«Я потерял ноги – вы правда думаете, коронавирус хуже?» Саша Авдевич о том, что сейчас чувствуют люди с инвалидностью

Герои • Ирина Михно

Вы точно видели в соцсетях посты своих друзей о том, как тяжело им сидеть дома в изоляции, когда на улице – май. KYKY задумался, что очень много людей с инвалидностью в подобной самоизоляции проживают всю жизнь, – и решил спросить об этом у активиста на коляске Саши Авдевича. А заодно узнал, почему Саша открывает свою кофейню, пока остальные рестораторы вешают замки на двери заведений, и как он пережил отмену своего кругосветного путешествия. 

«Кругосветка сорвалась, зато кафе запустил»

До того, как в Европе началась пандемия, я полгода серьезно готовился к кругосветному путешествию. Если бы границы не закрыли, я бы уже проехал Украину и Грузию и загорал бы на пляже в Турции.

Я планировал отправиться в путь 25 марта и до последнего надеялся, что всё получился. Когда 17 марта Евросоюз закрылся, подумал: «Пофиг, Россия и Украина открыты! Пока их проеду, всех уже откроют. А если нет, Россия огромная, поеду исключительно по ней». И буквально за три дня до путешествия одна за одной закрылись Украина и Россия. Я очень обломался и стрессанул, наверное, как никогда в жизни. Первые пару недель просто переносил дедлайны поездки, а потом устал и просто перестал ее планировать. Нельзя просто так взять и поехать в кругосветное путешествие – я очень долго готовился к этому и физически, и морально. Во мне горела эта идея, а сейчас… Идея с кругосветкой медийно слишком далеко зашла, если я сейчас скажу, что мне на нее плевать, фидбек от людей выльется в еще больший стресс, чем от отмены этой поездки. 

Но что меня точно не пугает, так это теории о том, что Европа не откроется для Беларуси, потому что у нас не было карантина. Ребята, я был в 20+ странах, объездил весь Евросоюз – расскажите мне, где не зарабатывают на туристах? Думаете, условный дядя из Кельна откажется селить платежеспособного беларуса в свою гостиницу из-за страха заразиться коронавирусом? Нет, конечно. Ему скажут «welcome» и предложат пентхаус. Это бизнес. Если не верите, можете спросить у кофеен, будут ли они принимать гостей, которые не самоизолировались – администраторы посмеются вам в лицо. Если Европа и откажет беларусам в визах, то только по неким политическим причинам, но никак не из-за нашего поведения во время эпидемии. 

Так как я думал, что уеду на полгода в тур, ушел с работы в программе развития ООН, где у меня была хорошая зарплата. Сейчас я нигде не работаю, у меня есть пенсия по инвалидности, сбережения, которые откладывал на поездку, и надежда получать прибыль с кофейни, которую мы сейчас запускаем. Это кофейня «Инклюзивный бариста». 

Я бы не открывался, если бы еще до эпидемии на одной из тусовок не познакомился с представителями Белагропромбанка. Рассказал им про наш проект «Инклюзивный бариста» (тогда у меня вообще была идея запустить франшизу), их заинтересовала эта тема – и мы стали периодически встречаться, обсуждать подробности. Потратив много жизненных и временных ресурсов, я выбил под кофейню помещение по посильной для себя аренде. Даже если буду жить на одну пенсию, смогу её оплачивать. Мне пришлось подписать договор об аренде уже при коронавирусе, но я понимал: если включу заднюю, потеряю отличное место и такое уже не найду. Для банка мой проект – это KCO, за которое я как арендодатель их помещения еще и плачу деньги. А для меня банк – крутые парни, которые согласились сдавать помещение за мизерные деньги. В этой истории в плюсе все. 

Кофейня в тестовом режиме открывается 13 мая прямо в здании банка по адресу ул. Романовская Слобода, 8 – он работает в штатном режиме. Заходите, все меры предосторожности у нас, как и в банке, соблюдаются. Варить кофе буду я и моя коллега Наталья – большой профессионал. За день до открытия я сел, посчитал все затраты и решил, что деньги с первых двух недель работы кофейни мы отправим на поддержку медикам. Сейчас в стране есть те, кому деньги нужнее, чем мне. 

Что забавно – перед моим отъездом ремонт в кофейне уже был сделан, и я думал, что ребята запустятся без моего участия. Но теперь я понимаю – нет, не запустились бы. На финише потребовалось вложить в этот проект много сил и нервов. Так что, может, отмена путешествия – это в какой-то степени положительное стечение обстоятельств. 

«Карантин люди с инвалидностью воспринимают как свой максимум полноценной жизни»

Сейчас я живу так же, как жил до эпидемии. Езжу на машине по городу, хожу в кофейню. Единственное, если раньше по вечерам ходил по барам и тусовкам, то сейчас занимаюсь личными делами. Какой смысл тусоваться в одиночестве? 

