Умница коворкинг. Берлинский эксперт рассматривает минские пространства

Деньги • Саша Романова
«Большинство владельцев вынуждены сдавать свои коворкинги для проведения вечеринок в ночное время, чтобы получить дополнительный доход. Им не достаточно того, что они зарабатывают, сдавая в аренду столы». Берлинский исследователь коворкингов Жанет Меркель изучила фотографии трех минских коворкингов и рассказала, чем минские креативные пространства напоминают ей немецкие.

KYKY: Жанет, чем отличаются коворкинги в разных странах?

Жанет: На самом деле, различия скорее имеют отношение к культуре бизнеса в отдельно взятой стране. В Нью-Йорке всегда рабочие места в открытом офисе поделены на кабинки, так что каждый может закрыть за собой дверь — американцы помешаны на идее личного пространства. Но я не видела этого в Лондоне, к примеру. А в Берлине все выглядит в стиле «сделай сам», немного как в Минске …

KYKY: Что значит в стиле «сделай сам»?

Жанет: Не самая дорогая мебель, все просто и дешево, в большинстве случаев используются столы из IKEA. Чувствуется, что все сделано людьми, которые сами являются фрилансерами. Они хотели создать рабочее место для себя и других, но у них не было большого количества денег, поэтому они не нанимали дорогого архитектора и выбирали мебель подешевле. Это не выглядит как офис Facebook или Google.

В лондонском офисе Google

KYKY: Сколько люди платят в Лондоне и Берлине, чтобы прийти работать в коворкинге?

Жанет: Берлин стал дороже. Думаю, на постоянной основе, если вы ходите в офис каждый день в течение месяца, вам это обойдется в сумму от 150 до 300 евро. В Лондоне, конечно, можно найти места и за 200, и за 600 фунтов, в зависимости от того, как выглядит пространство и какие услуги предлагает. И то же самое в Нью-Йорке. Место в большом коворкинге «Генеральная Ассамблея», думаю, стоит 300 долларов, правда, за эти деньги вы сможете сидеть за столом в зоне выхода. У них есть длинный стол на 40 человек — вы можете забронировать себе конкретный стул. Но если вы хотите подняться в другую зону на лучшее место, вы должны платить больше. Причем, есть лист ожидания, и места получше полностью расписаны, все забронировано. Что интересно: места на картинках из Минска, которые вы мне отправили, выглядят очень стерильно. Они совершенно не дают намеков на то, что это co-working, то есть совместная работа.

KYKY: Что значит намеки на совместную работу? Почему стерильно?

Коворкинг «Генеральная Ассамблея», Нью-Йорк


Жанет: Обычно в таких пространствах у нас повсюду стоят большие доски, исписанные каракулями рабочих групп, повсюду плакаты и стикеры. Люди на досках оставляют объявления, кого ищут: «Привет, мне нужен программист. Есть такие поблизости?» Но я предполагаю, ваши коворкинги просто очень новые, да? В идеале каждое пространство должно иметь социальную зону с диваном, где люди могут неформально общаться. Кажется, у вас в Imaguru я видела маленькие диваны со столиками в центре, и было место, где люди сидели вместе за одним столом — так, чтобы у вас был свой стул, но не было отдельного собственного стола. И я нигде у вас не видела кухни, которая не менее важна для совместной работы.

KYKY: А зачем она нужна?

Жанет: Это место, где вы встречаетесь в офисе, где происходят неформальные переговоры, где вы можете сделать себе кофе. Приготовление и принятие пищи — самые базовые занятия, которые лучше всего сближают людей. А какие люди у вас собираются в коворкингах? Потому что кажется, эти пространства для стартапов, для интернет-компаний, не так ли?

Коворкинг TECH, Минск, фото: citydog.by

KYKY: Коворкинг TECH расположен на территории белорусского завода, я думаю, там много как IT-специалистов, так и маркетологов, которые занимаются продажами. Во втором, Балках, сидим мы с редакцией, и последний Imaguru, специализируется на семинарах, форумах и конференциях. Во время семинаров там много шума и людей. Шум — это нормальная ситуация для работы?

