Глеб Лисичкин: «Не ссыте»

Медиа
Редактор журнала Vice Глеб Лисичкин рассказал журналу КУ, на чем строится социальная жизнь в России, всегда ли он ходит пьяным и какие люди интересуют Vice.

«Редактор журнала Vice, давай, вали по жести» – это признак довольно ограниченного  взгляд на вещи. «Жести», если вам так будет угодно, мы требуем от авторов, контрибьюторов, фотографов. И, честно говоря, я не думаю о том, как «с этим жить»: как метко заметил один из наших авторов, Vice – это журнал про выживших после конца света. С «этим» не надо жить.

Нас не интересует «жесть», которая сделана для того, чтобы мы (или какое-то еще издание) про это написало – такое позерство довольно быстро отфильтровывается, смывается в дренаж. Нам гораздо интереснее чьи-то уникальные опыты, сделанные не на угоду медиа, а просто потому, что их нельзя не сделать. Это, наверное, сложно объяснить без примеров –  полагаю, это станет чуть понятнее, когда выйдет следующий номер.

Глеб, вы в своем блоге написали: «Vice – это такой международный жопонадирательский медиа-проект, пожалуй, самый правдивый и негламурный журнал в мире». А кому жопу надирать конкретно в России собрались?

По большму счету, всем – об этом весьма точно высказывался Харди в интервью LAM. Знаете, в России вся «социальная жизнь» строится на ханжестве и понтах, такой чисто азиатской х..йне – и это, конечно, дико забавно, как все «продвинутые» здесь рвутся в Европу, при этом обладая сознанием мелкого пакистанского лавочника. Лично я очень хочу, чтобы все хорошие и разумные люди здесь, которых на удивление много, немного попустились, расслабили булки и осмотрелись вокруг – и если уж они считают себя global russians, то и ощущали себя как-то правильно относительно global world – со всеми его проблемами и нарывами. Если ты ощущаешь себя европейцем, то это накладывает на тебя определенную ответственность – и ты не станешь европейцем, если будешь скачивать все новые дабстеп-релизы и при этом ничего не знать, например, про «Флотилию Свободы».

Мне кажется, что аудитория Vice – это совершенно новый тип российских людей. Они уже знают, где пожрать в центре, где лучше купить чинос, и понимают, нужны ли им вообще эти чинос. Им уже интересно что-то еще, кроме тупого потребления, им хочется чувствовать пульсацию времени, хочется быть частью большого безумного мира – а для этого нужно кожей ощущать все его пороки. И именно об этом мы пишем.

lis                                                                                                                                        Глеб Лисичкин

Вы не думали о том, что Vice в России может постичь судьба Dazed, который не пошел дальше пилотного номера?

Конечно, думали! Бинго! Честно говоря, я не видел пилотный номер российского Dazed&Confused. Читал интервью Лебедева по поводу закрытия проекта – если не ошибаюсь, он удивился, на что ушли его денежки, и закрыл проект. Я бы тоже так сделал. Vice – это DIY-журнал, ни в одной стране мира он не привязан к какому-то издательству или инвестору. Он работает с тех и до тех пор, пока не может не работать. В этом смысле мы спокойны – на наш век интересных тем хватит. От D&C нас отличает то, что Vice распространяется бесплатно, это раз. А два – кроме, собственно, издания локализованной версии Vice, мы выполняем функции корпункта глобального Vice в России, а это, прямо скажем, очень интересный регион для американского и лондонского офисов.

Какие журналы вы читаете?

В силу специфики параллельной работы я пролистываю практически все, что выходит в стране, включая самые абсурдные журналы для девочек, которые верстают слепые. Но если вы хотите какой-то топ локальной прессы, то пожалуйста – «Русский репортер», «Большой Город», Esquire, «Афиша». Еще, до развала редакции, мне нравился журнал «Смена» – не знаю, что с ним сейчас. Названы отнюдь не по значимости – у всех журналов без исключения бывают удачные номера, а бывают вообще ни о чем.

Чего вы больше всего боитесь в Москве?

Боюсь, что не вопроса. Да ничего, вроде бы, не боюсь. Ну, то есть, это очень неудобный и плохо оптимизируемый город – но это ощущаешь только, когда уезжаешь отсюда. Наверное, боюсь, что в день «Ч» у меня не будет достаточного количества денег, чтобы съ..бать. Возможно. Ну,  я правда не понял вопроса.

