«Мне ещё влетит за публикацию». Чего вы не знали о Колесниковой, Знаке и Салее

Герои • редакция KYKY

В телеграм-канале штаба Бабарико опубликовали несколько историй про юриста, представителя президиума КС Максима Знака, представителя президиума КС Марию Колесникову и юриста штаба Бабарико Илью Салея, которые сейчас находятся за решеткой. KYKY делится этими историями с вами.

Илья, Мария и Максим сейчас находятся в статусе подозреваемых по уголовному делу о попытке захвата власти. Мера пресечения – заключение под стражу. Правозащитники уже признали Колесникову, Знака и Салея политическими заключенными. А теперь к душевным постах о людях, которые не должны сидеть за решеткой:

«Разок намеренно отправила его телефон в стиральную машину». Сестра Ильи Салея Дарья

«На фотографии [ниже] – мы с моим братом. Возможно, не все его узнали! Фото архивное, и, вероятно, мне в скором времени ещё влетит за его публикацию. В детстве мы все время выясняли отношения: мне пару раз влетало зарядкой от Nokia, ему приходилось пару часов посидеть закрытым на балконе, пока не придут родители с работы. Разок я намеренно отправила его новенький кнопочный Sony Ericsson в стиральную машину, после чего туда же отправилась моя модная Motorola – не подумайте, при этом мы всегда были лучшими друзьями. 

Илья Салей и сестра Дарья, архивное фото

В общем, в те годы противостояние велось не на жизнь, а на смерть. И, заметьте, не самыми «законными» методами. Прошло время. Мы выросли. Многое изменилось! Мы все так же лучшие друзья, только противостоим теперь не по-детски и друг другу, а по-взрослому – беззаконию, обману, несправедливости и насилию! Точнее, противостоит Илья, вместе со своими единомышленниками, и только законными методами!

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Публикация от Darya🎀 (@daryaherasimuk)

 

Его решение стать членом инициативной группы Бабарико, его адвокатом, а также адвокатом Марии Колесниковой, – осознанное и заслуживает уважения. Он получил прекрасное образование, зарекомендовал себя хорошим специалистом, и только после этого принял решение следовать зову своего сердца, несмотря на возможные сложности и даже опасность. Он понимал и понимает, что рискует, что делает больно маме и папе, которые как родители, хоть и безмерно уважают его решение, но, тем не менее, боятся и переживают за него. Он принял решение не уехать, хотя был миллион возможностей – а бороться за страну, в которой живет и которую любит!

 

Сейчас он находится в ИВС, ждёт перевода в СИЗО, как обвиняемый по ст. 361 Уголовного Кодекса. Его коллеги уже находятся там. Справедливо ли, что умные, добрые, интеллигентные, образованные люди, которые не нарушали закон, а честно и добросовестно выполняли свою работу, находятся под следствием? Нет».

«Сразу после окончания универа он основал свою частную практику». Подруга Максима Знака

«Я знаю Максима лично давно. Ещё в студенчестве у него работал мой близкий друг – офис Знака всегда был тёплым и уютным. Там не было пафосных кабинетов, высокомерия и понтов, которыми нередко грешат бизнес-адвокаты. Зато был тёплый чай, сушки и дружелюбная атмосфера. Максим всегда был рад видеть нас ещё студентами в своём офисе поздними вечерами. Ему было искренне интересно, как у нас дела на юрфаке, как мне работается в другой юридической фирме и как вообще жизнь.

Меня всегда восхищало, что сразу после окончания универа Максим основал свою частную практику. Для этого нужно мужество. Много мужества, которого в большинстве из нас нет напротяжении всей карьеры, не то что сразу после студенческой скамьи.

Я помню, как встретила Максима с женой на свадьбе того самого друга, как начала следить в соцсетях за его трансформацией, за занятиями триатлоном, за марафонскими стартами. «Ничего себе», – обычно проносилось в голове, но всегда быстро терялось в ежедневной суете и потоке другой информации. Сейчас как-то за это даже стыдно.

Когда я увидела Максима в штабе Виктора Бабарико, не удивилась. Мне казалось, что он туда органично вписался. Что, возможно, в этом его большая миссия – стать частью значимых исторических событий. И он ею стал.