Жанет: Да, каждое подобное пространство имеет неудобства из-за чрезмерной социальной активности. Но это одна из стратегий. Люди, работающие в этом пространстве, должны общаться. Раньше организация рабочих мест иллюстрировала вертикальную структуру: сначала у человека появлялся свой стол, потом — маленький кабинет, затем — побольше. Коворкинги же отражают новые тенденции: они больше говорят о построении сообщества фрилансеров, о совместной работе или сотрудничестве. В коворкингах даже углы столов делают обтекаемыми, чтобы можно было облокотиться на стол соседа и посмотреть на его монитор. Вот почему так важно, чтобы люди, которые управляют этими местами, понимали, что они делают. Нужно придумывать события, на которые можно привлечь людей извне. Можно делать возможность оставаться на ночь, арендовать спальное место, потому что в большинстве своем форумы организуются вечером и ночью, а не в течение дня.

KYKY: Люди каких профессий идут работать в коворкинги в Германии, Англии и США? Это дизайнеры или IT-специалисты, как у нас?

Коворкинг TECH, Минск, фото: citydog.by

Жанет: Изначально это были фрилансеры в сфере IT или digital — люди, которым для работы нужен только ноутбук. Но сегодня вы найдете там много журналистов, социальных работников, дизайнеров, инженеров и даже медицинских работников. Все чаще можно увидеть пожилых людей: каждый шестой человек, использующий коворкинг, старше 50 лет. Но конечно, понятия коворкинга и стартапа очень смешаны. В Берлине много пространств сосредоточены на стартаперах. То же самое я могу видеть в Нью-Йорке. Но есть и много примеров, когда компании арендуют места в коворкингах для своих сотрудников. Это происходит по разным причинам, порой владельцы бизнеса говорят, что работникам нужно больше вдохновения или новая среда. Другим просто любопытно. А третьи делают это потому, что за офис нужно платить слишком высокую арендную плату. Но 24% пользователей коворкингов — это наемные работники компаний.

KYKY: Часто ли европейские дизайнеры делают дизайн коворкингов? Можно ли это назвать своего рода модой?

Жанет: Предполагаю, что есть дизайнеры, которые специализируются на этом. Но я бы не стала называть это модой. Дизайнеры получают заказ от конкретной компании и пытаются создать такую же атмосферу, как в других подобных пространствах: если вы посмотрите на штаб-квартиры Google или Facebook, то они тоже очень похожи на коворкинги. Даже в старых давно сложившихся компаниях хотят попробовать вот эту открытую планировку офисного этажа, взломав отделы и департаменты так, чтобы все люди могли видеть друг друга и было больше случайных встреч. Подобная планировка, думаю, то, на чем дизайнеры интерьеров сегодня зарабатывают.

KYKY: А сколько коворкингов в Берлине? Сто, двести, тысяча?

Коворкинг The Hub, Лондон

Жанет: Последнее исследование показало, что в мире всего 2600 мест, и все появились в период между 2004 и 2010 годом. Причем, это не просто европейский феномен. Коворкингов много в Америке, Африке, Азии, Австралии — это глобальное явление, имеющее отношение к городскому феномену. Хотя в последнее время коворкинги открываются в совсем маленьких городах и деревнях Германии. И я читала про американские церкви в сельских районах, которые открывают свое пространство для фрилансеров, и у тех есть один день в неделю, когда они могут совместно работать, а не сидеть дома в одиночестве. Система отлично работает, и уже появляются крупные сети, такие, как The Hub в Лондоне. Я думаю, что у них уже 80 пространств по всему миру. Вы знаете The Hub? У них в Лондоне теплица используется как комната для переговоров, и у самой сети есть конкретный фокус для людей, которые занимаются социально значимым бизнесом, мне это нравится.

KYKY: А первым ведь был Бред Ньюберг, молодой программист, который в 2005-м открыл коворкинг?