Почему презентация была в «Солянке»? Это ж самое гламурное место. Продали идеологию за PR?

К х..ям такие вопросы. «Солянка» – отнюдь не идеальное место для каких бы то ни было событий, но на настоящий момент этот клуб является одним из лучших в Москве. В том, что в этом городе люди привыкли ходить только в «Солянку»-«Стрелку»-«Тонны», не наша вина – а менеджеров тех клубов, которые не попали в этот список. В принципе, в плане хороших площадок для концертов (и не только концертов) в Москве полная жопа – не такая, как в Минске, конечно, но все же жопа. «Солянке», кстати, спасибо большое, что дали пошалить – насколько я могу судить, их завсегдатаи появились в клубе под утро, когда веселье уже закончилось. А у нас получилась веселая вечеринка, с кайфовым народом, бесплатным бухлом, рыцарем на входе. Кажется, даже какая-то небольшая п..здиловка была. В общем, чего дое..ались до «Солянки», все там нормально.

Там же Харди буквально сбежал от нахальных интервьюиров из зина Guerrilla. Неужели делая такой журнал как Vice, вы не можете справиться с парой настырных юнцов?

Е..ать, ну опять. Guerrilla – довольно необычная и отчасти прикольная история, но мне совсем не импонируют их методы. Я сейчас впервые за пару месяцев зашел посмотреть, что там появилось – ну полдюжины статей, оперирующих словом «свэг», плюс интервью с Тайванчиком, сведенное к «луку». Ну, бл..дь, это же детский сад – типа пранекров или еще каких-то школьных приколов. Мне, наверное, даже нравится, как они изворачивают идею «луков» – но, мне кажется, в их интерпретации это оказывается смешно только клиентам Арама Габрелянова. В любом случае, к Vice это не имеет вообще никакого отношения.

Про вас бесперебойно ходят слухи, что трезвым вас увидеть невозможно. Это ли состояние главный аспект вашего успеха?

Да, я всегда в говно. Какие-то проблемы? У меня, например, дюжина знакомых в Минске, и все как один банчат «белорусочкой», но я не делаю из этого никаких выводов. «Аспект успеха» у меня в том, что я работаю – в любом состоянии. Но, конечно, забавно, что такие «бесперебойные слухи» дошли до Минска. Чин-чин.

cover                                                                                     Обложка первого русскоязычного номера Vice

По вашим словам, вас интересуют меньшинства, неприукрашенная жизнь, маргинальщина и всякая неизвестная дичь. Очень интересно, как вам удается быть на плаву, находить рекламодателей? В Беларуси такие не выживают.

Ну, странный вопрос. В Беларуси, увы, вообще мало что выживает – в первый приезд в Минск я полтора часа ходил по центру города в поисках места, где можно кофе попить. Vice изначально подразумевет весьма специфическую модель работы с рекламодателями – но, как показывает практика, эта модель оказывается максимально эффективной. Какие-то тонкости и детали я, пожалуй, рассказывать не буду – но Vice выходит в 27 странах и, наверное, это намекает на то, что такая модель жизнеспособна.

Определенно, мы делаем трендсеттеский журнал – но настоящие трендсеттеры и «лидеры мнений» определяются не по количеству просмотренных лукбуков, а по... Вот вся херня в том, что в русском языке до сих пор нет подходящего аналога слову «open-minded» – а Vice именно для тех, кто «open-minded». А если ты открыт, то у тебя и портки хорошие, и про Ливию тебе читать интересно, потому что ты чувствуешь себя частью большого мира, и всякие маргинальные элементы тоже совершенно гармонично вписываются в твою картину мира, и ешь ты вкусно, и телки тебе дают. Вот такой примерно читатель Vice – и да, с такой аудиторией можно быть на плаву и находить рекламодателей. Есть журналы о том, что бесконечно далеко от людей, где читателям предлагается дрочить на рекламу часов Breguet – это вполне жизнеспособная схема для глянцевых журналов, и дай бог им всем долгих лет. Но вот есть драчуны, есть мечтатели, а есть герои – так вот Vice для героев и про героев.

Беларусь для большинства населения планеты Земля является культурным белым пятном. Почему, как вы думаете, так получилось?