Максим Знак невероятный. В отличие от многих из нас, в отличие от меня, он смог, несмотря ни на что, остаться добрым, открытым, прямолинейным и не отрастить второе дно. Ещё недавно я смотрела его стрим и радовалась позитивной трансляции повестки, хотя фактически позитивного в повестке не было ничего. А на следующий день я прочитала, что Максима задержали.

Я не сомневаюсь в том, что наши доблестные органы и зайцу пятую ногу пришьют, не то что дело. Вот так живёшь, добросовестно работаешь, служишь своим идеалам, бегаешь марафоны и не знаешь, что ты оказывается опасный преступник. Желаю сил родным и близким Максима и мысленно поддерживаю его самого. Пусть этот театр абсурда закончится». 

«В детстве она за меня, младшую, заступалась». Сестра Марии Колесниковой Татьяна Хомич

«В детстве мы не всегда ладили, как большинство братьев и сестер, но я всегда знала, что у меня есть сильная сестра, и если мне нужна будет ее помощь, поддержка или защита – Маша может показать любому! И не раз за меня, младшую, Маша заступалась.

 

Я помню, как мы спорили, какая музыка будет играть в нашей общей комнате – Маша всегда выбирала классику. Она любит музыку с самого детства, поэтому к 15 годам, когда Маше нужно было решать, куда двигаться дальше, она была абсолютно уверена, что станет музыкантом. 

Для нее всегда было важно развиваться в качестве музыканта и как личность, осваивать новые профессии и двигаться дальше: Маша стала проджект-менеджером в сфере искусства, занималась продвижением фестивалей и проектов в сфере современного искусства в социальных сетях, стала директором культурного центра. Я всегда восхищаюсь ее работоспособностью и желанием развиваться.

Татьяна Хомич и Мария Колесникова, архивное фото

С возрастом мы стали настоящими друзьями, которые всегда заодно. Мы любим проводить время вместе, гулять и разговаривать. Машу хорошо знают и любят мои друзья, а я с удовольствием общаюсь с ее друзьями. У нас появилась классная традиция: путешествовать вдвоем и всей семьей. Вместе увидеть Милан, Венецию и Верону? Конечно! Вместе съездить в Лейпциг и Мюнхен на несколько дней? Легко! Даже если Маша там была много раз. Встретить Новый год всей семьей с родителями? Обязательно!

Я знаю, что человек с такими ценностями, чувством справедливости и любви ко всем людям, не может и не должен подвергаться преследованию! Я очень надеюсь, что скоро смогу увидеть Машу, обнять ее – и мы опять пойдем бродить часами по Минску!»

«Сегодня Макс – честь и совесть профессии». Адвокат Дмитрий Лаевский

«9 сентября мы оказались в очередной новой реальности – в той, в которой заключен под стражу в СИЗО за выражение мнения в рамках осуществления профессиональной деятельности адвокат Максим Знак.

Сейчас он подозреваемый по уголовному делу по ч. 3 ст. 361 УК. Якобы в его критических высказываниях и правовых разъяснениях есть призывы к действиям против национальной безопасности. Это абсолютный абсурд, потому что Макс всегда и во всех своих высказываниях говорил о ценности права и необходимости его верховенства, а еще про обязанность власти соблюдать права людей, потому что без этого невозможно правовое государство. Возможно, именно потому, что все его выступления правомерны, в подозрениях ему не выдвинуто ни одной конкретной цитаты его высказываний. Оправдываться в этом деле нам не за что.

Что делал Макс в стримах? Объяснял о наличии в законодательстве правовых процедур в сфере избирательного права и о том, как их применять. Всё. Получается, что в сегодняшней Беларуси говорить о применении правовых процедур – преступление. Иного понимания позиции власти мы не наблюдаем. Но если власть не готова связать себя правовыми обязательствами, то что нас всех, граждан этой страны, ожидает? Тоталитаризм.

Адвокат Максим Знак и адвокат адвоката Дмитрий Лаевский, фото: TUT.by

Критические высказывания относительно выборов и других результатов правовых процедур. Так это же обязанность адвоката – отстаивать позицию клиента. Это в равной степени относится как к уголовному процессу, так и к любым иным сферам деятельности адвоката. Макс все делал по совести и согласно адвокатскому долгу.

Доверителями Макса были и являются такие люди, как Виктор Бабарико, Светлана Тихановская, Мария Колесникова. Они не нуждаются в представлении. Они все этим летом дали нам надежду на новую свободную Беларусь, где каждый может не бояться, развиваться, достигать, радоваться, дышать свободно. Где милиция отвечает перед народом. Где спецслужбы ловят преступников, а не инакомыслящих. Где не пытают людей. Где право охраняет человека.