Жанет: Первое пространство в Нью-Йорке было открыто еще в 1999 году, но это своего рода медиалегенда. Часто в газетных статьях упоминается этот коворкинг в Сан-Франциско, который открыл Бред Ньюберг в 2005 году. Я не совсем уверена, что он хотел создать новый вид рабочего пространства для фрилансеров. Но потом важную роль сыграл экономический кризис 2008 и 2009 годов, когда многие из фрилансеров не могли себе позволить собственные офисы. Им пришлось свернуть свои расходы и издержки, и в этот момент идея коворкингов действительно стала популярной, их число выросло. Вообще, модель коворкинга связана с «sharing economy». Да и большим компаниям удобно работать с фрилансерами, потому что они снижают свои затраты по всем пунктам.

KYKY: Важно ли для коворкинга то, как он называется? Например, у нас есть «Балки», TECH…

Жанет: Это часть истории, которую вы о себе рассказываете. На самом деле, в мире столько необычных названий. В Берлине есть пространство Beta House. Они говорят о себе: «Мы работаем в перманентном состоянии бета-программирования, то есть выпускаем программы не в финальной, а в бета-версии, и продукт все еще нуждается в доработке». Вот с этой «бетой» они начали себя ассоциировать. Но есть и другие места, например, Agora в Берлине: место, как в древнегреческой республике, где могут собраться вместе художники, дизайнеры и программисты. Довольно интересное сочетание.

KYKY: Кем обычно являются владельцы коворкингов?

Коворкинг «Балки», Минск, фото: citydog.by


Жанет: Как я уже сказала, это фрилансеры, которые в США составляют 1/3 всей рабочей силы, и даже в Германии их число выросло за десять лет на 40%. Молодые предприниматели создали рабочую атмосферу для себя и хотят быть окруженными единомышленниками. Им самим нравится гибкость, с которой любой человек может арендовать стол каждый день, а вам не нужно платить за месяц или неделю. Вы можете пойти в коворкинг, когда вам нужно или когда у вас есть деньги. Это намного лучше, чем фриланс раньше.

Десять лет назад внештатные работники шли в Старбакс, это была очень распространенная практика — работать в кофейне. Но это шумная атмосфера, не по-настоящему рабочая, плюс вы отдавали слишком много денег за кофе.

Можно, конечно, остаться дома. Но тогда грань между работой и домом размывается, и вы занимаетесь любыми домашними делами вместо того, чтобы работать, не так ли? Я встречала много людей, которые говорят, что им на самом деле нравится ходить в офис, и даже если они не заняты на постоянной работе, это сильно помогает им определить границу между работой и личной жизнью. Коворкинг влияет на креативность. 75% пользователей говорят о подъеме продуктивности.

KYKY: Какой коворкинг из трех минских на фото вам нравится больше?

Коворкинг Imaguru, Минск


Жанет: Второй и последний тоже ничего. В TECH два этажа, вы можете смотреть на людей снизу, видеть, что они делают, это выглядит прекрасно. А в «Балках» все выглядит как арт-пространство, где художники могут делиться студией друг с другом.

KYKY: Это хороший бизнес для людей в Германии — открывать коворкинги, или это просто дружеская заморочка, а не большой бизнес вообще?

Коворкинг Imaguru, Минск

Жанет: Большинство владельцев вынуждены сдавать в аренду свои коворкинги для проведения вечеринок в ночное время, чтобы получить дополнительный доход. Им не достаточно того, что они зарабатывают, сдавая в аренду столы. Но это зависит от контекста: думаю, в Лондоне, где можно брать больше денег за вход, такой проблемы нет. Да и то, что я видела в Нью-Йорке, выглядело как дикая бизнес-модель. В Берлине в течение длительного времени коворкинги были очень дешевы: иметь свой собственный офис было намного дороже. Думаю, вы должны найти баланс между размером коворкинга и тем количеством людей, которое можете в нем разместить, потому что вы всегда будете иметь пустующие столы. В большинстве коворкингов продается кофе, за счет которого владельцы получают больше доходов. И все же, имея кофемашину, сдавая в аренду залы для вечеринок или мастерских в выходные дни (это наиболее популярные стратегии заработка), многие в Берлине жалуются, что это не очень хороший бизнес с точки зрения прибыли. Вам нужно ухаживать за этим пространством, платить аренду за помещение и зарплату людям, которые там работают — все не так просто.

