«Самостоятельно выйти уже невозможно». Новые данные от врача и самого Игоря Лосика – о 41 дне голодовки

Герои • Мария Мелёхина

Игорь Лосик остановил голодовку на 41 дне, но сможет ли он самостоятельно выйти из этого состояния без госпитализации? Какими могут быть последствия для организма? И кто понесет ответственность в случае его смерти в тюрьме? KYKY задал острые вопросы врачу на условиях полной анонимности.

Напомним, что администратор телеграм-канала «Беларусь головного мозга» Игорь Лосик уже семь месяцев находится под стражей. Сначала ему вменяли организацию и участие в действиях, грубо нарушающих общественных порядок (ст. 342 УК РБ), но 15 декабря предъявили новое обвинение по ст.13 ч.2 УК РБ – участие в массовых беспорядках. В знак протеста 15 декабря Игорь объявил бессрочную голодовку, в которой находится уже 41 день. Его жена Дарья в каждом письме просила мужа прекратить голодовку, ведь у них есть двухлетняя дочь, которая ждет возвращения папы. И вот, наконец, это произошло. Но врачи скептически относятся к самостоятельному выходу из голодовки на таком серьезном сроке – Игорю нужна госпитализация. В противном случае изменения для организма будут необратимыми. Далее публикуем анонимное интервью, которое стало возможным благодаря поддержке сообщества «Белые халаты. News».

 

KYKY: Что происходит с организмом на 41 день голодовки? И сколько в принципе организм способен продержаться без еды?

Мы не знаем, пьет ли Игорь Лосик глюкозу, аскорбиновую кислоту, просто воду или минеральную воду, поэтому диагностировать точную стадию сложно. Но Игорь достаточно молодой парень без лишнего веса, что является отягчающим фактором. Во-первых, у организма изначально было меньше резервов, а во-вторых, голодание в молодом возрасте быстрее приводит к фатальным последствиям из-за ускоренного обмена веществ. Усиливают энергозатраты и низкая температура в камере, стресс, постоянное нервное напряжение.

Организм во время голодания проходит четыре стадии. На первой человек теряет подкожный жир, повреждаются клеточные мембраны. Но сохраняется способность ходить, разговаривать, мышление не нарушено. На второй стадии организм тратит белковые запасы, начинается атрофия клеточных структур, происходят изменения внутренних органов и нервной системы. Как правило, на этой стадии пациенты уже экономят энергию и мало двигаются, возможна апатия.

На третьей стадии человек практически не встает с кровати. Начинается атрофия мышц, падает выработка ферментов, которые нужны для переработки пищи. Может развиваться атрофия слизистой желудка и кишечника. Пациент начинает много мочиться, потому что угнетается выработка гормонов и запускается сложный механизм биохимических изменений. Человек начинает мерзнуть, у него реже сокращается сердце, падает давление, появляется бледность, могут проступать вены. Кровоснабжение идет не по всему телу, а только на жизненно важные органы – это адаптивный компенсаторный механизм. Может появиться отечность или наоборот крайнее истощение. И на этой стадии притупляется голод – человек его не чувствует. Начинаются токсические нарушения: продукты распада, например, кетоновые тела, вызывают интоксикацию – от человека начинает пахнуть ацетоном. Из костей вымывается кальций, что провоцирует судороги, развитие остеопороза с последующими переломами, а отсутствие витаминов приводит к цинге. Кроме того, низкий уровень глюкозы способен вызвать заторможенность мыслей и депрессию. На этой стадии человек уже не может оценивать свое состояние критически. Угнетается костный мозг, а под конец третьей фазы человек лежит неподвижно и безучастно.

Вторая фаза голодания

И если на этой стадии не предпринять никаких действий, наступает последняя четвертая стадия. Может развиваться психоз с бредом, навязчивыми состояниями, галлюцинациями, ухудшается память. Могут синеть конечности, а потом наступает кома. И это большая угроза жизни от остановки сердца или отека легких. Сложно сказать, на какой точно день происходит переход от третьей к четвертой стадии, но в любом случае на 40 день голодовки человек нуждается в медицинском наблюдении, помощи и питании.

KYKY: Как думаете, на какой стадии сегодня находится Лосик?

Наступление той или иной стадии зависит от внутренних резервов организма, устойчивости к голоду и метаболизма. Поэтому точных подсчетов нет – все индивидуально. Например, Николай Статкевич голодал 24 дня в СИЗО КГБ, но прекратил из-за угрозы насильственного кормления. Сколько продержится Лосик сложно сказать, но судя по поступающей из СМИ информации, он явно уже на третьей стадии. И если это так, самостоятельно выйти из голодовки уже невозможно. На третьей стадии человек уже не может адекватно оценивать свое состояние. Ему может казаться, что силы еще есть, но это не так.

KYKY: Какой должна быть помощь? Насильственное кормление?

