Человек в футляре. Как многодетного отца и его бизнес выживают из общежития

Деньги • Алиса Петрова
В общежитии БГУ №2 есть печатный центр. студенты любят и уважают его владельца Владимира Жихарева. и переживают из-за того того, что мужчину с его копировальной техникой «выживают» с улицы Октябрьская, 2. Алиса Петрова отправилась в печатный центр, чтобы выслушать мнение обеих сторон: бизнесмена и администрации БГУ.

В конце ноября в редакцию KYKY пришло письмо от студентки филфака БГУ:

«Пишу к Вам по поводу несправедливости по отношению к одному очень хорошему человеку. В общежитии №2 работает распечатка, где хозяин — мужчина лет пятидесяти, у которого маленький ребенок. Студенты его очень любят за его доброжелательность, умение к любому человеку найти подход. А от себя добавлю, что таких начитанных, мудрых людей в наше время не так легко найти. Человек потерял уже всякую надежду и веру справедливость. И всё из-за того, что вышестоящее начальство не взлюбило его, и его сейчас просто выживают с этого места».

Письмо зацепило нас, и мы отправились в общежитие — познакомиться с Владимиром Жихаревым и теми, кому он, по мнению стдентки, не понравился.

История Владимира Жихарева

Печатный центр Zix находится в небольшом помещении в здании общежития БГУ №2. Место выгодное: как для владельца Владимира Сергеевича Жихарева, так и для студентов, которых полно в этом районе. Когда я пришла в центр печати днём, клиентов не было, зато в комнате находились двое ребятишек. Это сыновья Владимира Сергеевича: пятилетний Теодар Рай и Генрих-Габриэль – ему год и десять месяцев. Всего у мужчины пятеро несовершеннолетних детей (старшему ребенку 12 лет) и двое взрослых – они живут в России. Владимир Сергеевич родился на Урале (в Перми), но корни у него белорусские. «На родину предков» мужчина вернулся три года назад.

«Честно говоря, мы с женой, Ольгой, ехали в Болгарию, хотели жить там. Но проезжали через Беларусь. Вышли в Гомеле, и я сказал, что хочу здесь остаться: душа аж запела внутри. «Я тоже» – услышал в ответ». Семья за $2000 купила дом на хуторе в деревне Кимия, в Борисовском районе. Позже пришлось перебраться на съёмное жильё в Острошицкий городок, хоть дом и остался. «Трое детей учатся в одной школе с сыном президента», – похвастался мне Владимир Сергеевич.

Владимир Сергеевич

Первое время супруги работали педагогами в Ганцевичской школе. Выходило 3 миллиона 200 тысяч рублей на шестерых (тогда младший сын ещё не родился). У Жихаревых был накоплен кое-какой капитал, и семья решила заняться бизнесом – стали учредителями печатного центра ООО «Зортэк». Купили оборудование, заключили трёхлетний договор аренды с общежитием №2. Он стал работать. «Жена опять родила – хотя у меня есть маленький внук. Я ей говорю: «Ты мои желания исполнила, а свои нет. Что бы ты хотела?» – «Я в детстве мечтала стать композитором». – «Так поступай в консерваторию. Поступишь – будем держаться, не поступишь – и ладно». А она взяла и поступила. Мне 58 лет, а она у меня молодая, ей 30», – с удовольствием рассказывает Владимир Сергеевич.

Им не нравится, что он со всеми здоровается и к тому же «русский». Как бизнесмена выживает администрация общежития

Небольшой бизнес Владимира Сергеевича стали прижимать с самого начала. По его словам, на второй день работы центра заместитель проректора по учебно-воспитательной работе и социальным вопросам (в то время директор Студгородка) Михаил Черепенников вызвал предыдущего владельца, Константина, и потребовал аннулировать сделку. Константин сказал: «Как я могу это сделать?» – и отказался. «Константин рассказал мне об этом, но я подумал: ничего страшного, будем работать. На следующий день Черепенников вызвал уже меня. Я собирался работать с девяти до пяти. Он же заявил:

– Нам необходимо, чтобы вы работали с 7:00 до 22:00.
– На каком основании?
– Константин так же работал, когда начинал.
– Я уже в возрасте, мало сплю, высыпаюсь довольно быстро – давайте буду работать с 5:00 до 23:00.
– Я сказал, с 7:00 до 22:00! По-другому никак! – оборвал он резко.
– Хорошо, как скажете, – согласился я на все претензии.

Дом Владимира Сергеевича находится в 75 километрах от Минска, после 22.00 на общественном транспорте туда не доехать. Поэтому он был вынужден ввести в ставку сторожа, чтобы легально оставаться в печатном центре ночью. «За эти три дня я хорошо познакомился с администрацией. Приходил к ним, приглашал к себе в центр печатать, открытки дарил, стал со всеми здороваться. А заведующая общежития, Таисия Николаевна, увидев это, сказала: «Мне не нравится, что вы третий день работаете, а уже со всеми познакомились и разговариваете – я не хочу, чтобы вы тут работали». Ладно, сказала просто, и больше ничего не было.