KYKY: Какой ваш любимый коворкинг? Может, у вас несколько любимых по всему миру?

Кофоркинг The Cube, Лондон

Жанет: В Лондоне есть очень милый коворкинг The Cube. Я была там несколько лет назад. Его владелицей была женщина, которая двадцать лет занималась театром, а потом решила открыть общественное пространство. Это был коворкинг в доме с несколькими этажами, но она подняла потолок, и к зонам со столами нужно спускаться и подниматься по лестницам. Таким образом, вам видно людей с разных уровней, и само пространство очень прозрачно. Она думала и о цвете стен. Доминирующий цвет белый, конечно. Но также там есть и желтый, по ее словам, желтый добавляют «дофамина» мозгу, делает вас более счастливыми и организованными. Кроме того, у нее там стоят прекрасные большие столы из дерева, и сама атмосфера очень классная. Еще мне нравится Beta House в Берлине, потому что он самый большой, и в нем одновременно могут находиться 250 человек. Когда вы приходите туда, вы видите постоянное движение, всегда очень много людей. И мне нравится один коворкинг в Нью-Йорке, несмотря на то, что большинство из них слишком отполированы, на мой вкус. Это как работать в компании Microsoft, где вас сводит с ума мебель, столы и прочее.

KYKY: А на что похожи коворкинги в Китае и Японии? Вы их видели?

Коворкинг «Pixiv», Токио

Жанет: Нет, только на картинках. Но я догадываюсь, что они похожи, потому что вся мировая волна коворкингов и людей, которые проектируют подобные пространства, думают одинаково. У них есть собственные веб-сайты, где они показывают друг другу дизайн своих коворкингов, пытаясь привнести туда одни и те же элементы. Если вы хотите, чтобы люди работали вместе, вам нужен план открытой планировки этажа, то есть, не закрытые кабинеты. Кроме того, в коворкингах есть библиотеки, крафтовые лаборатории, мастерские по работе с металлом и деревом (в Нью-Йорке люди в коворкингах занимаются ручным трудом, приходят делать мебель). Некоторые коворкинги даже имеют спокойные уголки — было очень забавно наблюдать такое в Нью-Йорке, где вы могли бы просто пойти вздремнуть во второй половине дня.

KYKY: Поспать? А как насчет алкоголя? Могут люди выпить пива на рабочем месте или это не принято?

Жанет: Они очень часто это делают! Но если культурные традиции очень строгие, это может быть проблемой. В коворкингах есть холодильники в кухнях и ящики для хранения вещей в общих залах. Вы можете принести свою еду или напитки, положить их там и съесть или выпить, когда захотите. Я никогда не видела ограничения для алкоголя, если честно.

KYKY: Насколько я поняла, есть формула коворкинга с кухней, диваном, общим пространством для всех, и она работает по всему миру?

Кофоркинг «Japanese Coworking Space», Киото

Жанет: Не уверена, что мы можем назвать это формулой. Они пытаются балансировать: с одной стороны, хотят обеспечить хорошие условия труда, потому что если бы в коворкингах было невозможно работать, туда никто бы не пришел. С другой стороны, они хотят, чтобы люди знакомились, то есть коворкинги должны обеспечивать социальную функцию. Это могут быть кухни, диваны в общей зоне, бесплатные семинары и вечеринки. Существует «Манифест коворкингов» об идеях создания совместно работающих пространств.

Создатели коворкингов общаются по всему миру, именно поэтому, думаю, пространства в Берлине или Минске, Китае или Японии выглядят почти так же, как в Нью-Йорке или Лондоне.
Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Купи меня, если сможешь

Деньги • Николай Янкойть

Семь лет назад двое минских парней продавали шашки и рисованных девушек — а сегодня продали свой бизнес американскому IT-монстру за примерную сумму в $100 млн, по оценкам экспертов. KYKY изучил историю компании Apalon — белорусскую версию великой американской мечты.

Популярное