Карантин – это образ жизни, который люди с инвалидностью воспринимают как свой максимум полноценной жизни. Но если многие на самоизоляции сходят с ума и начинают переклеивать обои, большинству инвалидов все нравится. Им комфортно сидеть в четырех стенах и изредка выходить на прогулку или чтобы пенсию на почте забрать – зачем еще покидать квартиру? Конечно, такой их жизнь была не всегда, они постепенно к ней привыкли после травмы. Поставьте себя на их место: год-два мама или папа постоянно надевают вам шапку, готовят еду, ухаживают – кому после такого захочется самостоятельно себя обеспечивать? 

Эта как девушка, которую парень на руках пять лет носил, а потом резко перестал, жаловалась бы подругам: «Представьте, какой мудак! Не сделал мне сегодня массаж ног». У людей с инвалидностью в каком-то смысле такая же философия, только в отношении своих родственников.

 

Я не говорю, что так себя ведут 100% людей с инвалидностью, но больше половины точно. И страх начать новую жизнь тут ни при чем – это модель поведения, сохранившаяся после развала СССР, где не было не только секса, но и инвалидов. Родственники этих людей не считают, что инвалид может быть супергероем. Они считают, что это человек, за которым они должны ухаживать. Поэтому инвалиды становятся приспособленцами, лежат на диване и думают: зачем вообще еще что-то делать? Инвалиды идентифицируют себя членами отдельного микросоциума. Они действительно находятся в отдельной катке людей, в которую никто бы не хотел попасть, даже если бы заплатили много денег. 

Но из-за самоизоляции границы между сообществами частично стираются. Инвалиды посмотрели, как всех опустили к ним в «тарелку» и подумали: «Ха! Эти чуваки тоже с нами». Наверное, многим из них даже смешно, как другие лезут на стену от сидения дома, потому что – хочу еще раз подчеркнуть – инвалиды не считают такой образ жизни проблемой. Они получают донейшн от государства и живут так, как им нравится – а нравится им вот так.

Я всегда за то, чтобы помогать всем, но не понимаю, как самоизоляция может повлиять на помощь людям с инвалидностью, на их жизнь в целом. Вот сидит пять лет человек дома и жалуется, как сильно он хочет быть активным, но не может. Если он за это время даже не попробовал, например, нарисовать проект пандуса, который столяр Валера может сделать за сто рублей, есть повод задуматься: «Может, моя помощь ему и не нужна?»

Конечно, есть ребята, которые живут в интернатах – им сложнее всего. Они являются членами физически закрытого общества. По сути, живут в мире, который не имеют права развивать. Они дальше нескольких метров от этого интерната отъехать не могут. У большинства остальных людей с инвалидностью есть все шансы начать жить по полной.  

 

Давайте дадим миру 200 000 сериалов на HBO и Netflix, где инвалид – руководитель фирмы или боксер. Давайте пустим в медиа пару инвалидов-шоуменов и ведущих и сделаем их популярными. Давайте в правительстве появится инвалид – только тогда всё наладится. Нужно говорить о проблемах инвалидов, нужно обеспечивать для них господдержку и бесплатную реабилитацию. Но прежде всего – нужно создать рабочую модель успешного человека с инвалидностью – и чтобы модель можно было скопировать и масштабировать. Тогда их проблема уже будет похожа на то, как если бы девушки жаловались, что не могут выйти из квартиры, потому что у них большие каблуки. Людям плевать на это: неудобно – сиди дома, возможность ходить в кроссовках у тебя есть. Может быть, как раз эта мысль дойдет до кого-то на самоизоляции. В остальном локдаун никак не изменит жизнь людей с инвалидностью, если они сами того не захотят. 

Я лично не боюсь заразиться – да и, если честно, я не вижу в этом вирусе большую проблему. Как правило, люди с инвалидностью – это ребята, которые уже отбоялись своё, и их трудно напугать. Послушайте, я потерял ноги – вы правда думаете, что коронавирус хуже?

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

«Морально ломают смерти коллег». Что беларуские врачи пишут в свои соцсети

Герои • редакция KYKY

Каждый десятый, кто умер от COVID-19 в Беларуси, – медик. И это один из самых высоких показателей смертности среди врачей в мире. При этом медикам в нашей стране, кажется, запрещено говорить – мы уже писали о нескольких случаях, когда после интервью снимали главврачей, задерживали фельдшеров и вызывали в прокуратуру диагностов. Поэтому KYKY решил узнать, что медики пишут в свои социальные сети. Из соображений их безопасности все имена и лица мы скрыли. Фото в материале носят иллюстративный характер и добавлены из других аккаунтов врачей.

Популярное