Э, ребят, да у вас комплексы! Все нормально. Для большинства москвичей, например, Рязанская область является белым пятном, и вся Сибирь. И, полагаю, Харди подтвердит, что большинству калифорнийцев абсолютно насрать на культурную жизнь центральных штатов. И это нормально, люди вообще довольно ограничены и мало интересуются чем-то, пока не подставишь им это под нос. Определенный элемент культурной изоляции РБ, конечно, существует – но в той же степени это характерно и для Украины, и стран Прибалтки. В этой ситуации главное – правильно реализовывать внутренние ресурсы, сплачивать локальную сцену, делать больше интересных движух на локальном уровне, и вот тогда уже появляется повод для разговора не о каком-то отдельно взятом таланте, а о целом феномене белорусской, например, культуры. Лично мне кажется, что культурная блокада Беларуси уже была прорвана – по крайней мере, в музыкальном плане, по крайней мере, в Россию  – несколько лет назад, когда Саша Богданов сделал выездной фестиваль «Можно», где сразу засветил несколько отличный белорусских коллективов. Честно говоря, я до сих пор горжусь, что поучаствовал в организации этого мероприятия.

Ну и в остальных сферах культуры, насколько я могу судить, у вас тоже очень неплохо и «копится капитал» – и если сейчас какой-то этот внутренний ресурс накапливается, то в какой-то момент он хорошенько рванет. Не ссыте.

Вы писали, что хотите начинать знакомить белорусскую аудиторию с Vice. Какие у вас вообще планы на эту территорию?

Русскоязычный Vice будет распространяться не только по крупным городам России, но и по городам Беларуси и Украины. Это позволяет наша лицензия, ну и вообще это логично. О конкретных шагах, наверное, лучше будет сообщать по мере работы. Как я уже говорил, мы делаем DIY-журнал, и у нас нет каких-то шапкозакидательных амбиций, чтобы распространяться сразу и везде; все постепенно. В любом случае, белорусы всегда смогут прочитать (или скачать в пдф) с нашего  сайта.

Пока же Беларусь нам безусловно интересна как территория поиска героев – в Беларуси, на мой взгляд, есть несколько совершенно ох..ительных фотографов, с музыкой все в порядке, с «маргиналами», как вы назвали наших героев, тоже, вроде бы, хорошо. Ну, это не говоря об очевидном социальном напряжении – которое, конечно, невозможно игнорировать, ну и мы не игнорируем.

Глеб, вы пару лет назад составляли топ-10 белорусских альбомов. Изменились ли пристрастия за это время? Вы что-то новое о белорусской сцене узнали?

В том топе, пожалуй, лучше всего обратить внимание на вступление – и я рад, что мои ожидания не обманули ни «Петля Пристрастия», ни «Портмоне», ни другие упомянутые коллективы. «Петлю» вот в июне видел живьем – отличный концертный коллектив, очень сильно выросли парни. Каких-то новых имен, появившихся с тех пор, увы, не назову – разве что отмечу, что мне симпатичен «Мох», проект участника «Солнцецветов», но их можно считать новичками. Есть ощущение, что после того всплеска активности независимой музыки, который катализировал Папа Бо, началась стагнация – впрочем, вполне допускаю, что какие-то интересные записи до меня не дошли. Но то, что попадало в уши – все какая-то унылая срань, даже называть не буду. Хотя, может, кого и забыл – тогда прошу извинить. Если честно, лично мне сейчас гораздо интереснее локальная украинская сцена: там за последние 2-3 года появилось несметное количество интересных пассажиров –  и музыкантов, и художников, и модельеров. Причем это совершенно не выглядит каким-то централизованным движением, большинство этих ребят живут далеко от Киева. В общем, культурный срез современной Украины мне очень инттересен – а Беларусь на сегодняшний день интересна совсем с иной стороны, ну вы понимаете. Кстати, вот удивительно – я правильно понимаю, что кроме группы Rockerjocker с «Саней» на тему Лукашенко никто и не пернул даже? Ну, в «художественном» смысле?

 

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Новый КУ – лучше старых двух

Медиа

Кроме того, что КУ стал больше и красивее, в нем теперь есть и клуб. Внутри – другие подробности о нововведениях и чудесах перезапуска.

Популярное