Через какое-то время мне вахтёр говорит: «Вы русский, не понимаете, наш менталитет». – «Да у нас вся родня белорусы, я вернулся на Родину своих предков». Но родители записали «русский», потому что я родился на Урале».

По словам Владимира Сергеевича, спокойно работать ему не дают. Если в общежитии происходит инцидент, в результате которого что-то пропадает – говорят, виноват. Причём, к предыдущим арендаторам претензий не было. «Мне не нравится, что работники определились, что я русский, и стали так относиться. В соседних ларьках работают китайцы, литовка и белорусы – к ним нет претензий никаких».

Прошлой зимой Владимир Сергеевич поставил в центре специальные газовые обогреватели для павильонов. «Мне тут же сказали, что я создаю пожароопасную обстановку, чуть ли не здание хочу взорвать. Так странно! Но я тут же убрал всё. Литовка и китайцы, увидев у меня обогреватели, использовали похожие. Хоть претензии были ко мне, они их убрали следом и посчитали, что я виноват в том, что их тоже заставили». Сейчас павильон отапливается кондиционером мощностью 1200 ватт, который разрешён госэнергонадзором, но потребляет много электричества.

У Владимира Сергеевича в России осталось общежитие. Когда заболел старшый сын, было принято решение увезти его на Урал для лечения. С сентября 2014 по январь 2015 Владимир Сергеевич оставался в России. «Возвращаюсь в Минск – центр опечатан. Но что делать – работать надо, в начале февраля я снова открылся. Я приехал совсем без денег, поэтому платежные поручения выплачивал с задержками. А тут звонок от юриста: прекращён договор аренды. Как? Константин, предыдущий владелец бизнеса, говорил, что моя аренда сроком на три года». По словам Владимира Сергеевича, с арендной комиссией состоялся диалог, суть которого была в том, что если он не выплатит долги, комиссия заставит покинуть помещение и подаст в суд.

Как прошел суд

Ещё до суда Владимир Сергеевич пошёл к ректору БГУ, Сергею Владимировичу Абламейко. Убедившись в том, что бизнесмен готов оплачивать аренду, ректор устно дал добро, за что Владимир Сергеевич ему благодарен. Зато Михаил Черепенников в очередной раз отказал в договоре. Мольбы Владимира Сергеевича о том, что у него пятеро детей, и деваться с ними некуда, остались неуслышанными. По словам Владимира Сергеевича, сейчас он готов на все условия – лишь бы просто продолжить спокойно работать. Тем не менее, суд состоялся. Диалоги на суде были примерно такими:

«Вы хотите продолжать работать? – спросили меня в суде. «Да» – «А они не хотят?» – «Нет». «Долги сейчас есть?» – «Нет, никаких». Оплата своевременно вносится?» – «Да». «Почему бы вам не продолжить отношения?» – «Потому что мы не хотим», – так сказала представитель БГУ. Я пришёл в арендную комиссию, но мне сказали: «Все решает Черепенников. Он против – мы не можем против него пойти».

Во время нашего разговора Владимир Сергеевич показывает мне удостоверение многодетной семьи. «Оно сыграло свою роль на суде: судья не выносил решение о выселении, а принял обе стороны. А я согласился на примирительное соглашение, потому что надеялся: мы с Михаилом Борисовичем договоримся. Но я просил о милосердии, а он ответил, что милосердие не подходит. Три дня назад он просто сказал: «Я не хочу на вас тратить время». По условиям примирительного соглашения 30 ноября к Владимиру Сергеевичу пришли представители администрации БГУ с просьбой покинуть помещение. Он отказался – составили акт. Остаётся два выхода: либо подадут в суд на принудительное выселение, либо заключат новый договор. «Они всё время били мне по карману, по самому больному месту, понимая, что у меня тяжёлое экономическое положение. Я выплатил все штрафы, претензии, судебные издержки», – говорит Владимир Сергеевич.

Печатный центр в общежитии – дело не очень доходное. По словам героя, после всех выплат выходит 3-4 миллиона белорусских рублей. Жена Владимира Сергеевича получает пособие по уходу за младшим ребенком и стипендию – тоже в сумме 4 миллиона. Две недели назад Владимир Сергеевич устроился на работу уборщиком в Острошицком клубе – официально. А неофициально он является руководителем театра, хочет сделать постановку и работает над сценарием. Пишет стихи, мудрые мотивирующие мысли. Например, о любви:

«Хочешь увидеть полёт птицы сверху –
Поднимись выше птицы.
Так и в любви – стань благодарным».

