Один день с группой «Есть Есть Есть» в Минске

Музыка
«Есть Есть Есть» приезжали в Минск. Мы встретили их перед выступлением и поговорили о сложноподчиненных галлюциногенных текстах и сале.

В песнях группы скрепляются драм-машина, труба, гитары и сюрреалистические тексты производства Михаила Феничева. Песни напоминают вложенные в несколько минут новеллы или сценарии короткометражных фильмов, где есть место любой реальности, которая иногда превращается в фантаcмагорию.

           

Об интервью: 

Максим Поляков (гитара, труба): «Недавно мы были в Екатеринбурге. У нас брали двухчасовое интервью, мы успели поговорить обо всем: политике, Болотной, о том, чем увлекаемся, а чем – нет. Приходит текст интервью – чистый конспект лекции, полторы страницы, 2000 знаков. «Они творческие ребята, очень талантливые, у них неожиданные взгляды на жизнь, они такие классные», при этом все сделано в духе пересказа своими словами, и – дословная цитата – «В принципе они за оппозицию».

«Есть Есть Есть» есть: 

Федор Погорелов (гитара): «Что ты отвечаешь? Что же ты несешь, Михаил»?

Михаил Феничев (вокал, автор текстов): «С 2НСompany на какой-то период мы решили отдохнуть и заморозить выступления. Этот период как-то затянулся. Так складывалось по обоюдному решению ребят и меня. С Лешей, Максимом и Федей мы дружим достаточно давно, ходим в одни и те же места, у нас куча общих знакомых. И вот во время какой-то из пьянок Леша предложил создать музыкальную группу, а я с удовольствием согласился. Получается, Леша Помигалов собрал нас всех, был автором идеи. Потом пришел Максим, затем Федя. Так появилась группа «Есть Есть Есть». По текстам мало что изменилось, но по музыке это отличный от 2HCompany проект».

Название:

Максим: «Мы долго придумывали название, было огромное множество вариантов. Одним из первых было «Ахматов». Рассматривали также «Аптека Пеля» (прим.ред. знаменитая аптека на Васильевском острове), нам оно очень нравилось. Было много образов. Одним из критериев выступало то, что название должно хорошо гуглиться. «Есть Есть Есть» – простое название, которое красиво звучит. Глагол «есть» – это и быть, и питаться. Еще у Бродского есть стихотворение «Два часа в резервуаре», там такие строчки: «Искусство есть искусство есть искусство». Это красивое объяснение названию нашей группы, которое предполагает большое пространство для интерпретаций».

Федор: «Нас уже предупредили, что в Беларуси год бережливости. Наверное, именно поэтому в гримерке выключили две лампочки из трех».

Тексты:

Михаил: «Я еще не дорос, к сожалению, до того, чтобы воздействовать на сознание людей с помощью слова, но свои любимые шаблоны построения предложений, неологизмов, конечно, имеются. Но это не связано с языком, больше я отталкиваюсь от внутренней ритмики. К сожалению, мои тексты именно поток сознания – я не умею остановить себя. В последнее время я жалуюсь всем: и ребятам, и журналистам – что тексты выходят слишком тяжеловесные. Я не умею отсекать лишнее, меня просто несет. Недавно мне нужно было прослушать второй альбом 2HCompany. Я думал, что лягу в кровать, как я обычно люблю это делать, надену наушники и все вспомню. До этого старые песни я не слушал года два. Я начал слушать и поймал себя на мысли, что не понимаю, о чем там говорится. В моих же текстах. Это бред сумасшедшего и поток сознания. Особенно песня «Сорокин trip».

Сюжеты и линии:

Михаил: «Мои друзья смеются. Говорят, мол, пойдет Миша в поход, увидит там что-то и новую песню сразу напишет. И вправду, все влияет на меня, и хотелось бы отражать это в текстах. Оно и отражается, но криво. Тут я сразу вспоминаю карикатуру: «Михаил Феничев. Осторожно. Неправильный смысл».

Несомненно, есть социальный аспект. Он четко прослеживается во втором альбоме. Так случилось, что в последнее время в России происходит очень неприятная ситуация, это задевает.

