ней никто не угонится. Но как-то на концерте в Граффити был особо ретивый фанат. Под конец концерта, когда все были раззадоренные и разгоряченные, он выступил с мазохистским предложением: бить его клавишами по голове. И выставил свою коротко стриженную голову – как сейчас помню. Саша Либерзон совершенно не растерялся в этой ситуации и нанес ему несколько ударов по голове клавишами. Бил бы его дальше, пока у того не отвалилась бы голова или не сломались бы клавиши, пока я их не отобрал.

Александр Солодуха

Я выступал во Дворце Профсоюзов 29 апреля – был сборный концерт, и меня в очередной раз пригласили. Пою, и справа от меня из зала выбегает на сцену женщина с двумя круглыми плафонами в руках. В эйфории она с размаха бьет эти плафоны вдребезги прямо во время песни. Зал в шоке, певец в шоке.

15 мая 2002 год, Дворец Республики – я праздновал своё пятнадцатилетие на сцене. До прихода «Винограда» в мой репертуар, у меня была песня «Карусель», на которую я выбегал в зал в конце концерта. И поклонники, двое мужчин, подняли меня на руки, посадили на плечи и понесли по залу, придерживая за спину и локоть. Я ни у кого не видел такого – может, у Мика Джаггера такое было.

В Белоозерске на сцене подарили замороженную рыбу, которая по дороге домой ожила в автобусе.

Мы думали: что же на верхней полке шевелилось? Рыбу вынес на сцену муж тогдашнего директора Дворца культуры Белоозерска, Нины Ануфриевны, – он рыбак. Теперь, когда я приезжаю в этот город, они всегда дарят нам рыбу, помня тот случай.

Раза три-четыре девушки просили расписаться на груди. Однажды я зашел в ресторан гостиницы «Могилев». Я разговариваю с администратором – подбегает девушка, поднимает свитер – бюстгальтера нет – и говорит: «Только быстрее, муж только что освободился, если увидит – убьет». Я быстро расписался маркером – она свитер опустила и пошла.

Змитер Войтюшкевич

Это было в концертном зале Минск лет восемь назад, когда мне ещё можно было выступать. Очередь, и ко мне подходит симпатичная девушка и взволнованным голосом говорит: «Подпишите, пожалуйста, плакат». Я подписываю, и она говорит: «А можно ручку?» Я понимаю, что она хочет поцеловать мне руку, и говорю: «Я же не Папа Римский». Девушка отвечает: «Ручку верните».

Год назад был подпольный концерт в школе в Новогрудском районе. После концерта директор, учителя и старшие школьники предложили сделать фото на память в «красном уголке», где у них пластиковые окна и евроремонт. Мы готовимся фотографироваться, и кто-то из учеников спрашивает: «Где Петров?» Ему отвечают: «Петрову нельзя фотографироваться: он в военное училище в этом году поступает». В этот момент к группе подбегает директор и говорит: «А мне можно фотографироваться, я тут последний год работаю».

У меня есть песня «Беларускі мужчына – чысты аб'ект кахання». Был корпоратив Комсомолки, и в конце песни я начинаю фразу: «Беларускі мужчына…» – и зрители обычно отвечают «чысты аб'ект кахання». Одна нетрезвая журналистка, видно, все спроецировала на себя и сказала: «Козёл».

А еще был концерт в санатории «Свитязь», тоже в Новогрудском районе. Как правило, на такие концерты приходит большое количество женщин и детей, а мужчины непонятно куда деваются. Так вот, было полтора мужика: один спал, а второй старался заснуть. Я пытался его взбодрить, говоря: «Не спать, я за тобой смотрю». Бывает, что на концертах я вспоминаю кого-то из музыкантов, чей образ легко распознать, например, Солодуху или Вольского. Тогда я пару раз вспомнил Солодуху. После концерта возвращаюсь к машине с цветами от поклонников, и тот самый мужик, который не заснул, подходит и говорит: «Я был на двух концертах Солодухи, и вам ответственно заявляю: у вас не хуже».

Роман Жигарев, басист группы Akute

Группа Akute, фото: Aliaksei Statut

Однажды девочка на концерте в клубе Re:Public поцеловала мой кроссовок. В какой-то момент я стоял на краю сцены и помню, как это произошло – чувствовал себя очень неудобно. Думаю, что это была достаточно энергичная песня: в тот момент я много перемещался по сцене, раз оказался у края.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Хахулі непатрэбныя. Літаратура на ўік-энд

Культ • Дмитрий Галко

Працягваем публікаваць кнігу Змітра Галко пра каханне, Украіну і Беларусь. Шчыра кажучы, дробны сябра толькі падганяе аўтара – чым больш чытаюць, тым лепей Змітру пішацца. Нагадваем: Юля, пра якую ідзе гаворка ў тэксце, з’яўляецца ў другой частцы твору. гэта дзяўчына з дзвюма касічкамі з-пад гномскага капелюшу, у памаранчавых ботах, у якую амаль закахаўся галоўны герой Міця.

Популярное