Листы со стихами висят и в печатном центре.

Как к Владимиру Сергеевичу относятся студенты

Мы стоим на улице. Владимир Сергеевич здоровается практически с каждым из ребят. «У меня лежит письмо, подписанное студентами – они поддерживали меня. Я с ними поделился, а они забеспокоились, спрашивали, почему выселяют – привыкли ко мне». К нам (точнее, к Владимиру Сергеевичу) подходит студент физфака и подтверждает его слова: «Много студентов приходят к нему – некоторые, я знаю, даже по поводу стихотворений – он пишет их по просьбе. У меня сейчас есть свой принтер, но я тоже иногда захожу просто так, поговорить. Знаете, что я скажу: хороших людей всегда выселяют, а плохих оставляют».

Комментарий Михаила Черепенникова

– У нас есть четыре претензии. Во-первых, систематическая неоплата аренды, коммунальных и эксплуатационных услуг. Человек ведет бизнес таким образом: платит, затем не платит, приходит претензия – заплатит. Потом говорит: «Не трогайте меня, у меня маленькие дети». Это понятно, но в первую очередь о маленьких детях думает отец, а потом – все остальные.

Во-вторых, периодически центр не работает.

В-третьих, помещение используется не по назначению. Оно должно лишь оказывать услуги, но превращается в жилое, там кто-то ночует.

В четверых, жалобы студентов: периодически он или его сотрудники оскорбляют их или не дают сдачу – они жаловались в комиссию по аренде.

Смысл продлевать такие отношения? Если мы дошли до того, что арендную плату через суд взыскиваем! Мы обратились туда по одной простой причине – у него за полгода был долг по всем платежам. Конечно, после суда он всё выплатил. Но до этого мы обращались с письмами, и он вообще никак не реагировал!

Владимир Жихарев на суде предложил примирительное соглашение и сказал, что самостоятельно 30 ноября выселится. Мы согласились. А он не выселился – мы будем вынуждены повторно обратиться в суд... С предыдущим учредителем у нас пять лет не было проблем и задолженностей. Но каждый раз Владимир Сергеевич приходил и говорил одно и то же: «Я согласен на любые условия». Это здорово, но мы не согласны, потому что независимо от того, платит он нам или нет, нас никто не освобождает от перечислений в налоговую и в республиканский бюджет – это университет делает за свои деньги, а потом уже взыскивает с него. У него не десятки миллионов арендная плата – помещение ведь небольшое.

KYKY: Прокомментируйте, пожалуйста, ситуацию, которую описал Владимир Сергеевич, мол, вы вызывали предыдущего учредителя и потребовали аннулировать сделку?

М.Ч.: Как я мог потребовать это сделать? Моё знакомство с ним началось с того, что он сказал: «Здравствуйте, я представляю новое юридическое лицо, буду у вас работать». – «Нет. Если вы представляете новое юридическое лицо, то сначала будет заявление в комиссию по аренде, рассмотрение вопроса и утверждение или неутверждение». – «Я перепутал: я новый учредитель, а не юрлицо». – «Раз учредитель, значит, работайте». То есть если меняется юрлицо, это оформляется только через новый договор и решение комиссии по аренде. Если сменился учредитель, мы на это никак не влияем – они сами решают эти вопросы.

KYKY: Он утверждает, что вы потребовали график работы с 7 до 22.

М.Ч.: Ему не говорили, какой режим работы должен быть. Нас устраивает любой его график– он работает, платит аренду, коммунальные и эксплуатационные услуги и сам себе назначает время работы. Он сам в заявлении на аренду написал такой график. Почему? Многие печатные центры в городе пытаются так работать. Студентам ведь когда это нужно? С самого утра и поздно вечером. Днём они на занятиях, в общежитии их нет – то есть он работает, скорее всего, в никуда. Магазины ведь тоже работают и до 23, и до часу ночи – это же не означает, что там кто-то ещё живёт.

KYKY: Когда я приходила, он был со всеми вежлив и всем улыбался, проходящие мимо студенты с ним здоровались.

М.Ч.: Сейчас да. Пригласив журналиста, несложно всем вокруг улыбаться.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Нет понятия «дом дышит». Есть понятие: «Деньги, которые вы платите, вылетают в трубу»

Деньги • Павел Свердлов
Пять лет назад директор строительной компании Алексей Тарнагурский загорелся идеей: построить здоровый бережливый дом, куда бы тепло приносило не только отопление, а прохладу — не кондиционер. Уже два года он вместе с семьёй живёт в таком «мультикомфортном» доме. О своём уникальном для Беларуси опыте Алексей рассказал слушателям TEDxNiamiha. С согласия спикера KYKY публикует это выступление.
Популярное