Макса заключили под стражу произвольно – это термин ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах. Это значит, что ни фактов о намерении скрываться или препятствовать следствию, ни доказательств таких фактов, ни объективной необходимости изолировать от общества нет. Арест Макса – это лживо, цинично и подло.Мы уже не будем прежними. Нам хотят показать, что наше положение – «мордой в пол», но так не будет.

Макс – невероятный:

  • Открытое участие в штабе Виктора Бабарико.
  • Подача по доверенности заявления в ЦИК о регистрации Виктора Бабарико в качестве кандидата, когда тот уже был под стражей. 
  • Защита позиции Виктора Бабарико (оппонента власти на заседании ЦИК 14.07.2020) Обжалование от имени Виктора Бабарико незаконного решения ЦИК в Верховный Суд.
  • Юридические стримы.
  • Классные правовые идеи и Координационный Совет. 

Такого никто и никогда не делал. А перед этим путь Макса – юрфак, кандидатская степень, степень магистра бизнес-администрирования, многолетняя юридическая практика, создание своей фирмы, позиция управляющего партнера в крупном адвокатском бюро, почетные места в международных рейтингах. И множество клиентов, которым он помог.

Обращаясь к полковникам и генералам, которые решили изолировать Макса, я задаюсь вопросом: действительно ли вы будете этим гордиться? Вот честно. Вы говорите про сохранение страны? Но арест ведущего адвоката с безупречной репутацией по беспочвенному подозрению – это и есть уничтожение принципов, на которых строится правовое государство, это ли не уничтожение страны? У вас есть неограниченные полномочия арестовывать, вы ими воспользовались, показали силу. Мы поняли. Но, взяв с меня подписку о неразглашении данных, вы боитесь называть свои имена, как и омоновцы бьют только в балаклавах и боятся снять их. Так есть ли у вас позиция, за которую будет не стыдно? Что сказали бы люди нашей страны, если бы прочли постановление о заключении Макса под стражу? «Интересы государства», но ведь о них говорили в Германии во второй половине 30-х годов и начале 40-х, и, уверен, говорят в КНДР. Но действительно ли вы этого хотите нашей Беларуси?

 

Я никогда не смогу радоваться ни одному из юридических успехов, пока Макс в СИЗО. Арест Макса – достойнейшего специалиста – это оскорбление адвокатской профессии. Готовы ли адвокаты принять это? Готовы ли люди нашей страны это принять? Я точно не готов это принять. Поэтому мое обязательство – добиться освобождения Макса и снятия всех подозрений. Сегодня Макс – честь и совесть профессии. Нет ни малейших сомнений, что мы победим. И когда вы, силовики, осознаете, что вы обмануты, или когда вас уволят, или когда вы или кто-то из ваших знакомых будет нуждаться в защите своих прав и будет искать адвоката - ребята, вспомните про Макса.

Еще недавно, до июня 2020, я постоянно задавался вопросом, что проблема ситуации в нашей профессии в том, что не на кого равняться. Макс это исправил. Я/Мы голос Максима Знака». 

Если вы хотите написать письма Марие, Илье или Максиму, вот их временные адреса. 

  • Мария Колесникова. Пишите по адресу: тюрьма № 8, улица Советская, 22А, г. Жодино, 222160.
  • Максим Знак. Пишите по адресу: город Минск, СИЗО №1, улица Володарского, 2. 220050. 
  • Илья Салей. Пишите по адресу:  город Минск, СИЗО №1, улица Володарского, 2. 220050. 
Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

«Саша лучше всех, пусть Саша скорее будет с нами!» Друзья и коллеги Василевича поздравляют его с днём рождения

Герои • Ирина Михно

Сегодня, 14 сентября, у нашего соучредителя, владельца агентства Vondel/Hepta Саши Василевича день рождения. В этом году Саша встречает праздник в СИЗО на Володарского – его задержали сотрудники ДФР. Редакция KYKY считает, что этот арест – ни что иное, как политические репрессии, и требует немедленно освободить Василевича. Так же считают его близкие и знакомые люди, которые сегодня «пришли» на KYKY, чтобы поздравить Сашу публично. 

Популярное