Кредитов на жилье больше нет

Деньги • Саша Романова
Со вчерашнего дня в Беларуси не осталось ни одного госбанка, который выдавал бы кредиты на покупку жилья и авто. Первыми еще в октябре сдались Белинвестбанк и Беларусбанк, потом прекратил прием документов на кредиты Белагропромбанк. Самым стойким был Паритетбанк, чьим основным акционером является Нацбанк. Он до 4 ноября предлагал кредит на жилье под 54% годовых на срок до 20 лет. Но и Паритетбанк не выдержал. Что это значит? Готовиться ли к краху экономки или, наоборот, радоваться грядущему удешевлению квартир? Редакция KYKY выясняла это у Олега Андреева, управляющего директора инвестиционной компании EnterInvest.

Со вчерашнего дня в Беларуси не осталось ни одного госбанка, который выдавал бы кредиты на покупку жилья, автокредиты и рефинансирование.  Первыми еще в октябре сдались Белинвестбанк и Беларусбанк, потом прекратил прием документов на кредиты Белагропромбанк. Самым стойким был Паритетбанк, чьим основным акционером является Нацбанк. Он до 4 ноября предлагал кредит на жилье под 54% годовых на срок до 20 лет. Но и Паритетбанк не выдержал. Что это значит? Готовиться ли к краху экономки или, наоборот, радоваться грядущему удешевлению квартир? Редакция KYKY выясняла это у Олега Андреева, управляющего директора инвестиционной компании EnterInvest

Олег АндреевОлег Андреев: Все банки постепенно сокращали потребительское кредитование уже давно в связи с ограничениями, навязанными Национальным банком. Такая же участь постигла и финансирование госпрограмм по кредитованию «локомотива» экономики – строительству жилья. Национальный банк пошел на эту меру в связи с требованиями внешних кредиторов: Международного валютного фонда, Евразийского банка и других организаций, которые попросили существенно притормозить рост активов банковской системы. Соответственно, Нацбанк потребовал в письменном виде у госбанков (поскольку он является крупнейшим акционером) и в устной форме у частных банков ограничить прирост кредитного портфеля одним процентом в месяц.

KYKY: А зачем это было делать?

О. А.: Чтобы искусственно не разгонять экономику и сократить денежную массу, которая автоматически попадала бы на валютный рынок. Валютное кредитование, например, жилья или автомобиля у нас давно было запрещено. Оно оставалось в белорусских рублях. Но получалось так, что народ, хватая кредиты в белорусских рублях, тут же бежал на биржу конвертировать их в доллары. Он даже не смотрел на то, что ставка уже за 60% зашкаливает. Это ведет к существенным рискам всей системы. Поэтому и вышло постановление ограничить кредитование. А банки, выбирая приоритет между кредитованием населения и кредитованием бизнеса, отдают приоритет все-таки бизнесу. Запрет на увеличение кредитного портфеля более, чем на один процент в месяц распространяется ведь на весь портфель банков.

KYKY: Чем это все грозит? Ходят слухи, что в Минске жилье дешевеет. Может ли молодежь начинать радоваться?

О. А.: Жилье от этого вряд ли подешевеет существенно. С одной стороны, конечно, чем меньше будут кредитовать, тем меньше будет спрос. Но речь ведь идет и о строительстве жилья. Оно тоже теперь ограничено.

Чем меньше будут стоить, тем меньше жилья будет в принципе, тем меньше оно будет появляться на столичном рынке в виде арендного жилья. Вообще эта ситуация уже отразилась на рынке: цены вроде стабилизировались. Но в долгосрочной перспективе это может вызвать дефицит. Не будет ресурса, за счет которого можно будет профинансировать строительство нового жилья физических лиц.

KYKY: А почему отменили автокредитование?

О. А.: Это также, в первую очередь, связано с ограничениями, введенными НБРБ. Однако, существенный фактор – это осознание ответственности потребителей кредита. Одно дело, когда люди брали кредиты в валюте под 10-15%, это было еще как-то посильно. Но когда физическое лицо берет автомобиль в кредит под 60-70%, то какой нужно иметь доход, чтобы эти деньги выплачивать? Я объясню на примере. Ты берешь кредит в белорусских рублях на хорошую машину в эквиваленте 50 тысяч долларов. Сегодня со ставкой в 60% ты должен в год выплачивать около $30 тысяч только процентов! А ведь еще есть и основное тело кредита. Предположим, что кредит берется на три года, и если твоя машина стоит $50 тысяч, а ты за три года выплачиваешь только процентов почти на $60 тысяч, а еще и $50 тысяч погашаешь. То есть машина, которая стоит $50 тысяч, обходится тебе в $110 тысяч. Часто граждане не отдают себе отчет в невозможности обслуживать такой долг.

Редакция KYKY: То есть это была пагубная практика, и в принципе, ее прикрутили?

О. А.: Да. С одной стороны, ограничивается прирост рублевой массы. Эта масса не выплескивается на рынок и не создает дополнительное давление на валютный рынок. С другой стороны, народ просто не понимает до конца последствий. Брать кредиты под 50-70% - это в итоге разорительно для самого себя. Он потом становится неплатежеспособным, а страдает банк.

hat KYKY: Укрепится ли белорусский рубль с отменой кредитов в белорусских рублях на жилье?

О. А.: Рубль не укрепится, потому что, кроме этого фактора, на курс влияет еще масса других. По крайней мере, это ослабит давление на валютный рынок и поможет сделать девальвацию более плавной и управляемой. Основная проблема заключается в том, что под видом потребительских кредитов, люди, по сути, брали кредиты на покупку валюты. Начала повторяться ситуация 2011 года, когда все поголовно хватали кредиты по любым ставкам в надежде, что они обесценятся потом, когда произойдет девальвация. Многие так построили себе квартиры. Брали кредит на 150 млн. рублей еще по курсу около 3000 BYR/USD. Это было 50 тысяч долларов. В принципе, нормальную однокомнатную квартиру можно было себе построить. После трехкратной девальвации, эти $50 тысяч превратились в $15 тысяч.

KYKY: То есть госбанки при помощи Нацбанка по сути обломали малину потенциальным хозяевам новых квартир, а краха никакого нет?

О. А.: Краха точно нет. К этому все шло. В целом, конечно, это не самые лучшие инструменты. Однако понимая логику тех, кто руководит нашей банковской системой, и то, в какие рамки они сами поставлены, иных рычагов воздействия на ситуацию ожидать было сложно.

 

 

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

PRADA любит нас! Часть первая

Деньги • Ольга Попова

Когда белоруску из Бреста фотографирует Стивен Майзал для кампейна PRADA, директор международного департамента Nagorny Models чувствует гордость за страну. Ольга Попова находит новые лица в метро. Она описала редакции KYKY механизм, по которому девушка из белорусского города или деревни попадает на подиум.

Популярное