Есть определенные схемы кормления. Пищу дают 5-6 раз в день в протертом подогретом виде, чтобы организм не тратил лишней энергии на согревание и измельчение. Назначаются препараты, капельницы, чтобы устранить электролитный дисбаланс и поддержать органы и сердечную мышцу. Потому что при голодании органы медленно отказывают, их будто выключают.

И оказание помощи возможно только в условиях стационара под контролем врачей, чтобы не произошло необратимых изменений. На пище, которую дают в тюрьме, выйти из голодовки невозможно. 

KYKY: У Лосика есть еще шанс выйти из голодовки без последствий?

Если уже сейчас не начать кормить и не оказывать медицинскую помощь, на четвертой стадии пациенты считаются безнадежными. Без последствий выйти не удастся. Причем грани между третьей и четвертой стадией, когда человек может просто не открыть глаза, никто не знает. Все индивидуально и зависит от резервов организма.

KYKY: Но если Игорь откажется или не сможет есть даже в условиях стационара?

Тогда кормление возможно через зонд, как это бывает при нервной анорексии. И капельницы. Человек на третьей стадии уже не может здраво мыслить и нести ответственность за свою жизнь. Поэтому необходимо, чтобы вмешались родственники, врачи и общественность. Лосик сегодня нуждается в стационарном лечении – это 200%.

KYKY: В случае его смерти, кто понесет ответственность за это?

Сейчас ответственность за его жизнь лежит на враче, который проводит осмотр. Жена Лосика неоднократно говорила, что практически каждый день ее мужа осматривает врач. Просто осматривает и уходит. Фактически это неоказание медицинской помощи человеку, который в ней нуждался. И согласно закону о здравоохранении за бездействие предусмотрена ответственность.

Не знаю нюансов, но, возможно, врачам при тюрьмах безразлично состояние пациентов. Возможно, они их считают преступниками и «протестунами», которым заплатили. Но для оказания медпомощи все люди равны. И ситуация сегодня критическая. Шум по этому поводу нужно было поднимать еще вчера, потому что завтра может быть уже поздно. И к этой ситуации нужно привлекать как можно больше внимания общественности, чтобы спасти жизнь человеку. Нужно, чтобы Игоря перевели в стационар или изменили меру пресечения – только так возможно оказание качественной медицинской помощи.

UPD. Сегодня Игорь Лосик прекратил голодовку. Он написал письмо – цитируем:

«Я решил прекратить голодовку. Почему я это сделал? Точно по собственному желанию. Я не принимал пищу больше сорока дней и чувствую в себе силы и возможности продержаться ещё. Но меня просто потрясла невероятная волна солидарности. А также просьбы сотен и тысяч беларусов остановиться, дождаться нашей общей победы здоровым. 

А ещё я знаю, что многие тоже начали голодовку, пока голодаю я. Я не могу взять на себя такой большой груз ответственности, не хочу, чтобы за мой осознанный выбор страдали другие. Читая все ваши просьбы в письмах, я понял, что просто не могу расстраивать и заставлять волноваться свою семью и всех вас. У меня никогда не было желания как-то выделяться, я не хотел публичности. Я хотел просто спокойно жить и растить свою дочку. Но меня вынудили пойти на эту крайнюю меру. 

 

Меня арестовали задолго до выборов, и я не представлял, не осознавал тех кардинальных изменений, которые произошли за последние полгода. Из тюрьмы это не так заметно. Я понял, что могу на вас положиться, потому что у вас все получится. Теперь я в этом абсолютно уверен. Вам не чужды сострадание и солидарность, а им плевать на мучения сотен семей, детей, на человеческие жизни. Вы не подведёте. Сейчас такие времена, когда нет неправильных решений, но есть поступки. 

За зимой обязательно наступает весна, ночь сменяется рассветом. Исторические процессы ещё никому не удалось отменить либо остановить  никакими декретами, арестами или расстрелами. Всем-всем огромное спасибо за поддержку, буду ждать хороших новостей. 

P.S. Многие писали, что я ничего не добьюсь. Это не так. Своим поступком я привлёк внимание не только к своему делу, но и к положению  с политическими заключёнными в нашей стране. Сейчас о нас всех говорят громко и на всех возможных площадках требуют освобождения невинно арестованных и осуждённых. Это немало. Надеюсь, что с прекращением моей голодовки тема политических заключённых не уйдёт из общественной повестки. Ещё раз всем спасибо за поддержку и солидарность».

Письма для Игоря со словами поддержки можно и нужно писать по адресу: следственная тюрьма №8, 222163, г. Жодино, ул. Советская, 22А. 

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Кто виноват, если политзаключённый умрёт от голодовки? Эксперт – о способе освободить невинных беларусов

Герои • Мария Мелёхина

Почему Александр Кнырович не был признан политзаключенным? Сколько в среднем сидят по политическим делам в Беларуси? И что нужно изменить, чтобы такие дела в принципе перестали быть возможны? KYKY поговорил с главой Белорусского Хельсинкского Комитета Олегом Гулаком в рамках проекта «Новая Беларусь».

Популярное