Люди пишут и музыку, и тексты, потому что они не могут этого не делать. Например, мне нужно об этом говорить. В какой-то момент я считал, что все, у кого есть доступ к сцене и микрофону, должны кричать о многом, убеждать всех в неправильности действий правительства и так далее. Но это очень скользкая тема. Опасно заявлять, что я своими текстами хотел бы повлиять на умы масс – не хочу брать на себя такую ответственность.

Иногда в песню перерастает, например, долгий телефонный разговор. Или спор с другом. Конечно, хотелось бы, чтобы с помощью песен можно было найти ответы на вопросы, которых пока нет». 

           

                                         Федор попросил сделать фотографию для своего папы.

Целевая аудитория:

Федор: «Тем временем Google-календарь напоминает мне, что у нас концерт в Минске».

Михаил: «Я не задумываюсь о том, для кого мы делаем нашу музыку. Да, когда песня попадает в людей, они начинают интерпретировать сюжет по-своему. Это довольно интересный процесс».

Максим: «Почему-то так сложилось, что наша музыка нравится людям со странными никами ВКонтакте, вроде какой-нибудь «Туманной Паранойи» или «Линейного сознания». Мы же хотим делать радостную, информативную музыку, под которую можно танцевать. На концертах хочется видеть больше девушек.

Есть еще приятный момент: когда на концертах происходит конвергенция с толпой. Так было, например, в Екатеринбурге. Создалось полное ощущение, что люди знают тексты наизусть. Или бывали моменты: на концертах в первых рядах сидели люди и повторяли с Мишей синхронно тексты. А это огромные блоки сложноподчиненных предложений, листов 50 формата A4».

Общество:

Михаил: «Мне кажется, что в России много проблем потому, что страной, очень многим в ней, управляют люди, воспитанные по советским образцам. Они еще живут в той действительности. Смена поколений происходит болезненно, но происходит».

Русская музыка:

Михаил: «Мне очень нравится то, что делает «Кровосток». Еще очень хороший проект – «Пёс и группа». Советую».

Беларусь:

Михаил: «Мне очень нравится в Беларуси. Например, Гродно – очень красивый город. В Минске очень чисто и очень пусто. Первое, что бросается в глаза, практически нет людей на улицах. Ощущение стерильного пространства. Но находиться тут очень приятно.

В Беларуси, на мой взгляд, уникальная музыкальная сцена. Поразительно, что на такой небольшой по сравнению с Россией территории делается столько крутой музыки. Из того, что сразу приходит на ум – «Кассиопея», «Port Mone».

Алексей Помигалов (бит): «Я уже говорил на видео, что от гастролей в Минск я жду сала».

Будущее:

Максим: «Клипов у нас пока нет, потому что мы просто не умеем заниматься постпродакшн. Наш один друг снимал нам клип – вывозил за город, у него были в голове какие-то сцены, но кадров мы пока так и не увидели.

У нас всех есть работа. Например, Федя – главный редактор клубного издания ФК «Зенит», Леша – менеджер музея ФК «Зенит», Миша – арт-директор клуба «Питер О.Г.И», я – бизнес-консультант. Мы не строим долгосрочных планов, не ездим далеко на гастроли, просто занимаемся музыкой, которая нам нравится. Сейчас, например, немного переделываем звучание первого альбома».       

«Нас воспитал Дарт Вейдер, он подарил нам много планет. И поэтому мы обязательно найдем ответ: Что все это значит? Кто мы такие и откуда вся прыть? Как решается задача? И почему нас не может отпустить?»


«Какая нынче прекрасная осень, что даже не тянет жрать кислоты. Все компы внутри меня счастливыми сгорели при постройке гиперболы её красоты».

Выступление – точно сконструированный перфоманс, когда каждая песня во всем своем многообразии неологизмов и сложноподчиненных предложений вместе с видеорядом и энергией музыкантов транслируется прямиком во внутренний эфир. В эпоху твиттеризации сознания у сложноподчиненных сюжетов и сложносочиненных героев «Есть Есть Есть» находятся фанаты и адепты. Пока Сатана в отпуске, но все только впереди.

Сайт «Есть Есть Есть»

«Есть Есть Есть» в Facebook

Фотографии: Игорь Царуков 

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Fitzzgerald презентует в КУ свой диск «Documentary Premonition»

Музыка

Fitzzgerald — сольный музыкальный проект барабанщика минской группы Barbados Андрея Омельяновича.

Популярное